Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > "Третий энергопакет" может обернуться для России немалой выгодой

"Третий энергопакет" может обернуться для России немалой выгодой

Особую актуальность приобрело сейчас обсуждение основополагающих принципов функционирования европейского рынка газа и в целом энергоносителей. Россия буквально за несколько дней до принятия европейским парламентом так называемого «третьего энергопакета» внесла свои предложения, которые Дмитрий Медведев представил в Финляндии. Как и в случае в декларацией от 23 марта по поводу украинской газотранспортной системы, мы попадаем в очень любопытную ситуацию.

Если сегодня мы прочитаем российскую демократическую прессу, мы узнаем, что «третий энергопакет» – это катастрофа для «Газпрома», провал энергетической политики Путина и вообще полный коллапс, потому что «третий энергопакет» предполагает разделение по видам бизнеса – добыча, транспортировка, продажа. В Европе это называется емким словом unbandle. Вокруг этого все время велись экспертные дискуссии, и ФНЭБ много раз в них участвовал. Кажется, что энергетическая стратегия Путина заключалась в скупке газотранспортных активов. Не случайно, например, проект «Nordstream» предполагает строительство еще двух газопроводов по территории Германии. Политику Путина в газовой сфере сводили к двум вещам – надо скупить инфраструктуру в Европе и заключить долгосрочные контракты на продажу газа конечным потребителям. И вот сейчас все это рушится. Такое ощущение, что Россия сама думает, что все рушится, потому что тот документ, который представил Дмитрий Медведев (по крайней мере, то, что опубликовано на сайте Kremlin.ru), является общей декларацией на тему «Давайте дружить на условиях долгосрочных контрактов».

Но если мы глубже посмотрим на то, что зафиксировано в «третьем энергопакете», то я лично вижу в нем большие серьезные возможности для России, а не только колоссальные риски. Большие возможности открываются и при переходе на краткосрочный – спотовый – рынок, хотя в это никто и не верит. Кстати, многие европейцы сами не верят в то, что можно долгосрочные 30-летние трубопроводные контракты заменить краткосрочными.

На самом деле, «третий энергопакет» говорит не только о том, чтобы отделить инфраструктуру от добытчиков. Он говорит о либерализации доступа производителей газа к инфраструктуре. Это означает, что на самом деле производители газа должны получить либеральный доступ к инфраструктуре, которая принадлежит не им. Ну, представьте, например, что вы выращиваете апельсины, а везете их либо грузовиками, либо по железной дороге. У вас есть стратегия – купить все грузовики или все железнодорожные вагоны. И тогда вам будет казаться, что вы контролируете этот рынок. А с другой стороны, представьте, что вам запретили покупать эти грузовики, но при этом сказали, что сейчас у нас либеральный рынок и все торговцы апельсинами, которые только существуют, могут получать свободный доступ к этим грузовикам или железнодорожным вагонам по фиксированной цене, которую будет определять европейский регулятор. То есть, получается наоборот – при умной политике мы можем снять барьеры на пути нашего газа на рынок Европы.

Лично я считаю, что «Газпром» опять же может сэкономить деньги. А зачем ему покупать инфраструктуру в Европе? Я не думаю, что этот путь самый верный. «Газпрому» нужно инвестировать деньги в собственную добычу и требовать того, чтоб его газ получил возможность доставляться напрямую конечным потребителям. Вовсе в этом пакете нет никаких пунктов о том, что «Газпром» обязан продавать газ на границе каким-то оптовым покупателям. Наоборот, «Газпром» должен юридически привязаться к простой идее – либерализация доступа к газовой инфраструктуре. Вот и все. Таким образом, когда нам говорят, что сейчас Украина станет экспериментальной площадкой, то это здорово. Напомню, как сейчас «Газпром» продает газ на Украине. Все говорят, что в контракте от 19 января существует пункт о том, что дочерняя компания «ГазпромСбытУкраина» имеет возможность продавать 7,5 млрд кубов в 2009 году прямым покупателям газа на Украине. Это верно. Но как-то не все обращают внимание, что покупателем всего российского газа является компания НАК «Нафтогаз Украины», которая потом уже продает это газ «ГазпромСбытУкраине», а тот уже продает его конечным потребителям. Так вот, если мы сейчас «третий энергопакет» переносим на Украину, значит «Газпром» заявляет: «Пожалуйста, либерализуйте нам доступ к газовой трубе, у нас есть прямой контракт с покупателями. Не имеете права закупать весь газ. Наоборот, этот пакет запрещает весь газ закупать на границе.» Если у «Газпрома» есть прямой контракт с покупателем газа, например, металлургическим заводом, он может сказать: «Ребята, вы обязаны дать мне допуск к этому заводу. Пропустите газ! Вы не имеете права отказать, сославшись на ваше право собственности.» «Третий пакет» предполагает, что «Газпром» не может купить эту трубу, но дать ему доступ они обязаны. В этом и есть суть конкуренции. А зачем покупать эти трубы? Я решительный противник того, чтоб покупать ту же украинскую ГТС. Зачем она нам нужна как собственность? Да, это прекрасная идея – либерализуйте доступ к ней, и все.

Не устану напоминать, вот в Белоруссии мы фактически завершили сделку по покупке 50% Белтрансгаза. Три уже транша сделали из четырех. Что нам это дало? Нам это ничего не дало. Управлять мы этой системой не можем. Устанавливать цены мы не можем. Лукашенко каждый раз ездит клянчить к нам денег, и мы вынуждены идти ему на уступки. Зачем было платить 5 млрд долларов президенту Белоруссии за эту трубу, если что есть она во владении, что нет? Представьте, что есть житель в квартире, половину которой вы купили. Вы говорите: «Вот теперь будем жить вместе». Он соглашается и берет у вас деньги. Но когда вы приходите в квартиру, вас даже на порог не пускают и сообщают, что ходить сюда не надо. Так вот, зачем покупать трубу, если вы не имеете возможности каким-то образом ею пользоваться?

Говорят еще, что Россия обязана будет пускать туркменский газ, если Туркмения заключит контракт. На прошлой неделе Туркмения заключила контракт с немецкой компанией Е.О.n. на продажу газа. Считаю, что этот контракт просто попытка «ущипнуть» Россию, потому что если бы это соглашение было реально, Россия выиграла бы в деньгах. Объясню почему. Цена на газ для Украины в первом квартале была $360, у Туркмении Россия покупала газ по $340. То есть, мы покупали туркменский газ себе в убыток. Сейчас после аварии на трубопроводе прекратили закупки, так мы в плюсе оказались. Поэтому, если бы у Туркмении был прямой контракт на поставки газа в Европу, а не виртуальная бумажка, которая в спешке была подписана (потому что там все – от газа до изучения немецкого языка в Туркмении, как мы понимаем, такие документы не имеют коммерческой основы), мы бы на этом денег не потеряли. Россия не является уже перепродавцом центральноазиатского газа. Почему-то тоже об этом все забывают. Мы не перепродаем этот газ, мы его только транзитируем. Поэтому с либерализацией доступа нам здесь тоже будет проще. Скажем туркменам: «Ребята, давайте возьмем цену в Словакии или в Австрии, 100 км на транзит. Сколько это там - $7? Вот и платите нам $7 за тысячу кубов на сто км, и все. Вопросов никаких нет. Посчитайте расстояние от Туркмении до украинских границ, и вы получите стоимость транзита.» Да, допустим нам нужно будет поднять цену, на Украине мы сейчас платим меньше. Ну, возьмем и повысим тариф. Но зато мы и получим возможность напрямую, без всякого «Нафтогаза» продавать этот газ украинским потребителям.

Нас пугают какой-то конкуренцией. А где конкуренты-то? Все прекрасно знают, что доля импорта в Европе будет расти год от года. Это говорят сам же европейские эксперты из Международного энергетического агентства. Если у вас доля импорта растет, а добыча газа в мире растет не такими быстрыми темпами, так о какой конкуренции мы говорим? Нам конкуренция выгодна. Когда товар востребован, и конкуренция не страшна. Поэтому я считаю, что пока доминируют эмоциональные оценки. Но если в реальности копнуть поглубже, получается, что Россия при умной политике может решения Евросоюза обратить в свою пользу.

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики