Главная > Актуальные комментарии > Политика > Подайте на лояльность

Подайте на лояльность

Конфликт, произошедший между лидерами партии РПР-ПАРНАС Борисом Немцовым, Михаилом Касьяновым и Владимиром Рыжковым, обернулся тем, что и в без того достаточно пестром оппозиционном лагере появилась еще одна сила. Соратники г-на Рыжкова решили зарегистрировать в Минюсте оргкомитет новой партии под названием «Республиканцы России». Это значит, что скоро мы будем свидетелями возобновления старых и, кажется, вечных для российских политиков споров о том, кто и какую партию поддерживает и финансирует. «НИ» попытались разобраться, за счет каких средств существуют российские политические партии и почему вопрос «кто платит?» зачастую является для них самым болезненным.

Согласно «Оценочному докладу о прозрачности финансирования политических партий в Российской Федерации», составленному Группой государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) в 2012 году, несмотря на регулирование российской системы финансирования политических партий целым рядом федеральных законов, она крайне далека от совершенства. «Значительные финансовые потоки в современной российской политике, в частности, те, которые имеют отношение к выборам, оказываются за пределами регулируемой сферы. Согласно некоторым оценкам, касающимся выборов, такое теневое финансирование достигает 60% от объемов избирательных фондов», – пишут в докладе эксперты ГРЕКО. Почему же так происходит?

Ответ на этот вопрос легко получить, стоит только заглянуть в законодательство, касающееся финансирования политических партий. Жить за счет членских взносов рядовых однопартийцев никто из них не сможет. Численность даже самой большой политической партии страны – «Единой России» – около 2 млн. человек. А только сумма залога для участия в выборах партий, не имеющих фракций в Госдуме, в ходе избирательной парламентской кампании 2007 года составила 60 млн. рублей.

По существу, в законе четко и ясно прописан только один надежный легальный способ, как оплатить деятельность партий, – это финансирование со стороны государства. Согласно статье 3 закона «О политических партиях» они имеют право на деньги из казны в случае, если им удалось получить не менее 3% голосов избирателей на федеральных выборах. Таким «счастливцам» платят ежегодно крупные суммы, из расчета 50 рублей, умноженных на число голосов избирателей, полученных федеральным списком кандидатов, выдвинутым политической партией.

Также, согласно закону, партии получают деньги от государства по результатам выборов президента – единовременно в размере 20 рублей, умноженных на число голосов избирателей, полученных выдвинутым политической партией зарегистрированным кандидатом. На данный момент право на государственное финансирование имеют четыре парламентские партии («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия») и партия «Яблоко», которая на выборах в Госдуму 2011 года преодолела порог 3%, что дает право на господдержку в течение пяти лет. Суммы государственного финансирования выходят не маленькие.

Так, согласно последнему официальному, опубликованному на сайте Центральной избирательной комиссии отчету политических партий за 2012 год, «Единая Россия» получила 2,5 млрд. рублей из средств федерального бюджета. Государственное финансирование КПРФ, занимающей второе место по числу думских мандатов, в 2012 году составило 891 млн. рублей. У идущей вслед за коммунистами «Справедливой России» оно составило 493 млн. рублей, а у ЛДПР – 477 млн. рублей. А вот оставшееся вне Думы «Яблоко» по меркам своих политических оппонентов в 2012 году от государства получило и вовсе «копейки» – ее государственное финансирование составило «всего лишь» 112 млн. рублей.

Государство и само стимулирует партии рассчитывать исключительно на помощь казны. В середине января этого года правительство внесло в Госдуму законопроект, предлагающий ряд поправок в закон «О политических партиях». Ими ограничивается размер членских взносов: в течение года сумма взносов от одного члена партии не должна превышать 4,33 млн. рублей. Также законопроект предоставляет право партиям заключать договоры займа с физическими и юридическими лицами и кредитные договоры с юридическими лицами. Но при этом вводит обязательный аудит бухгалтерской отчетности партий в тех случаях, если они получают государственное финансирование либо пожертвования на сумму более 60 млн. рублей в год.

«Понятно, что оппозиции это не нравится. Ну, тогда пусть отказываются от государственного финансирования, как это сделал Барак Обама в ходе своей президентской кампании. Он отказался от государственного финансирования», – считает президент Коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко.

Проблема, однако, в том, что пойти путем Обамы российские партии при всем желании не могут.

Одним из важнейших источников финансирования политической деятельности за рубежом является фандрайзинг, то есть процесс привлечения денежных средств за счет добровольных пожертвований частных лиц. Практика фандрайзинга достаточно широко распространена в тех же США. Однако в России сбор добровольных пожертвований от населения в качестве одного из источников финансирования партии или избирательной кампании практически не встречается. В самом деле, если для США обращение к американцам со стороны, например, президента Обамы или Демократической партии с просьбой выслать им деньги на проведение избирательной кампании – это явление совершенно обычное, то в России подобное просто невозможно себе представить.

«Это вопрос традиций. Нет у нас традиции, как в США, отсылать ежемесячно свои десять-двадцать долларов какой-нибудь партии», – утверждает кандидат политических наук, доцент кафедры философии политики и права МГУ им. М.В. Ломоносова Константин Симонов. «Такую традицию пытался зародить Алексей Навальный, но пока безуспешно. Это просто особенность нашего постсоветского менталитета. Наши люди не понимают, зачем надо сдавать деньги партиям, это для них нонсенс», – сообщил политолог «НИ».

Очевидно, что политические партии не пользуются доверием граждан России. «У нас верят не организациям, у нас верят человеку, да и то далеко не всякому. Тут можно вспомнить опыт Навального. Люди дали деньги человеку как кандидату в мэры Москвы, потому что он четко объяснил, на что он собирается их потратить. И с подробными отчетами, куда пошли эти деньги, может ознакомиться любой. А если деньги отправлять во всякие партии, то никаких открытых отчетов не будет, и куда они пойдут – непонятно. Поэтому и не делится никто своими деньгами с партиями. А тем партиям, которые сегодня массово появляются и которые даже экспертам не известны, не говоря уж о простых гражданах, и подавно никто не будет жертвовать свои кровные», – рассказал «НИ» замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин.

А вот финансирование со стороны юридических лиц в России, напротив, прижилось. «Для многих крупных компаний такое финансирование было обязательно, еще в 90-х существовало движение «Наш дом – Россия» Черномырдина. Да и сейчас у таких крупных компаний в бюджете наверняка специально отложены деньги на финансирование известно какой партии», – говорит «НИ» генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

В отличие от абсолютно прозрачного государственного финансирования, источники косвенных пожертвований предпочитают не «светиться» публично, создавая множество подставных фирм и безликих фондов, через которые осуществляется финансирование. Например, согласно сводному финансовому отчету «Единой России» за 2012 год, из 132 юридических лиц, оказавших партии финансовую помощь, почти 2/3 имеют в своем названии словосочетание «региональный общественный фонд поддержки», в котором меняется только название города. Схожая схема используется и в «Яблоке»: из 13 фирм-спонсоров 12 в своем названии используют словосочетание «региональная общественная организация».

Причины, почему многие «доноры» стесняются признаться общественности в своих финансовых вливаниях в политические партии, различны. Главная из них – боязнь возможных санкций за то, что даешь «не тем» и «не то». «История Михаила Ходорковского многих научила осторожности», – заметил «НИ» один депутат. Кроме того, для многих богачей их партии – это всего лишь бизнес-проекты. «Если реально посмотреть на вещи, то далеко не все эти партии реально нуждаются в деньгах: на деле они могут просто-напросто не существовать. Партия может быть официально зарегистрирована в Минюсте, у нее даже может быть свой офис с телефоном, где какая-нибудь бабушка сидит и на звонки отвечает. А самой партии нет. В принципе, где-то одна треть из этих партий не существует: многие из них сделаны на продажу и ждут своего покупателя», – рассказывает «НИ» Валерий Хомяков. Спонсорам подобных проектов публичность и вовсе не нужна: их интерес – деньги и закулисное влияние.

Ответ на вопрос, почему же, не меняясь десятилетиями, существует подобная замкнутая на государство система финансирования, будет убийственно простым: она устраивает сами партии, и, как это ни прискорбно звучит, самих избирателей. «Нашему обществу партии не интересны: все видят, что от них ничего не зависит, – говорит «НИ» замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Если бы они что-то решали, тогда, как на Западе, избиратели стали бы под микроскопом разглядывать их деятельность. А раз нет состязательного политического процесса, то какая разница избирателям, кто финансирует партии?»

Автор: Артем Луньков

Источник: Новые Известия, 23.01.2014


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики