Главная > Продукты > «Политический компас» - Серия аналитических докладов > Прогноз развития ситуации после выборов 2008 г.

Прогноз развития ситуации после выборов 2008 г.

Фрагмент доклада «Российские выборы 2008 г. и геополитический разлом: «партия Запада» против «партии Востока» (2005 г.)

 

… в ходе борьбы за свой вариант реализации проекта «наследник-2008» ведущие группировки российской элиты с неизбежностью будут пытаться использовать внешнеполитический ресурс. В свою очередь, ориентация на одного из ведущих международных акторов – лидера «коллективного Запада» – США, или ведущую страну «Востока» – Китай, найдет отражение во внутриполитической и экономической стратегии пришедшей к власти группировки российской элиты. Исходя из сложившегося к настоящему времени раскладу сил в российской элите, можно прогнозировать три основных варианта будущего страны.

Россия – часть «восточного блока»

Несмотря на определенную консолидацию российской элиты вокруг фигуры Владимира Путина, который, соответственно, постарается выдвинуть на пост президента политика, который предпочтет проводить сходную с путинской «срединную» линию как по внутриполитическим, так и внешнеполитическим вопросам, существует возможность прихода к власти представителя «силовой» НПГ. Это возможно, например, в случае обострения экономической ситуации, связанной с резким падением мировых цен на энергоресурсы или, наоборот – с глобальными экономическими потрясениями, вызванными катастрофически быстрым ростом цен на них. Возможно это и в случае роста политической нестабильности в стране в годы «выборного цикла» (2007-2008), в особенности, если эта нестабильность будет провоцироваться и поддерживаться Западом.

Разумеется, что в первое время, после закрепления у власти «силовиков» они постараются «балансировать» во внешнеполитических, и в особенности – во внешнеэкономических, предпочтениях между Западом и Востоком, с тем, чтобы получить максимум преференций для возврата России статуса великой державы, реализуя стратегию ускоренного мобилизационного развития при возрастающей роли государства. В частности, концентрация ресурсов может помочь им решить проблему быстрой доразведки и ввода в эксплуатацию нефтегазовых месторождений Восточной Сибири, с тем, чтобы обеспечить экспорт достаточного количества энергоносителей как в порты Дальнего Востока с возможностью экспорта во все страны АТР, так и в Китай. Захватив ведущие позиции во всех крупнейших российских корпорациях, они постараются более жестко проводить стратегию «младшего партнерства» в отношении иностранных компаний, расширяя в интересах сохранения баланса долю «восточных» инофирм в совместных проектах.

Однако подобная политика не может удовлетворить Запад, который поймет, что наряду с ростом его зависимости от российских энергоносителей у России всегда будет сохраняться альтернатива их экспорта на Восток. Кроме того, такой экспорт будет перечеркивать планы Запада на торможение развития их основных восточных конкурентов – Китая и Индии - в результате непомерно высокой цены энергоресурсов для их экономик.

Только одно это может стать основанием для роста напряженности в отношениях России с Западом. Кроме того, попытки восстановления статуса великой державы с неизбежностью приведут к росту противостояния с Западом на постсоветском пространстве и в ряде других районах мира. Обострение противоречий с Западом будет происходить и в связи с тем, что он начнет подвергать жесткой критике внутреннюю политику «силовиков» за «недемократичность», поскольку мобилизационная модель развития с неизбежностью будет связана с усилением авторитарных тенденций. Подобные столкновения интересов могут привести к уменьшению экономического сотрудничества, в том числе и в энергетической сфере, т.к. Западня сторона будет опасаться слишком большой энергозависимости от России. В то же время, дефицит энергоресурсов не позволит ей обходиться без их импорта из России, что может стать основой поддержания торгово-экономических отношениях в условиях «второго издания» «холодной войны».

Однако, в отличие от «холодной войны» второй половины ХХ века, основным соперником Запада будет уже не Россия, а как минимум коалиция из трех ведущих стран восточного блока, в составе России, Индии и Китая - при нарастающем лидерстве последнего. И сама «холодная война» ХХI века будет отличаться от своей «предшественницы» – в условиях глобализации экономики вряд ли возможно формирование замкнутых экономически противостоящих друг другу Запада и Востока. Поскольку основное поле соперничества будет экономическим, а роль энергоресурсов в условиях их нарастающего дефицита будет весьма велика, то и контроль над ними будет чрезвычайно важен.

В этой связи не исключены попытки «восточных союзников» России увеличить свои доли в российских энергокомпаниях, чему «силовики» будут сопротивляться. Тем не менее, острое соперничество в условиях «холодной войны» будет способствовать увеличению доли восточных компаний в российских энергетических проектах как за счет частичного перераспределения в их пользу долей западных фирм, так и за счет возрастающего участия в развитии новых проектов.

В условиях союзнических отношений в «восточном блоке» при усилении экономического влияния дружественных России Китая и Индии и нарастающем дефиците трудовых ресурсов в стране, неизбежно увеличение доли трудовых миграций из двух последних государств и других возможных «восточных» союзников в Россию. При этом возможности российской власти сохранять контроль над территорий и населением страны будут зависеть от того, насколько она сможет проводить такую социально-экономическую политику, которая будет способствовать сохранению за российскими гражданами позиций в верхних социальных группах за счет интенсивной политики развития высоких технологий. Более того, без успеха в такой политике невозможно и сохранение за Россией достойного места в «восточном блоке» в качестве центра инноваций, а не превращения ее из сырьевого придатка Запада в сырьевой придаток Востока.

Россия – часть «западного блока»

Приход к власти прозападного президента в России, который, вне зависимости от своего политического прошлого, будет вынужден ориентироваться на НПГ «петербургских либералов» возможен либо в результате планируемой при непосредственном участии Владимира Путина операции «наследник», либо в условиях резкого обострения политической ситуации в стране, когда эта миссия будет сорвана, а мощное давление и активное вмешательство Запада во внутренние дела России обеспечит приход к власти прозападного политического деятеля.

Разумеется, «либералы» сразу не «кинуться в объятия» Запада. Они будут пытаться развивать те принципы сотрудничества с Западом, которые России удается отстаивать сейчас, когда «центрист» Путин использует потенциал обеих основных НПГ для проведения своей политики. К ключевым моментам этой политики относятся: закрепление за «либералами» ведущих позиций в стратегических отраслях России, включая принцип «младшего партнерства» для иностранного капитала, сохранение в России «суверенной демократии», предполагающее отказ от следования западным калькам политической системы, отстаивание национальных позиций Росси в международных организациях (включая ВТО) и проведение независимой внешней политики.

Однако экономическая и политическая ориентация «либералов» на Запад будет способствовать постепенному размыванию всей системы «суверенной демократии». Во-первых, блокирование экспорта энергоресурсов на Восток приведет к усилению «сырьевой» привязки России исключительно к Западу, повышению зависимости страны от западных инвестиций, что уже может нарушить сложившийся баланс в руководстве страны. Дело в том, что в «либерально-западной» коалиции в достаточной степени представлены чиновники, политические деятели и даже небольшая часть компрадорского бизнеса, которые почти безоговорочно готовы принять западные правила экономической и политической игры и идти на тесный союз с Западом. При поддержке Запада, как это уже было в 90-е гг., такие люди постепенно будут продвигаться на ведущие позиции в своих сферах (сейчас такой тенденции противостоит именно баланс между основными НПГ, восстановленный «силовиками» в первой половине 2000-х гг. после десятилетнего правления «западников»). Все это будет способствовать постепенной трансформации режима в сторону от «суверенной демократии» к принятию западных правил игры и влияния.

Наконец, важнейшим рычагом давления на прозападную элиту, который в условиях ее пребывания у власти может быть использован Западом намного более масштабно, чем ранее, являются ее денежные средства и имущество, расположенные на Западе. Угроза не столько «открытия» информации, сколько потери имущества «власть придержащих» может стать для Запада важнейшим рычагом давления на Россию, в целях получения уступок в различных областях.

Внешние факторы также будут способствовать прозападному крену такого режима. В условиях продолжающегося интенсивного экономического развития «восточных гигантов» и попыток Запада затормозить это развитие как путем лишения их энергетических ресурсов, так и вмешательства во внутренние дела, Россия, имеющая самую большую из всех своих границ с Китаем, может быть втянута в разные формы конфликтов по линии «Запад-Восток», что с неизбежностью окончательно толкнет страну в «западный лагерь».

В конце концов, из «суверенной» демократии Россия превратится, в лучшем случае, в важную часть «западного лагеря», интересы которой учитываются немного больше, чем большинства других стран этой коалиции (как, например, интересы Германии или Франции), но которая по всем ключевым вопросам будет действовать солидарно со всем Западом. В экономическом же плане страна однозначно превратится в сырьевой придаток Запада, а ее огромная территория – в место для хранения мировых отходов.

Россия, балансирующая между двумя блоками

На ближайшую перспективу, скорее всего, Россия сохранится в качестве страны, балансирующей между Западом и Востоком. Подобная позиция будет обеспечена тем, что в условиях определенного баланса сил двух основных НПГ, Путину удастся обеспечить в том или ином виде (вплоть до сохранения у него важнейших властных рычагов) преемственность не только власти, но и «путинизма», т.е. курса, направленного на сохранение баланса группировок и продолжения того внутриполитического, экономического и внешнеполитического курса, который проводиться в настоящее время.

В условиях же усиливающегося экономического и политического потенциала России и нарастания зависимости от ее ресурсов как Запада, так и Востока, этот курс может стать даже более эффективным, чем сейчас. В политической сфере он может привести к формированию на базе формально не институционализированных НПГ политических партий, которые будут соперничать друг с другом на открытом политическом поле. В сфере экономики будет наблюдаться постепенное улучшение функционирования рыночных институтов, но при сохранении за государством (а значит – за гостподствующей (-ими) НПГ, трансформирующимися в более широкие политические коалиции) значимых позиций в ряде стратегических отраслей. Страна продолжит укреплять «суверенную демократию», добиваясь за счет своего особого положения сохранения и даже развития научно-технического потенциала и расширения своего внешнего влияния, прежде всего, на пост-советском пространстве.

Однако, «срединный» вариант развития может быть подвергнут уже в самое ближайшее время гораздо большим опасностям, чем иные по следующим причинам.

Во-первых, открытым остается вопрос, сможет ли будущий режим без применения мобилизационной политики, которая не является его атрибутом, обеспечить такое удовлетворения энергетических потребностей Запада и Востока, которое не привело бы к крайним формам давления на Россию.

Во-вторых, под вопросом будет оставаться и политическая стабильность этого режима. В отличие от режима прозападной ориентации «суверенная демократия», изначально нестабильная вследствие сохранения двух противостоящих группировок в элите, будет постоянным объектом попыток Запада и сохраняющихся прозападных сил в стране добиться его дестабилизации.

В-третьих, России будет крайне сложно сохранить нейтралитет в потенциально обостряющемся конфликте Запада и Востока. По мере «человеческой» и экономической экспансии в восточные регионы страны, Китай, в конце концов, может потребовать от «суверенной демократии» особых прав на восточные районы.

«Серединный» путь развития предполагает, что рано или поздно Россия должна будет «сдвинуться» в сторону того или иного союза. Историческая укоренённость России в европейской цивилизации, более сильна, чем её призрачная связь с Востоком. Однако популярность у элиты и населения идеи возвращения стране статуса великой державы будут отталкивать страну от однозначной ориентации на Запад. По мере же изменения глобального миропорядка Восток также может стать полюсом притяжения для России. По сути, для страны главным в выборе Запад-Восток является время – либо Запад сможет путем экспансии или дестабилизации включить Россию в свою орбиту уже в достаточно близкой перспективе, либо Россия через «суверенную демократию» станет все более ориентироваться на Восток по мере наращивания его потенциала.



Другие выпуски:
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики