Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Газпром» скрывает дату начала разработки Ковыкты

«Газпром» скрывает дату начала разработки Ковыкты

Концерн перестал указывать, когда запустит месторождение для «Силы Сибири»

Срок ввода в эксплуатацию Ковыктинского месторождения в очередной раз может измениться, следует из материалов «Газпрома», – и это не точная дата: промышленная разработка начнется после выхода на максимальную добычу Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения, сказано в справочнике «Газпром в цифрах – 2016».

Дополнительно запутывает ситуацию то, что сроки запуска и выхода на максимальную добычу Чаяндинского месторождения в справочнике также не указаны. Написано, правда, что на проектную мощность Чаяндинское месторождение выйдет в соответствии с контрактом на поставку газа в Китай.

Контракт с китайской CNPC, о котором речь, предусматривает поставку в Китай до 38 млрд куб. м газа ежегодно в течение 30 лет. Документ был подписан в мае 2014 г., а вступил в силу только в мае 2015 г. Временное окно, когда «Газпром» должен начать поставки, – с мая 2019 г. по май 2021 г.

В презентации, представленной «Газпромом» ко дню инвестора в 2016 г., сроки запуска новых добычных проектов, завязанных на «Силу Сибири», – Чаяндинского и Ковыктинского – определялись как 2018 и 2022 гг. соответственно и считались подтвержденными. Об изменениях в условиях контракта с CNPC с тех пор не сообщалось.

Изменение срока ввода в эксплуатацию Ковыктинского месторождения может произойти уже в пятый раз. В 2006 г. добыча на Ковыкте должна была уже составлять 9 млрд куб. м в год – в соответствии с лицензией, выданной компании «Русиа петролеум». Добыто было на два порядка меньше – 33,8 млн куб. м. В 2006 г. «Газпром» стал монопольным экспортером газа и в марте 2011 г. приобрел актив – и тогда же пообещал, что добыча на месторождении начнется в 2017 г. Спустя еще два года компания внесла корректировку в план освоения Ковыкты: теперь в нем значился 2024 год. А согласно заявлениям «Газпрома» в 2016 г., добыча газа на Ковыктинском месторождении должна была начаться в 2022 г.

Похожая история происходила с утвержденным графиком запуска добычи на Чаяндинском месторождении. Лицензия на него была получена «Газпромом» еще в 2008 г., начало добычи заявлено на 2014 /г. Но Чаяндинское месторождение так же сдвигалось все дальше в будущее – сначала на 2016 г., потом на 2017 г. и, наконец, на 2018 г. До тех пор пока в прошлом году «Газпром» не перестал в принципе указывать сроки в официальных заявлениях.

Нежелание раскрывать новые сроки ввода в эксплуатацию двух огромных месторождений, входящих в ресурсную базу трубопровода «Сила Сибири», директор отдела корпораций Fitch Ratings Дмитрий Маринченко связывает с намерением «Газпрома» оптимизировать программу капитальных вложений и сбалансировать денежные потоки в условиях неопределенных цен на газ и роста налоговой нагрузки. Максимальное отдаление срока начала исполнения контракта на поставку газа в Китай может напрямую этому способствовать, высказывает предположение эксперт.

«Обязательства перед CNPC есть, но они довольно гибкие, окно начала поставок – два года. Публичной информации о контракте и о том, как он структурирован, очень мало», – сетует Маринченко.

Неизвестно, к какому сроку поставки должны достичь 38 млрд куб. м и допускаются ли поставки в меньшем объеме, если это вызвано сложностями геологического характера при освоении месторождений.

Но одного Чаяндинского месторождения, скорее всего, будет недостаточно, чтобы разогнаться до 38 млрд куб. м, говорит аналитик Fitch.

Кроме того, ориентируясь на более позднее начало добычи, «Газпром» страхует себя, понимая, что разработка месторождений может занять больше времени – в силу тех самых сложностей геологического строения, считает Маринченко. На сайте «Газпрома» указано, что Чаяндинское месторождение имеет сложное геологическое строение и особые термобарические пластовые условия, для его освоения «Газпрому» придется применять самые передовые технические достижения. «Иными словами, нужно бурить больше скважин. Применять редко использовавшиеся раньше «Газпромом» технологии. Это может усложнить темпы выхода на максимум добычи и привести к удорожанию проекта», – говорит Маринченко.

Согласно документам «Газпрома», изменение срока ввода в промышленную эксплуатацию касается не только Чаяндинского и Ковыктинского, но и большей части прочих газовых месторождений. В среднем даты начала добычи на них перенесены на один-два года, а выхода на максимум добычи – на срок от двух до трех лет. Маринченко объясняет это стечением сразу нескольких факторов: «Газпром» позволил себе снизить добычу газа с 488 млрд куб. м в 2012 г. до 420 млрд в 2015 г. и пока поддерживает ее. Это указывает скорее на избыток добывающих мощностей, чем на их недостаток.

В то же время компания уже несколько лет теряет свою долю на внутреннем рынке под давлением независимых поставщиков. Экспортные продажи в 2016 г. дошли до рекордного значения в 189 млрд куб. м, но и существенного роста здесь ожидать пока не стоит, полагает Маринченко. Вкупе с невысокой ценой на газ, значительно возросшей на компанию налоговой нагрузкой и идущим параллельно строительством «Северного потока – 2» и «Турецкого потока» перенос сроков освоения Ковыктинского и Чаяндинского месторождений объясним желанием «Газпрома» оставить себе свободу для маневра, заключает Маринченко.

В Западной Сибири у «Газпрома» профицит добычных мощностей, говорит замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач: «Компания развивала ресурсную базу под экспортные контракты и рост спроса на газ на внутреннем рынке после реформы РАО ЕЭС». Роста не было, а значительная часть промышленных потребителей отошла независимым производителям. Нет определенности и с экспортом газа в Европу, полагает Гривач: политика может вмешаться в продление контрактов и заключение новых. «Газпром», вероятно, не видит смысла форсировать новые добычные проекты и инвестировать в них опережающими темпами», – заключает Гривач.

Автор: Артур Топорков

Источник: Ведомости, 28.06.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики