Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Схватка трех «ёкодзун»: кому достанется победа в российском газовом треугольнике

Схватка трех «ёкодзун»: кому достанется победа в российском газовом треугольнике

Споры о либерализации цен на газ — следствие не только экономической конкуренции «Газпрома», «Роснефти» и «Новатэка». Это элемент борьбы номеклатурно-политических групп в российском ТЭК
 

На российском рынке происходит битва титанов. Крупнейшие производители газа «Газпром», «Роснефть» и «Новатэк» конкурируют как за внутренний рынок, так и за право экспорта трубопроводного газа. За каждой из компаний стоит мощная лоббистская поддержка в лице либо руководителя, либо собственника: Алексей Миллер, Игорь Сечин и Геннадий Тимченко соответственно, что придает остроту перманентному конфликту. Ведь из-за примерно равной силы политических фигур пока никто не может одержать решающую победу.

Нынешний виток противоречий касается либерализации цен на газ на внутреннем рынке. По действующему законодательству «независимые» производители газа — «Роснефть» и «Новатэк» — могут продавать газ промышленным потребителям по свободным ценам. А «Газпром» обязан торговать только по установленным ФАС тарифам. Это привело к тому, что «независимые» «отъели» у «Газпрома» существенную часть внутреннего рынка, просто предлагая покупателям небольшую скидку от официальных тарифов. «Газпром» при этом ничего сделать не может, конкурировать по цене ему запрещает закон. 

Подобная особенность госрегулирования на газовом рынке привела к тому, что сначала «Новатэк», а затем и «Роснефть» нарастили добычу и сбыт газа. 

Причем на первом этапе обе компании забирали клиентов у «Газпрома», а позже стали конкурировать и друг с другом. В 2016 году «Роснефть» вышла на второе место по добыче газа и к 2020 году собирается нарастить производство до 100 млрд куб. м газа в год. Проблема в том, что «независимым» производителям выгодно поставлять газ промышленным потребителям, расположенным близко к районам добычи газа, то есть к ЯНАО и ХМАО, так как стоимость транспортировки сильно влияет на рентабельность поставки. Соответственно, отдаленные потребители «Новатэку» и «Роснефти» малоинтересны. Но даже при таких ограничениях доля «Газпрома» на внутреннем рынке сократилась с 80% в 2010 году до примерно 64% в 2016 году, а «Новатэк» и «Роснефть» имеют примерно по 18% рынка. Так что называть «Газпром» монополистом можно, говоря только об экспорте трубопроводного газа.

Из-за постоянного роста цен на российском рынке и падения на европейском «Газпром» стремится вернуть себе позиции. Для этого он просит правительство предоставить ему право давать скидку потребителям, что поставит его в одинаковое положение с «Новатэком» и «Роснефтью». Позицию концерна поддержал ФАС, предложив провести пилотный проект по либерализации цен на газ для промышленности в трех регионах: ХМАО, ЯНАО и Тюменской области. Против выступило Минэнерго, резонно замечая, что такой эксперимент приведет к банальному выдавливанию «независимых поставщиков из этих регионов, ведь «Газпром» сможет перебить ценовое предложение и «Новатэка», и «Роснефти». Сами же компании так же обоснованно указывают на то, что если уж и создавать равные условия, то стоит начать с установления равных тарифов на транспортировку газа по Единой системе газоснабжения и его хранению в подземных хранилищах газа (ПХГ). В настоящее время «дочки» «Газпрома» платят за эти услуги меньше, чем сторонние организации.

В итоге Сечин и Тимченко смогли отбиться от пилотных проектов по либерализации цен. Периодически они переходят в наступление и требуют также равных прав на экспорт трубопроводного газа. В их предложениях можно увидеть как тактические задачи (получение экспортной прибыли), так и стратегические — изменение модели всей газовой отрасли России.

«Роснефти» и «Новатэку» выгодно привести модель газовой отрасли к виду нефтяной, т. е. выделить из «Газпрома» транспортную составляющую, а остальные части приватизировать, как это было при реформе РАО «ЕЭС России».  Как и в электроэнергетике, покупателем газовых активов в этом случае смогут быть как частные компании, например «Новатэк», так и государственные — «Роснефть». Владимир Путин опасается, что выход нескольких российских компаний на европейский рынок приведет не к росту поставок российского газа, а к конкуренции и падению цен. Соответственно, снизится экспортная пошлина и налог на добычу полезных ископаемых, а значит, и доходы бюджета. А это уже путь к социальной напряженности.

Для убеждения президента в необходимости реформы «Газпрома» «независимым» производителям выгодно указывать на неэффективность этой компании. Для этого и «Роснефть», и «Новатэк» договорились о поставках газа с зарубежными потребителями и исполняют их за счет закупки газа на спотовых рынках. Кроме того, «Новатэк» вскоре сможет поставлять сжиженный газ со своего проекта «Ямал СПГ» в Европу. Для того чтобы конкурировать с компанией Тимченко и Михельсона, «Газпром» стремится сдвинуть с мертвой точки проект «Балтийский СПГ», ориентированный на западные рынки сбыта. Для этого нужно мотивировать Shell к более активным действиям. Предложения предоставить налоговые льготы, аналогичные проекту «Ямал СПГ», вероятно, были отвергнуты на уровне руководства страны. Теперь же «Газпром» просит правительство предоставить ему право самостоятельно определять стоимость газа, реализуемого на заводы СПГ. Часто можно услышать такую интерпретацию этой просьбы: «Газпром» хочет продавать газ для «Балтийского СПГ», в котором 49% будет принадлежать Shell, дороже официальных тарифов, чтобы максимизировать именно свою маржу. Но для того, чтобы затащить иностранного партнера в проект, нужно делать все наоборот: продавать совместному предприятию газ дешевле тарифа, чтобы Shell польстился на прибыль и приступил к реализации проекта.

Выходом на СПГ-рынок из Балтийского моря «Газпром» сможет продемонстрировать, что ничем не хуже «Новатэка» с его «Ямалом СПГ» и «Роснефти» с ее «Печорой СПГ». Так что можно рассматривать либерализацию цен на газ не как исключительно экономическую конкуренцию, а как элемент борьбы номеклатурно-политических групп в российском ТЭК.

Автор: Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ

Опубликовано: Forbes.Ru, 05.07.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики