Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Подводные камни» Парижского соглашения: как «плата за углерод» скажется на российской энергетике

«Подводные камни» Парижского соглашения: как «плата за углерод» скажется на российской энергетике

После введения «сбора на углерод» цена на электроэнергию и тепло в России может вырасти более чем в два раза 

Фонд национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) подготовил аналитический доклад о перспективах новых климатических инициатив на саммите G20, развивающих Парижское соглашение по климату, и рассмотрел возможные последствия введения «налога на углерод» для российской экономики. Forbes приводит основные тезисы доклада. 

Парижское соглашение по климату, принятое в декабре 2015 года, после 2020 года станет продолжением и развитием Киотского протокола 1997 года — предыдущего международного документа, регулировавшего глобальные выбросы вредных веществ. Центральный аргумент в пользу ограничения выбросов углерода  — антропогенное воздействие на климат и опасность глобальных климатических изменений, в частности — глобальное потепление. 

Целью Парижского соглашения является «укрепление глобального реагирования на угрозу изменения климата в контексте устойчивого развития и усилий по искоренению нищеты» посредством трех следующих направлений:

  • ограничение прироста мировой температуры ниже чем на 2°C к доиндустриальному уровню и стремление к его ограничению на уровне 1,5°C;
  • повышение способности приспосабливаться  к неблагоприятным воздействиям изменения климата и развитию при низком уровне выбросов парниковых газов;
  • перераспределения финансовых потоков в развитии тенденции, характеризующейся низким уровнем выбросов и сопротивляемостью к изменению климата, т.е. сокращению использования традиционных видов топлива и развитие «зеленой» энергетики.

Риски Парижского соглашения 

Большинство стран мира, в том числе и Россия, подписали новый климатический договор в апреле 2016 года, однако, по мнению экспертов, ратифицировать его можно, лишь тщательно просчитав все риски для экономики. Кроме того,  решение Дональда Трампа о выходе США из Парижского соглашения сильно повлияло на расстановку сил в климатическом вопросе.  Официальная позиция Трампа состоит в том, что Парижское соглашение и ограничения в энергетике к 2025 году могли бы стоить США 2,7 млн потерянных рабочих мест и нанести удар по ряду важных отраслей экономики. К 2040 году выполнение климатических обязательств сократит производство бумаги на 12%, цемента — на 23%, стали — на 38%, угля — на 86%, природного газа – на 31%. К этому времени потери ВВП составят уже $3 трлн, а потеря рабочих мест — 6,5 млн.

При подготовке Парижского соглашения особо стал выделяться вопрос о введении «платы за углерод», который станет принципиальным вопросом для создания глобального рыночного механизма по сокращению выбросов. Таким образом, существует вероятность, что что следующим этапом развития Парижского соглашения будет введение подобного налога.

«Плата за углерод»

Так, уже в повестку саммита G20, прошедшего 7-8 июля, вошла тема изменения климата и разработка необходимых финансовых инструментов и экономических стимулов. Правительствам стран G20 необходимо предпринять активные коллективные усилия по развитию глобальных механизмов ценообразования на углерод, а также согласовать «конкретные и амбициозные сроки» для поэтапного отказа от т.н. субсидий на ископаемое топливо. В исследовании отмечается, что основное направление борьбы за климат нацелено на введение жестких ограничений для производителей и потребителей традиционных видов энергоносителей.

Сейчас есть два основных рыночных механизма по сокращению выбросов, взаимосвязанных между собой — во-первых, так называемый «углеродный сбор», т.е. прейскурант на определённый объем выбросов углекислого газа. Уже в 2015 году на конференции ООН по климату в Париже было выдвинуто предложение о широком внедрении в мире платы за выбросы углекислого газа. «Углеродный налог» рассматривается как механизм по сокращению выбросов и источник наполнения Зеленого климатического фонда объемом $100 млрд в год, предназначенного для помощи и адаптации развивающихся стран к изменениям климата. После 2020 года потребность фонда в финансировании возрастет до $450 млрд. 

В ряде стран были попытки ввести налог на углерод. Так, Австралия вводила углеродный налог в 2012 году и отменила его через два года, потому что он наносил урон экономике страны. В июне текущего года Палата представителей Конгресса США проголосовала против введения углеродного налога, в резолюции говорится, что он не соответствует интересам государства.

Во-вторых, появляется еще один механизм — становится возможной торговля квотами, если право на выбросы определяется в конкретном объеме, а затем квоты на дополнительные выбросы могут докупать те, у кого имеется их недостаток. Продавать собственные квоты смогут государства, которые создали их избыток.

По данным доклада, в России «плата на углерод» обернется для граждан сильным ростом инфляции и, прежде всего, существенным увеличением расходов на коммунальные ресурсы, в частности, за теплоснабжение и электроснабжение: после введения «сбора на углерод» цена на электроэнергию и тепло в России может вырасти более чем в два раза.

Что касается компаний, то для одного только «Газпрома» величина нового налога может составить после 2020 года более $1,6 млрд (согласно «Экологическому отчету ОАО «Газпром» за 2014 год», выбросы CO2-экв. у компании составили около 110 млн т). При этом, как утверждается в подготовленном при поддержке Фонда имени Фридриха Эберта исследовании WWF «Цель России по парниковым газам на 2020 год», для «Газпрома» вряд ли стоит ждать в ближайшие годы значительного снижения парниковой эмиссии. Соответственно, «углеродная» нагрузка на компанию после 2030 года возрастет уже до $3,8 млрд. 

Автор: Варвара Перцова

Источник: Forbes.Ru, 11.07.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики