Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > США проверяют Европу на прочность

США проверяют Европу на прочность

В 1980-е годы Вашингтон уже пытался грубой силой помешать развитию сотрудничества нашей страны с Западной Европой в газовой сфере, напоминает эксперт клуба «Валдай» Алексей Гривач. Но эмбарго, введённое Рейганом на поставку оборудования для строительства мощного газопровода из СССР в страны Западной Европы, не сработало из-за сопротивления европейских политических лидеров и корпораций. Тридцать лет спустя фундаментально ничего не изменилось. Осталось только выяснить, есть ли в ЕС лидеры, способные не только словом, но и делом отстоять европейские интересы перед США.

Возможные санкции США в отношении участников, инвесторов, кредиторов, поставщиков товаров или услуг для российских экспортных проектов – то есть, к широкому кругу европейских энергетических, технологических, промышленных, инжиниринговых, логистических и сервисных компаний, а также финансовых учреждений – формируют новый тектонический разлом между Брюсселем и Вашингтоном. Даже Европейская комиссия, которая традиционно декларировала приоритетом своей политики диверсификацию источников поставок газа и поддержку любых инфраструктурных проектов, кроме российских, готовится дать жёсткий отпор. Даже скандал вокруг Siemens, который в других условиях стал бы поводом для мощнейшей PR-атаки на Германию, главного и решающего сторонника «Северного потока-2» в ЕС, звучит не столь остро на фоне угрозы европейским коммерческим, энергетическим и стратегическим интересам из-за океана.

Попробуем разобраться, что именно так обеспокоило европейцев, которые до сих пор поддерживали американские санкционные инициативы в отношении России. 

Во-первых, в политическом обосновании возможных санкций, направленных против экспортных трубопроводов из России, в том числе «Северного потока-2» прямо сказано, что «правительству Соединённых Штатов следует уделять первоочередное внимание экспорту энергетических ресурсов Соединённых Штатов в целях создания американских рабочих мест, оказания помощи союзникам и партнёрам Соединённых Штатов и укрепления внешней политики Соединённых Штатов». То есть, санкции будут использоваться, как внешнеполитическое оружие и инструмент создания рабочих мест в США. За чей счёт? Прежде всего, за счёт европейских потребителей. Американский СПГ неконкурентоспособен на европейском рынке. Чтобы продавать его с прибылью, нужны более высокие цены на рынке, чем те, по которым поставляют действующие экспортёры, крупнейшим из которых является Россия. Помимо более высоких цен для европейцев, это будет означать и дополнительные риски из-за ограничения вложений в развитие инфраструктуры и возможной волатильности на рынке СПГ, где танкеры могут в любой момент уйти к потребителям, предлагающим более высокие цены, как это случилось после аварии на Фукусиме. 

Во-вторых, для европейских игроков это потеря важных рынков. Энергетическим компаниям эти проекты обеспечивают долгосрочные, надёжные и конкурентные поставки газа. Поставщикам труб, оборудования, услуг по укладке, логистике – многомиллионные и даже миллиардные заказы. Финансовым институтам – практически низкорисковые с точки зрения возврата средств проекты с хорошей гарантированной нормой доходности. Плюс мультипликационный эффект для развития газотранспортной инфраструктуры внутри ЕС. Другими словами – потеря европейских рабочих мест в угоду создания рабочих мест в США. 

В-третьих, удар по самолюбию. Никакого политеса в отношении так называемых «союзников» Вашингтон в этот раз соблюдать не стал. Как в том анекдоте – «проблемы индейцев шерифа не волнуют». Европейцам не нравится, когда их так грубо ставят перед фактом, что их мнение ничего не значит. 

Даже смягчение формулировок законопроекта, которое состоялось в ходе обсуждения перед вынесением на голосование в Палате представителей, реально таковым не воспринимается. Конгрессмены из нижней палаты именно санкции, затрагивающие газопроводные дела, отдали на откуп Трампу. Если в других параграфах, законопроект в случае принятия обязывает президента ввести санкционные меры или доказать Конгрессу, что их введение противоречит национальным интересам США (своеобразная презумпция виновности), то по отношению к участникам, партнёрам, поставщикам и подрядчикам экспортных трубопроводных проектов в России теперь говорится, что президент «может ввести санкции». В принципе он и без этого законопроекта имеет такое право по законодательству США. 

Но хотя с юридической точки зрения это бессмысленный пункт, с политической – он имеет колоссальное значение. Дело в том, что введение этих санкций, в отличие от более широкого набора, укладывается в логику предвыборных обещаний Трампа – новые рабочие места, развитие собственной добычи энергоресурсов и их экспорта, выравнивание торговых балансов с европейскими странами – это всё его лозунги. Смягчив здесь формулировку, Конгресс заодно перекладывает ответственность за ухудшение отношений с европейцами на президента США, от заявлений и действий которого политики Старого Света и так регулярно впадали то в ступор, то в истерику. 

Впрочем, несмотря на серьёзность положения, ответ на главный вопрос – будут ли санкции в случае превращения законопроекта в закон реально работать или лишь создадут временные сложности – зависит не от Трампа или Конгресса, а от России и Европы. Это же не первый случай, когда Вашингтон пытается грубой силой помешать развитию нашего сотрудничества в газовой сфере. В 80-е годы Рейган вводил эмбарго на поставку оборудования, в том числе произведённого европейцами, для строительства мощного газопровода из СССР в страны Западной Европы. Оно не сработало из-за сопротивления европейских политических лидеров и корпораций, потому что им нужен был советский газ и советский рынок. 30 лет спустя фундаментально ничего не изменилось. Европе нужен российский газ и российский рынок. Осталось только выяснить, есть ли в ЕС лидеры, способные не только словом, но и делом отстоять европейские интересы перед США. 

Автор: Алексей Гривач, заместитель гендиректора ФНЭБ по газовым проектам

Опубликовано: Валдай, 26.07.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики