Главная > Актуальные комментарии > Политика > Чем синусоида во внешней политике лучше штопора

Чем синусоида во внешней политике лучше штопора

Издержки конфликта с Россией для Запада будут слишком существенны, чтобы их игнорировать

Дело Скрипаля опять закрутило маховик нашего конфликта с Западом, который в реальности по-прежнему находится у развилки. Первый вариант можно назвать стратегией анаконды – известный термин, предполагающий постоянное усиление давления на оппонента. В таком случае конфликт будет развиваться по нарастающей: новые санкции, новые обвинения, новые скандалы. После выступления Владимира Путина с посланием и истории с отравлением, которая на самом деле еще только начинается, аргументы в пользу такого сценария вроде бы есть.

Второй вариант я бы назвал синусоидой. Конфликт будет вспыхивать и затухать, периоды обострения будут чередоваться с промежутками некоторой нормализации, которую по ошибке можно принять за свет в конце тоннеля. Конца, конечно, еще не видно. Однако по сравнению с первым сценарием синусоида выглядит не самой худшей реальностью.

Не секрет, что на Западе довольно много сторонников первого пути. Их главный аргумент такой: «Да, постоянное усиление конфликта с Путиным и затратно, и просто опасно. Но Россия представляет угрозу западным ценностям. И тут о расходах и рисках речь идти не должна».

Однако до конца не ясно, носителем каких ценностей является Россия. Это принципиально отличает нынешний конфликт от холодной войны, которую постоянно вспоминают. Тогда был конфликт двух идеологических систем. Сейчас Россия носителем идеологии не выступает. Даже попытки некоторых экспертов увидеть у Путина план или даже миссию по спасению русского мира или воссозданию СССР выглядят слабовато. Нужно хотя бы объяснить отказ от взятия Мариуполя, нежелание прорубать коридор в Приднестровье, несостоявшееся взятие Тбилиси (пусть даже решения до 2014 г. можно списать на «другого Путина»). ДНР и ЛНР в состав России Путин тоже не берет. И даже если план восстановления русского мира и правда существует, идеологию этого мира тоже было бы неплохо описать.

Кроме того, не вполне ясно, чем должен закончиться сценарий анаконды. Если стороны войдут в клинч, то завершиться конфликт может только очевидным поражением одного из игроков. И как это будет выглядеть в случае с Россией?

Холодная война, например, закончилась распадом СССР. Однако поражение СССР в холодной войне население рассматривало прежде всего как провал не слишком симпатичного идеологического проекта, а не как поражение страны. Поэтому и распад государства воспринимался не так драматично. Сегодня же многие жители России действительно воспринимают текущий конфликт как угрозу уже непосредственно стране, а не абстрактным ценностям, которые даже не сформулированы.

Все это означает, что издержки конфликта с Россией для Запада будут существенны, поэтому голос прагматиков будет слышен. Есть у них и другие аргументы – скажем, Дональду Трампу, начинающему активную борьбу с Китаем, Россия могла бы сильно пригодиться. Так что в его позиции не обязательно искать конспирологические мотивы. Понятно, что нам не вернуться в ближайшие годы к схеме «бизнес как обычно» и про «большую сделку» с Вашингтоном можно забыть. Но все же шансы не свалиться в штопор есть.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ

Опубликовано: Ведомости, 27.03.2018


PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики