Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Армения-Россия: близок ли «энергетический развод»?

Армения-Россия: близок ли «энергетический развод»?

Заявление президента Армении Сержа Саргсяна, сделанное в интервью иранской газете «Шарг» о желании официального Еревана участвовать в транзите иранского газа в Европу, вызвало заметное оживление в армянской прессе. Некоторые «эксперты» и медийные персоны даже умудрились истолковать слова президента как серьезную заявку Еревана на «снижение энергетической зависимости от России». Так ли это на самом деле? Что в реальности стоит за заявлением Саргсяна, и сможет ли Армения действительно стать транзитером иранского газа в Грузию или Европу?

Саргсян озвучил данный тезис в ответ на вопрос журналиста иранской газеты о возможностях расширения армяно-иранского энергетического сотрудничества. Он сначала сказал, что Армения готова участвовать в проектах по транзиту иранского газа в Европу, однако из его последующих слов нельзя сделать однозначный вывод, что данный вопрос хотя бы на нынешнем этапе серьезно прорабатывается Ираном, Арменией или тем же ЕС. Скорее, наоборот, Серж Саргсян в стиле «если что, то мы готовы» дал понять, что Армения в принципе не против данной перспективы, но решение ключевых вопросов в данном «газовом уравнении» не зависит от Еревана. «Если по итогам соответствующих обсуждений это будет выгодно всем заинтересованным сторонам, то этот проект можно осуществить», — сказал президент Армении.

Глава армянского государства, по сути, ничего нового не говорит. Данный вопрос, как минимум, на уровне обсуждений всегда присутствовал в двусторонней повестке с момента запуска армяно-иранского газопровода. Постоянные разговоры о транзите иранского газа в Европу по территории Армении смахивают на дискуссии о поставках дешёвого иранского газа в Армению, который якобы может стать альтернативой российскому «голубому топливу». Экономисты и эксперты по вопросам энергетики приводят разные причины, но проблема в том, что ни транзита, ни диверсификации пока нет.

Безусловно, Россия традиционно доминирует практически во всех сегментах энергетического рынка Армении. Москва — основной поставщик потребляемого в Армении газа. Более того, «Газпром» является единоличным владельцем газотранспортной системы Армении и в соответствии с подписанным в 2013 году соглашением имеет монопольные права по газовым поставкам в страну. Помимо этого Россия владеет крупными активами в гидроэнергетической отрасли, является монопольным поставщиком урана для армянской АЭС в Мецаморе, а компания с российским капиталом («Ташир») после ухода «Интер РАО» с рынка стал владельцем «Электрических сетей Армении». Таким образом, Россия играет весомую роль в обеспечении структурной устойчивости энергосистемы Армении. С Ираном в энергетической сфере Армения кооперирует по бартерной схеме — газ в обмен на электричество.

В связи с этим заявление Сержа Саргсяна как минимум трудно истолковать в контексте стремления Еревана снизить энергетическую зависимость от России. В свое время ныне покойный экс-министр энергетики и природных ресурсов Армении Армен Мовсисян в интервью одному из российских СМИ по поводу возможностей Армении стать транзитером иранского газа в соседние страны, сказал следующее: «Стать транзитным государством, означает, что слева от тебя есть государство, которое продает газ, а справа — страна-покупатель, и для транспортировки товара используется территория твоего государства. В этом плане возникает вопрос — было ли сделано такое предложение Армении? Разговоры о том, что мы выбрали малый диаметр трубопровода по причине давления извне (часто упоминается здесь Россия — ред.) просто нелогичны. Чтобы страна стала транзитерем газа необходимо прокладывать не один, а несколько трубопроводов. Помимо этого, нет покупателя иранского газа через армянскую территорию. Такой страной могла бы стать Грузия, однако она импортирует газ даже не из России, а из Азербайджана. Таким образом, прокладка нескольких труб при отсутствии рынка сбыта означает бессмысленные и неокупаемые инвестиции». 

Конечно, с момента указанного интервью много воды утекло. После частичной отмены международных санкций на глобальным энергетическом рынке о своих интересах громко заявил Иран, а основной поставщик газа в Грузию — Азербайджан в связи с возникшими финансовыми проблемами не в состоянии наращивать объёмы добычи газа. С этой целью после длительного перерыва Баку начал переговоры с Москвой о наращивании поставок российского газа в Азербайджан.

С другой стороны, для того, чтобы стать серьезным транзитером иранского газа в Грузию и тем более в страны ЕС, необходима прокладка нескольких трубопроводов из Ирана в Армению, а также из Армении в Грузию. Однако нынешние инфраструктурные возможности сторон весьма скромные. Они работают в одном направлении — «голубое топливо» из Ирана и России поступает в Армению. Труб для прокачки газа в обратном направлении нет. Более того, нет пока достроенного трубопровода по территории Грузии в Европу. «Турецкий поток», реализуемый Россией, и финансовые сложности Азербайджана по введению в эксплуатацию месторождения «Шах Дениз — 2» делают эту перспективу все более туманной. В связи с этим максимум, что сейчас обсуждается — это своповые поставки газа и перетоки электроэнергии по формирующемуся энергетическому коридору Россия-Грузия-Армения-Иран.

В июле прошлого года министр энергетики Ирана Бижан Зангане анонсировал заключение с Тбилиси базового соглашения об экспорте газа в Грузию по территории Армении. Планировалось также создание специальной армяно-иранской организации. В этом направлении Иран даже сделал определенные шаги, однако опять-таки в виду ограниченности региональных газотранспортных инфраструктур речь идет лишь о своповых поставках. В этой схеме роль России высока, поскольку для ее функционирования необходимо, чтобы в обоих концах трубы были газодобывающие государства.

Получается при нынешней инфраструктурной конфигурации ожидания по становлению Армении региональным энергетическим хабом и тем более по вероятному «энергетическому разводу» с Россией, явно преувеличены. То есть, за всеми этими схемами все равно будет стоять Россия. Эту точку зрения разделяет один из ведущих российских экспертов по вопросам энергетики Константин Симонов.

«Понятно, что после отмены санкций в регион вернулся большой игрок в сфере энергетики — Иран. Говорится, например, о том, что за счет этого Армения станет хабом или газовым коридором для Ирана и Грузии. Однако это может случиться, если из Ирана в Грузию через Армению начнутся физические поставки газа. Гипотетически такая возможность существует. Фигурирует также тема свопа (своповых поставок). Если речь об том, то Армения — никакой ни хаб или газовый коридор, поскольку речь идео о простой схеме обмена. Иран проставляет газ в Армению, а Россия — в Грузию, а контракт, допустим, у Грузии с Ираном. В принципе эта схема возможна, но гипертрофированные ожидания порождают ощущения, что скоро произойдёт нечто очень большое и существенное. Не хочу никого обидеть, но и в России, и в Иране история возможного грузино-иранского газового сотрудничества по своповой схеме не является доминирующим», — говорит Симонов.

Автор: Аршалуйс Мгдесян

Источник: EADaily, 02.08.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики