Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Сбережение Байкала для будущих поколений – несомненный государственный приоритет

Сбережение Байкала для будущих поколений – несомненный государственный приоритет

В ситуацию, связанную с проектами монгольских ГЭС в Прибайкалье, на днях вмешался президент РФ. Владимир Путин поручил Генпрокуратуре РФ досконально проверить ситуацию с природопользованием на Байкале, ибо уровень наносимого озеру экологического ущерба, по многим оценкам, в разы превышает допустимые экологические нормативы.

А примерно за месяц до этих решений не оправдались надежды монгольской стороны на положительный или по крайней мере нейтральный вердикт ЮНЕСКО относительно экологии ГЭС-проектов. В совокупности всё это еще раз подтверждает комплексный характер экологических проблем в Байкальском бассейне, существенной «добавкой» к которым вполне могут стать те же монгольские проекты.

В ходе состоявшегося на днях в Бурятии совещания, посвящённого актуальным проблемам сохранения озера Байкал и экологического развития Байкальской природной территории, В. Путин подчеркнул: «Байкал для нас – это и гордость, и наша особая ответственность, а задача его сбережения для нынешних и для будущих поколений – несомненный государственный приоритет. Ликвидация последствий нерациональной, зачастую безответственной хозяйственной деятельности на этих территориях требует особого внимания. Для того чтобы, во-первых, ничего подобного больше в будущем не допускать, а во-вторых, сделать всё для того, чтобы минимизировать то, что уже накоплено». 

Наряду с упомянутым выше поручением по проверке соблюдения в регионе природоохранных норм, президент адресовал Минэнерго РФ и руководству Бурятии указание изучить возможность увеличения поставок электроэнергии из Бурятии в Монголию. Такое решение, как отмечалось на совещании, обусловлено планами Улан-Батора возвести ГЭС-каскад на впадающей в Байкал Селенге и ее притоках, что чревато серьезными нарушениями в экологическом балансе самого озера и всего Прибайкальского региона.

В связи с отмеченными факторами решение о создании или «замораживании» упомянутых ГЭС, по мнению многих экспертов, будет приниматься, скорее всего, в межгосударственных рамках. В том числе потому, что с 2017 г. Россия на правительственном и экспертном уровнях всё активнее настаивает на тщательной экологической экспертизе данных проектов. А в обеспечение растущего спроса в Монголии на электроэнергию начинают «возвращаться» проекты еще советского периода – по увеличению ее поставок из соседних регионов РФ и по перекачке российского газа через газотранспортную систему Бурятии.

По мнению ведущего эксперта Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, у России в Прибайкалье «множество ГЭС, вырабатывающих дешевую электроэнергию. Поэтому один из вариантов – это поставка электроэнергии, на которую можно давать ценовую скидку и всё равно оставаться с прибылью. Причем Монголии не придется строить объекты, угрожающие Байкалу». Образно говоря, это «не благотворительность, а коммерческий контракт, но с политическим смыслом».

В то же время, как полагает И. Юшков, Монголия «прекрасно понимала, что для России это (строительство монгольских ГЭС на Селенге. – Ред.) неприемлемый проект. Но шантаж обоснован – Монголии нужна дополнительная энергия». Потому вопрос перед Москвой был поставлен, можно сказать, ребром: либо вы поставляете электроэнергию, либо мы строим свой генерирующий объект.

По расчетам российских экспертов, строительство дополнительной ЛЭП из Иркутской области или Бурятии в Монголию оценивается примерно в 0,8-1,2 млрд. долл. (в зависимости от мощности и маршрута ЛЭП). А сооружение прибайкальского ГЭС-каскада в этой стране потребует минимум 2 млрд. долл. Монгольская же сторона, напомним, инициировала именно ГЭС-проекты, притом без их надлежащей экологической экспертизы. Но, похоже, с этими проектами теперь придется в лучшем случае повременить.

Тем более что 41-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, состоявшаяся в начале июля с.г. в Кракове, рекомендовала провести всесторонние исследования по экологическим составляющим тех же монгольских ГЭС. Требуется, как считают в ЮНЕСКО, представить доклад «по трансграничной стратегической экологической оценке (ТСЭО)» этих проектов, ввиду уникальной значимости Байкала для общемировой экологии. Таким образом, попытки монгольской стороны продвигать эти проекты с помощью, например, Всемирного банка, китайских, южнокорейских и других потенциальных инвесторов фактически получили шлагбаум. Упомянутый доклад о реализации/выполнении рекомендаций предписано представить в ЮНЕСКО не позднее 1 февраля 2018 г.

В контексте позиции этой ооновской структуры характерно недавнее заявление директора департамента землепользования Министерства окружающей среды Монголии Ш. Мягмара: «Мнения и предложения, собранные в ходе всех общественных слушаний в обеих странах, будут учтены в исследованиях по изучению потенциальных экологических и социальных последствий проектов ГЭС». Но, по его оценке, для проведения этой работы потребуется примерно два года.

Так или иначе, но уже и в монгольских СМИ отмечается, что проекты означенных ГЭС получают «всё больший международный резонанс». С одновременно «возросшей активностью российской стороны, в том числе прибайкальских Бурятии, Иркутской области и Забайкальского края, в вопросах изучения влияния проектов ГЭС на Байкальский бассейн».

Любопытно, что в начале 1950-х и в конце 1960-х годов предварительно прорабатывались проекты электроэнергетического хаба на юге Красноярского края в соседней с ним Туве – на базе колоссальных запасов гидроэнергии верхнего Енисея, его притоков и истока. Предполагалось их освоение и для поставок гидроэлектроэнергии в Монголию, географически окружающую Туву с юга. Кстати, этот вариант «электропоставок» более чем на 200 км отдалён (к западу) от Байкала, и вдобавок в сопредельных районах Красноярского края и Тувы Верхнеенисейский бассейн гидрографически не связан с озером, в отличие от Селенги и ее притоков.

Но такой вариант тогда показался сверхзатратным, особенно в сфере транспортного обеспечения: между Тувой и Красноярским краем не было, да и по сей день нет железной дороги, хотя ее проект впервые был разработан еще в 1914-1915 гг., затем уточнен в конце 1930-х…

Что же касается непосредственно байкальской экологии, то, как отмечалось в ходе вышеупомянутого совещания в Бурятии, и на самом Байкале, и в российском Прибайкалье немало экологических проблем. Это в первую очередь высокий уровень загрязнения побережья, акватории и дна бытовыми, промышленными отходами, неочищенными сточными водами; зарастание озера водорослями-сорняками; негативное влияние хронических, притом географически всё более обширных лесных пожаров в примыкающем регионе и т.п. Что обусловлено, прежде всего, «традиционными», на протяжении многих десятилетий методами хозяйственной деятельности.

Частично эти проблемы связаны и с качеством водопотока трансграничной Селенги. Скажем, загрязненные сточные воды и/или отходы отработавшего топлива с ТЭС Селенгского региона не могут не попадать в южнобайкальскую акваторию, распространяясь затем по всему озеру, и без того страдающему от различных видов загрязнения и их последствий. 

Так что и данные вопросы, параллельно с комплексной экологической оценкой северомонгольских ГЭС-проектов, должны решаться исключительно в рамках двухсторонних переговоров и опять же двухсторонних объективных исследований. Чему способствует, повторим, и вердикт ЮНЕСКО в отношении этих проектов. 

Источник: Ритм Евразии, 07.08.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики