Главная > Книги > Энергетическая сверхдержава – Плачь энергоскептиков. Энергетическая сверхдержава vs Петростейт

Энергетическая сверхдержава – Плачь энергоскептиков. Энергетическая сверхдержава vs Петростейт

( Фрагмент книги «Энергетическая сверхдержава» )

  • Глава 1.

    Энергетическая сверхдержава – что это такое?


    • Плачь энергоскептиков. Энергетическая сверхдержава vs Петростейт

Внутри России развернулись довольно бурные дебаты относительного того, правилен ли тезис об энергетической сверхдержаве. У нас уже сложилась группа экспертов, которые считают, что любой другой проект кроме так называемой «демократизации» страны, не имеет права на существование. Понятно, что концепция энергетической сверхдержавы вызвала их искреннее раздражение. Россию тут же обозвали «Петростейтом», или «бензиновым государством» 1. Попробуем разобрать аргументы критиков концепции энергодержавы подробнее. Хотя высказываются они не столько экономистами, сколько политологами, которые не вполне адекватно представляют реальности нефтяного мира.

Со словом «Петростейт» всплывает огромное количество штампов, которые тут же «приклеиваются» к России. Россию сравнивают со странами Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока, которые живут только за счет нефтяного экспорта и у которых не развиваются другие отрасли промышленности, а экономическая система нацелена на популизм и патернализм.

Здесь происходит смешение понятий. На самом деле энергетическая сверхдержава принципиально отличается от модели Петростейта. У него есть много определений. Например, такое. «Петростейт» – это когда «нефть и газ имеют значительное влияние на государственную политику. Более того, становятся ее инструментом в различных сферах» 2. Но такие публицистические определения трудно комментировать – потому что под него подпадут и США, и Великобритания, и Франция, и Германия. В современном мире во всех мало-мальски значимых странах нефть и газ имеют значительное влияние на государственную политику.

Логичнее дать следующее определение «Петростейту». Бензиновое государство – это страна, где добыча энергоресурсов является единственной конкурентоспособной отраслью, причем в ней не используются технологические новации, не развита переработка сырья, а главное, разработка недр ведется силами не национальных, а транснациональных компаний. По большому счету, по всем этим параметрам занести Россию в разряд «Петростейтов» нельзя. Конечно, риск превратиться в бензиновое государство есть. Но как раз в том случае, если ничего не делать в нефтегазовом комплексе и постепенно отдать недра на откуп иностранным компаниям и государствам.

На сегодняшний день нефтегазовый комплекс, несомненно, играет серьезнейшую роль в нашей экономике. Общая выручка от экспорта нефти, газа и нефтепродуктов превысила в прошлом году 143 млрд. долларов, что более чем в три раза превышает показатели 2001 года. Удельный вес топливно-энергетических товаров в структуре российского экспорта составил по итогам 2005 года 66,8% 3. Вклад нефтегазовых компаний в налоговые поступления государства достоверно подсчитать весьма непросто. Правительство оценивает долю нефтегазового комплекса в налоговых доходах в 35-45%.

Если брать все доходы бюджета, то, по оценкам Министерства экономического развития и торговли, только нефтяной бизнес обеспечивает 32% от их общего числа. А вот Центр развития по итогам 2005 назвал цифру в 71,5% налоговых доходов федерального бюджета, или 2,74 трлн.рублей, взяв в расчет не только экспортную пошлину и НДПИ, но и налог на прибыль, НДС, акцизы, а также выплаты ЮКОСа по налоговым недоимкам.

В то же время вклад нефтегазовой промышленности в ВВП оценивается в 24-30% 4, а в промышленное производство - . в 17-20%. Доля же нефтегаза в занятости вообще составляет порядка 3% 5.

Значение нефтегазового комплекса для страны огромно, но все же наша экономика держится не только на нем. Кроме того, не стоит забывать о мультипликативном эффекте нефтегазового бизнеса. Скажем, рост добычи приводит к необходимости строить новые трубопроводные мощности – а это, в свою очередь, создает дополнительные заказы для трубной промышленности. Причем она вынуждена решать довольно сложные технологические задачи – скажем, организацию промышленного производства труб диаметром 1420 мм для (так называемый «русский размер», применяемый в отечественных газопроводах). Также создается дополнительный фронт работ для производителей бурильного и другого оборудования для добычи углеводородов. Наконец, заработанные в нефтегазовом комплексе деньги дают толчок для развития строительного комплекса и сферы услуг. Деньги банально надо тратить – отсюда и спрос на квартиры, и бурный рост ритейлингового бизнеса. Согласно Докладу Всемирного банка об экономике России, презентованному 17 апреля 2006 года, в 2005 году порядка 40% прироста ВВП было обеспечено за счет торговли. Но ведь торговля «поднялась» как раз на деньгах, которые тратят люди, имеющие прямое или косвенное отношение к добывающей промышленности. Так что сфера услуг растет прежде всего на нефте- и газорубли.

Переработка сырья пока является не самым сильным козырем российского нефтегазового комплекса. Но определенные изменения происходят и здесь. Переработка в России увеличилась в 2005 году на 6,5% – до 202,55 млн. т. Лидерами по переработке нефти в России на собственных НПЗ стали «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», ТНК-ВР, «Башнефтехим», «Сургутнефтегаз», «Сибнефть» и «Славнефть».

Переработка нефти в России в 2005 году (млн. т)
«ЛУКОЙЛ» 37,0
«ЮКОС» 32,3
ТНК-ВР 23,1
«Башнефтехим» 19,1
«Сургутнефтегаз» 18,3
«Сибнефть» 14,5
«Славнефть» 12,7
«Роснефть» 10,5
Московский НПЗ 9,3
«Салаватнефтеоргсинтез» 7,1
Нижнекамский НПЗ 6,6
«Газпром» 5,5
«Альянс» 3,1
«КраснодарЭкоНефть» 2,1
Афипский НПЗ 1,4
ВСЕГО 202,6

Источник: ГП «ЦДУ ТЭК»

Производство автобензина в 2005 году составило 31,73 млн. т. (рост на 4,8%), дизтоплива – 58,7 млн. т. (8,2%), мазута – 56,05 млн. т. (5,9%), авиакеросина – 8,1 млн. т. (6,1%).
10 компаний в России можно отнести к вертикально-интегрированным – т.е. имеющим в своей структуре не только добывающие, но и перерабатывающие мощности. Позитивной тенденцией является и экспорт готовой продукции. Спрос на основные экспортные нефтепродукты - бензин, дизельное топливо и мазут - вырос в прошлом году соответственно на 38,7%, 11,2% и 16,5%. Переход от экспорта сырой нефти к поставкам на внешние рынки нефтепродуктов является позитивной тенденцией.

Но, самое главное, это наличие в России национальных добывающих компаний. В "Петростейтах" добыча ведется не столько местными корпорациями, сколько иностранными операторами. В итоге многие страны утрачивают национальный суверенитет. Крупные западные мейджоры получают возможность использовать колониальную систему для своих целей. Политическая элита получает "откаты", закрывая глаза на технологии извлечения энергоресурсов иностранными концернами. 6

По большому счету, мы имеем дело с восстановленной колониальной системой. Единственные риски, которые несут западные корпорации в этих странах, связаны с наличием контрэлиты, которая хотела бы получать часть нефтяных денег в свой карман. По большому счету, они не против самой неоколониальной системы. Они лишь хотели бы заменить действующее руководство в качестве основных бенефициаров и грантодателей. Это приводит, например, к захватам нефтяных платформ в Нигерии (крупнейшем производителе нефти в Африке) и другим эксцессам. Например, в апреле 2006 года в очередной раз взбунтовалась народность инджо, проживающая как раз в нефтеносной дельте реки Нигер. Из-за ее активности в стране простаивает порядка четверти нефтяных разработок страны! Западные мейджоры рассчитывают, что политическое руководство страны за «откаты» могло хотя бы обеспечить безопасность нефтяного бизнеса в Нигерии – однако национальные войска бессильны против «Добровольческих сил народов дельты». Они требуют, чтобы в 2007 году президентом страны стал представитель народности инджо – понятно, что они просто хотят своей пачки нефтедолларов. В этом плане система добычи нефти для западных компаний не сменится – наличие местной контрэлиты, требующей делиться, лишь повышает стоимость услуг местной власти.

В России пока колониальной системы не сформировано 7 – наоборот, иностранцы жалуются на слишком жесткое отношение к потенциальным инвесторам в нефтегазовый комплекс. Но, видимо, угроза потери национального суверенитета настолько остра, что российская элита предпочитает перестраховаться.

Важно отметить и то обстоятельство, что даже ряд либеральных экономистов признает - динамичное развитие возможно не только в странах с отсутствием природных ресурсов. Причины более медленного в последние 20-30 лет развития стран, специализирующихся на сырье, лежат в их стремлении не к экономическому росту, а к перераспределению ренты. Если же эту проблему решить, то сырьевые государства могут оказаться даже более экономически успешными, чем страны- производители готовой продукции 8.

 


[1] Наиболее последовательно идейную борьбу с «Петростейтом» провела Любовь Шевцова в статье «Россия - год 2006: логика политического страха», опубликованной в двух номерах «Независимой газеты (от 13.12.2005 и 16.12.2005)

[2] «Нефтяное государство» // «Новая газета», 22.12.2005

[3] «Иллюзия благополучия» // «Нефтегазовая вертикаль», №4, 2006

[4] Минпромэнерго оценил в сентябре 2004 вклад нефтяного сектора в российский ВВП в 16%, а газового - в 8%. В 2006 году уже давались другие оценки – 21,4% - вклад нефтяного сектора, 6,6% - газового.

[5] Юдаева К. «Как нам диверсифицировать экспорт?» // Pro et Contra, №3, 2005

[6] Автору однажды довелось лететь из Лондона в Москву в соседних креслах с женой руководителя представительства крупной западной сервисной компании в одной из африканских стран. Она честно призналась, что живут с мужем как в резервации – например, в город ездят только с охраной. Однако уровень оплаты труда настолько высок, что покрывает подобные издержки и неудобства – работа в бывших колониях считается в нефтяных компаниях весьма опасным и сложным трудом. Нищета основной массы населения находится на запредельном уровне, но местное правительство категорически запрещает делать фотографии, которые могли разрушить образ модернизирующейся страны при помощи инвестиций, приводимых иностранными корпорациями.

[7] Если, конечно, не считать феномена внутренних колоний, о котором пойдет речь в следующей главе.

[8] Юдаева К. «Как нам диверсифицировать экспорт?» // Pro et Contra, №3, 2005


Книги

Нефтегазовый фактор в мировой геополитике
Россия 2008. Отчет о трансформации
Россия 2007. Тенденции развития
Глобальная энергетическая война
Энергетическая сверхдержава
Мир нефти и газа очень тесно связан с политикой, и поэтому вокруг него существует огромное число сознательно создаваемых мифов. Отделить правду от вымысла и пытается Константин Симонов в своей книге.
Автор не только стремится разобраться, что же стоит за термином «энергетическая сверхдержава», но и дает ответы на вопросы, — есть ли на самом деле у России конкуренты среди других производителей нефти и газа; — на сколько лет хватит наших запасов; — стоит ли России задумываться о длительном доминировании на углеводородном рынке или же мир и вправду скоро ждет новая энергетическая революция и переход на водород; — кто на самом деле определяет стоимость нефти; — как долго продержатся высокие цены на углеводороды и кому это выгодно; — способны ли США оставить Китай без сырья; — начнется ли война за энергоресурсы Центральной Азии.

Все книги »

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики