Главная > Актуальные комментарии > Политика > «ВМФ России могут выйти в океан только из Мурманска и Петропавловска»

«ВМФ России могут выйти в океан только из Мурманска и Петропавловска»

У нас нет другого безопасного выхода в мировой океан, кроме как на севере и на Дальнем Востоке

Проблемы развития Арктического региона в последнее время находятся под пристальным вниманием СМИ и государственных органов власти. Только за последние несколько месяцев прошел ряд крупных мероприятий, в первую очередь, конечно, Международный арктический форум в Архангельске «Арктика — территория диалога» — глобальная площадка для обсуждения проблем и перспектив Арктического региона, при деятельном участии президента РФ. Основные проекты развития транспортной структуры Севера России обсудили 24 апреля 2017 года в Мурманске премьер-министр Дмитрий Медведев и министр транспорта Максим Соколов.

На площадке ИА REGNUM, 25 апреля, прошла международная конференция «Арктический диалог», на которой собрались международные эксперты, ученые и дипломаты из Дании, Финляндии, Норвегии, России. Были обсуждены вопросы внешнеполитического сотрудничества, безопасности, экологические проблемы арктического региона, и пути их решения, транспортная составляющая и вопросы, связанные с Северным морским путем.

Основным рефреном большинства выступлений по тематике безопасности являлся тезис, что в Арктике, в отличие от ряда других географических зон, стран и территорий под вопросами безопасности, в первую очередь, подразумеваются вопросы экологической безопасности и безопасности человека, действия по спасению экипажей судов и при разливах нефтепродуктов, а уже в следующую очередь, вопросы охраны государственных границ и защиты суверенитета.

В своем приветственном слове Посол Дании господин Томас Винклер, наряду с другими вопросами подчеркивал, что не нужно рассматривать присутствие войск или их развертывание в Арктическом регионе как агрессию. И большинство стран арктического региона выстраивают свою политику именно с позиций сотрудничества, а не конфронтации.

Андрей Загорский, начальник отдела международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН, начинал свое выступление именно с тезиса, что не военный баланс ставится во главу угла, когда мы говорим о вопросах безопасности в Арктике, а речь идет о безопасности человека и экологической безопасности. Основные вопросы, рассматриваемые Арктическими государствами — это безопасность судоходства, чрезвычайные ситуации, поиск и спасение экипажей судов, разливы нефти и нефтепродуктов и экология. Недостаток средств в этой сфере существует у всех государств. Причем каждое государство Арктики решает вопросы безопасности своим уникальным путем в соответствии с национальными приоритетами. В Дании нет береговой охраны, — функции контроля и спасения, а также сбора нефтеразливов исполняет армия. Флот оснащен соответствующими катерами, но их мощности явно недостаточно. Канада сократила программы содержания ледоколов, вместо них построили катера береговой охраны легкого ледового класса. Если ледоколы могли работать в регионе 9 месяцев в году, то катера смогут работать 3 месяца и количество их сейчас явно недостаточно. В США предыдущими администрациями было принято решение не инвестировать в военную инфраструктуру в Арктике. Россия на данный момент развивает все направления поддержания безопасности на арктическом направлении. На данный момент развернуто 20 пограничных застав, 10 аварийно-спасательных центров, береговая охрана. Ни одно государство, кроме России, не имеет в Арктике постоянно развернутых военных сил. Наличие крупных сил России воспринимается арктическими государствами не как вызов, а как потенциал для всех стран региона. Арктика на данный момент является островком сотрудничества, но восприятие постепенно меняется. Арктика может оказаться жертвой эскалации напряжения в других регионах. Если, например, в Балтике что-то произойдет, то Норвегия и Дания вынуждены будут отвечать, так как они связаны обязательствами НАТО. По причинам, возникнувшим вне Арктики, конфликт может развернуться и здесь. От государств-участников требуется максимальная сдержанность, чтобы этого не произошло. В регионе существуют и невоенные вызовы — последствия климатических изменений и развития территорий. И если среди стран Арктического совета существует определенный консенсус по основным вопросам деятельности в Арктике, то вопросы зачастую задают неарктические страны, пытаясь получить неограниченный доступ к ресурсам, защищенным международным или национальным правом. Особый интерес к ресурсам и к региону в целом проявляют Китай и Южная Корея.

У нас нет другого безопасного выхода в мировой океан, кроме как на севере. После начала украинского кризиса были прекращены вопросы военного взаимодействия с Западом, к данному моменту уже назрела необходимость восстановления военного диалога. На фоне отсутствия сотрудничества, нужно быть очень осторожным, чтобы не спровоцировать обострение ситуации в регионе. Учения министерства обороны России 2015 года, сценарий которых предполагал массированное нападение на Россию с применением космических сил, воздушных, военно-морских, подводных лодок и с высадкой десанта на арктическом побережье и ответный удар с применением ракет, в том числе «Булава» без взаимодействия на военном уровне в регионе могли вызвать ряд вопросов у соседних стран. Демонстративная сдержанность — это очень важно.

Константин Симонов, генеральный директор Фонда энергобезопасности касался, в основном, вопросов энергоресурсов региона, но по вопросам безопасности в целом поддержал общий вектор дискуссии. Россия проявляет большую склонность к кооперации в регионе. Арктика может быть моделью взаимодействия с другими странами Арктического Совета и по вопросам, не связанным с арктической повесткой. Но если ситуация в целом в международных отношениях продолжит ухудшаться, то негативные изменения затронут и Арктику.

Расмус Бертельсен в своем выступлении рассматривал вопросы научного взаимодействия, но подчеркивал, что в Арктике научная повестка играет важную роль в арктическом диалоге, в том числе и в недопущении переноса общего конфликта между Россией и Западом в повестку арктического взаимодействия.

Валерий Конышев, профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ напомнил, что военное присутствие России в Арктике сократилось в 90-е годы по разным позициям с 4 до 8 раз. Страны НАТО на данный момент преобладают суммарно превосходством и по самолетам и по подводным лодкам. Если начнется активная эксплуатация СМП, прикрывать границу необходимо, нельзя оставлять беззащитной большую протяженность арктического побережья как от возможной контрабанды, так и от других возможных противоправных действий. В своей военной политике Россия продолжает придерживаться принципа военного сдерживания США. Россия предлагает меры военного доверия в регионе, но США не готовы поддержать эти предложения. Наращивание военных сил и средств России происходит в основном в Мурманской области. Конечно, этот регион должен быть прикрыт и с воздуха, и с моря. Валерий Конышев вслед за другими докладчиками подчеркивает, что военные, совместно с гражданскими специалистами, выполняют спасательные функции в Арктике.

Виталий Клюев, директор департамента государственной политики в области морского и речного транспорта Минтранса России в своем выступлении касался различных аспектов деятельности Северного морского пути. По вопросам безопасности он отметил, что хоть Москва — порт пяти морей, и Россия присутствует во всех океанах, но выход из Черного моря, несмотря на существующую доктрину Монтрё, в любой момент при серьёзном обострении обстановки может быть закрыт. «Мы все понимаем, что Турция — член НАТО». Если говорить про Балтийское море и проливы, выход в океан перегорожен мостом, и Дания также является членом НАТО. На Дальнем Востоке из Петропавловска-Камчатского еще можно выйти в Тихий океан, а из Владивостока не очень удобно, там Япония с Южной Кореей перекрывают нам выход в Японское море. Так что существует немного мест, которые позволяют военно-морскому флоту России беспрепятственно выйти в мировой океан: это Арктика, в основном Мурманская область и Петропавловск-Камчатский. Все остальные места не дают полной свободы маневра. Это крайне важно для понимания факта присутствия сил российской армии и военно-морского флота в Арктическом регионе.

Обсуждение вопросов безопасности, как и других вопросов конференции вызвали живой интерес среди участников конференции. Организаторами и участниками было принято решение сделать формат мероприятия ежегодным, появление новой площадки должно способствовать поддержанию диалога между экспертами и дипломатами стран как арктического региона, так и стран хоть и лежащих за пределами Арктики, но проявляющих интерес к вопросам, поднимаемым на конференции.

Автор: Александр Шимберг

Источник: ИА REGNUM, 10.05.2017


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики