Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Плата за углеводороды ведет к проигрышу России

Плата за углеводороды ведет к проигрышу России

Ратификация Парижского соглашения крайне опасна для отечественной экономики, особенно в условиях санкций со стороны западных стран. Соглашение перераспределяет доходы от экспортеров углеводородов в пользу дотируемой зеленой энергетики, налагая дополнительную многомиллиардную нагрузку, которая ляжет на плечи промышленности и населения. К таким выводам пришли эксперты, обсуждая социально-экономические последствия выполнения Россией условий Парижского соглашения по климату. Круглый стол на эту тему с участием представителей власти, бизнеса и экспертного сообщества состоялся накануне прошедшего на днях в Гамбурге Саммита G20, одним из основных вопросов которого стала тема климатических изменений.

Как отметили участники круглого стола, при подготовке саммита G20 активизировалось обсуждение вопроса введения глобальных механизмов «платы за углерод», хотя ранее говорилось, что этого не произойдет. «Заявлялось, что Парижское соглашение не вводит плату за углерод. Но, как мы говорили, эта тема все же появилась: если посмотреть документы, которые подготовлены Германией к G20, — там тема платы за углерод уже звучит в полный рост», — отметил руководитель Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов.

Парижское климатическое соглашение «назначает ответственным» за глобальное потепление человека и то, без чего человечество пока не может обойтись, — углеводороды: газ, нефть и уголь. Климатологи говорят, чтобы спасти планету, нужно бороться с углеводородами, переходить к низкоуглеродной экономике. Для России как крупнейшего экспортера газа и нефти риски очевидны сразу.

По словам Симонова, если раньше звучали тезисы, что Парижское соглашение задает только общую повестку, философию и не накладывает никаких обязательств, то теперь ситуация кардинально изменилась. России фактически ставят ультиматум: если мы не согласимся, мы будем выглядеть как нецивилизованная страна. Подписали — надо ратифицировать. Но ценой будет плата за углерод, пострадают в первую очередь экспортеры, а затем и вся промышленность и население.

Понимая риски, все активнее звучат голоса в пользу внимательного анализа последствий ратификации Парижского соглашения. Как подчеркнул руководитель рабочей группы по экологии экспертного совета при правительстве РФ Рашид Исмаилов, прежде чем принимать политическое решение о ратификации Парижского соглашения по климату, нужно посчитать и взвесить все последствия для России.

Первыми это сделали Соединенные Штаты. Подписывая указ о выходе из Парижского соглашения, Президент США Дональд Трамп назвал это решение «историческим шагом», направленным на защиту интересов американских граждан, которые пострадали бы в результате принятия климатических мер. В частности, ограничения, налагаемые Парижским соглашением, привели бы к потере 6,5 млн рабочих мест к 2040 году. Ранее считалось, что из Парижского соглашения невозможно выйти, но в случае с США это произошло, и это полностью меняет ситуацию и догму о том, что все «человечество согласилось с философией Парижа». «Обама в свое время проиграл спор с Китаем за формат климатического соглашения. Трамп переиграл то, что сделал Обама», — добавил руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН Сергей Рогинко.

Действительно, в США четко увидели логику того, что Парижское соглашение, по сути, создает механизм перекачки денег от производителей углеводородов к производителям дотируемой зеленой энергетики. За производство традиционных энергоресурсов придется платить штрафы, которые пойдут на субсидирование возобновляемой энергетики, говорится в аналитическом докладе ФНЭБ. Именно поэтому сегодня Китай — один из крупнейших импортеров топлива — поддерживает ЕС в вопросах климата. «Китай заявляет, что готов постепенно сокращать производство электроэнергии из углеводородов — но только если будет получать субсидии на развитие своей зеленой энергетики. Заплатить за это должны экспортеры углеводородного топлива. Россия оказывается в самом глупом положении», — отмечается в докладе ФНЭБ. Интерес Китая также связан и с производством технологий ВИЭ: уже сегодня он занимает лидирующие позиции в мире по выпуску солнечных батарей и мощностей ветровой генерации.

В России же в результате реализации мер Парижского соглашения серьезно пострадает практически вся промышленность. ФНЭБ привел расчеты последствий для различных сфер российской экономики в случае введения углеродного сбора в размере, который предлагался членами Российского партнерства за сохранение климата ($15/тонн CO2-экв. с 2020 г. и $35/тонн CO2-экв. с 2030 года).

Основным источником эмиссии парниковых газов в России выступает энергетический сектор (84% выбросов). Дополнительная ежегодная финансовая нагрузка на энергетику составит около $35 млрд в 2020 г. (примерно 2,5% российского ВВП) и более $80 млрд к 2030 году. Сельскохозяйственный сектор должен будет заплатить около $4,6 млрд к 2030 году. Для «Газпрома» величина нового налога может составить после 2020 г. более $1,6 миллиарда. С учетом того, что значительное снижение эмиссии для «Газпрома» не ожидается, «углеродная» фискальная нагрузка на компанию после 2030 года возрастет уже до $3,8 млрд в год.

В случае введения «углеродного сбора» в РФ стоит ожидать резкого роста инфляции, особенно в коммунальной сфере, что ударит по наименее социально защищенным слоям граждан. Цена на электроэнергию и тепло вырастет более чем в 2 раза.

Возникнут социальные проблемы в моногородах, где ведется угледобыча, — дополнительное бремя для угольной отрасли.

А в итоге оплачивать «низкоуглеродную экономику» придется российским гражданам. «Можем ли мы вообще это сделать, есть ли у нашего государства необходимые ресурсы, чтобы за десять лет провести мероприятия, которые страны запада проводили в течение многих десятилетий», — задается вопросом руководитель Департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий Александр Григорьев.

В свою очередь, член президиума Академии геополитических проблем Владимир Павленко считает, что Парижское соглашение позволяет получить инструмент внешнего вмешательства во внутренние дела России, используя экологические инструменты. Нет выбросов — нет развития, и все сказки про рост ВВП без роста выбросов — это манипуляции со статистикой, считает эксперт. И поясняет, что экологией заниматься нужно, но не превращая ее в большую политику и не поступаясь национальными интересами.

«Правила игры» в мировой климатической политике пока формируются не в пользу России. Так, например, в течение многих лет климатическими организациями серьезно занижаются показатели поглотительной способности российских лесов. В свое время именно этот факт выступил причиной отказа России от присоединения ко второму периоду действия Киотского протокола. «Только Россия является страной-донором, если смотреть баланс выбросов и поглотительной способности лесов. При объеме выбросов 2-2,5 млрд тонн мы остаемся экологическим донором для всего мира», — сообщил руководитель Центра комплексной оценки экологической, энергетической и экономической эффективности Виктор Потапов.

Очевидно, что любые дискредитирующие углеводороды решения прежде всего бьют по России. В случае введения платы за выбросы углеводородов мы окажется одной из самых проигравших экономик, говорится в аналитическом докладе ФНЭБ.

Автор: Анна Сорокина

Источник: Ytro.Ru, 11.07.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики