Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Заказ южнокорейских танкеров не повредит российским верфям

Заказ южнокорейских танкеров не повредит российским верфям

Танкеры для транспортировки сжиженного природного газа с завода на Ямале Россия заказала в Южной Корее. Тогда как в России полным ходом идет возрождение российской судоверфи «Звезда», где также будут производить танкеры. И тем не менее есть логичный ответ на вопрос о том, почему отечественные предприятия разместили заказы у иностранных поставщиков.

Владимир Путин по итогам переговоров с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином оценил сотрудничество с Южной Кореей в энергетической сфере. Компании из этой страны участвуют в проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2», идет проработка вопроса об увеличении закупок сжиженного природного газа. Стороны также договорились активизировать деятельность совместных инвестиционно-финансовых платформ с объемом капитала в 1 млрд долларов.

Наконец, для транспортировки продукции «Ямал СПГ» на южнокорейских верфях будет построено 15 танкеров-газовозов.

Эти суда соответствуют ледовому классу Arc7, то есть способны преодолевать лед толщиной 2,1 метра при температуре до -52 градусов по Цельсию. Мощность пропульсивной установки – 45 МВт, что сопоставимо с мощностью современного атомного ледокола. Танкер способен перевезти более 170 тыс. кубометров сжиженного газа.

Первый из 15 танкеров, который назвали «Кристоф де Маржери», этой зимой успешно прошел испытания. А недавно совершил рейс из Норвегии в Южную Корею по Северному Морскому пути, потратив всего 19 дней, что примерно на 30% быстрее обычного маршрута через Суэцкий канал. Собственно, сам Севморпуть протяженностью 4 тыс. км, который начинается у мыса Желания на Архипелаге Новая Земля и заканчивается у мыса Дежнева на Чукотке, был пройден за 6,5 дней. Это был рекорд.

Однако в свете импортозамещения и главное – возрождения судоверфи «Звезда» на Дальнем Востоке для строительства танкеров – размещение заказа на иностранной судоверфи вызывает вопросы. Буквально несколько недель назад глава «Роснефти» Игорь Сечин просил Владимира Путина вернуться к вопросу обеспечения заказами строящейся судоверфи «Звезда». Сама «Роснефть» такие заказы сделала, но ждет этого же от Газпрома и «Новатэка».

На судостроительном заводе «Звезда» в Приморском крае планируют делать танкеры Very Large Crude Carrier дедвейтом 320 тыс. тонн и танкеры-газовозы Q-Max водоизмещением до 250 тыс. тонн. В сентябре этого года здесь состоится закладка четырех судов.

И все же в размещении заказов на танкеры в Южной Корее есть своя логика. Во-первых, когда «Новатэк» заказал в Южной Корее эти танкеры-газовозы ледового класса (точнее, забронировал мощности по строительству СПГ-танкеров на южнокорейской судоверфи), в России даже речи не шло о строительстве СПГ-танкеров и возрождении судоверфи «Звезда», говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Собственно, Россия и не производила никогда танкеры по перевозке СПГ, потому что ее вотчина до недавнего времени исключительно поставки трубопроводного газа. И лишь относительно недавно российские компании начали строить СПГ-заводы и экспортировать сжиженный природный газ. Пока в России работает лишь СПГ-завод на Сахалине.

И вот буквально в октябре 2017 года должна заработать первая очередь завода «Ямал СПГ», основным владельцем которого является «Новатэк». Вторую очередь должны запустить в 2018-м, третью – в 2019 году. Для экспорта этого сжиженного газа и нужны танкеры ледового класса, строящиеся на южнокорейской судоверфи. Тогда как судоверфь «Звезда» только в 2020-2021 году сможет начать строить первые танкеры.

У «Ямал СПГ» к этому сроку будет введено уже все три очереди мощностью 16,5 млн тонн СПГ в год, которые надо экспортировать в Азию танкерами-газовозами. Плюс «Новатэк» планирует уже второй проект «Арктика СПГ» на 18 млн тонн СПГ в год. «То есть надо будет еще примерно столько же танкеров. И я бы не исключал, что «Новатэк» запустит уже два СПГ-проекта, а «Звезды» еще не будет», – говорит Юшков.

«Компетенций у «Звезды» по строительству таких судов нет, и хотя Игорь Сечин уверяет, что южнокорейцы передадут технологии, я сомневаюсь, что южнокорейцы захотят создавать себе конкурентов. Поэтому еще большой вопрос, что мы сможем построить на «Звезде», – говорит собеседник.

«Наконец, «Новатэк» заказал в Южной Корее строительство уникальных танкеров самого высокого ледового класса. Таких танкеров для перевозки СПГ в мире больше нет», – говорит Юшков.

Россия способна делать более сложные суда, которые другие не умеют, – ледоколы и исследовательские суда. А танкеры – это куда более простая вещь.  

Другое дело, что танкеры высокого ледового класса хорошо подходят для развития Северного морского пути.

«Новатэк» будет использовать эти газовозы исключительно на трассе Северного морского пути для поставки СПГ покупателям. «Если СПГ идет на Запад, то танкер ледового класса приплывает в Бельгию, где СПГ перегружается на обычный СПГ-танкер, зафрахтованный на свободном рынке. А южнокорейский танкер возвращается на Ямал и грузит новую партию. И то же самое, если танкер идет по Севморпути в восточном направлении. «Новатэк» собирается создать на Камчатке перевалочный пункт, где газ будет перегружаться в береговые хранилища и оттуда на обычные танкеры СПГ для отправки в Японию, Китай, Южную Корею (это основные рынки сбыта). Потому что дальше идут теплые моря», – рассказывает Игорь Юшков. Это делается для большей экономической целесообразности: использовать обычные танкеры намного дешевле.

Наконец, важным обстоятельством является цена. «Дешевле заказать танкеры в Южной Корее, потому что они их штампуют десятками и за счет массовости делают дешево. В Южной Корее строят одновременно 2–3 танкера для «Ямал СПГ», а скорость производства танкеров на «Звезде» будет в разы медленнее», – полагает он.   

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 07.09.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики