Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Украинская «реформа» транзита газа не нужна ни ЕС, ни России

Украинская «реформа» транзита газа не нужна ни ЕС, ни России

Киев вновь требует пересмотра условий контракта на транзит газа. Правда, на этот раз уже после его истечения. Речь идет о переносе точки, где этот газ начинает считаться уже европейским, а не российским. Однако есть масса причин, из-за которых и Брюссель, и Москва вряд ли обрадуются такому подходу.

Президент Украины Петр Порошенко хочет, чтобы Европа с 2019 года – когда заканчивается контракт на транзит российского газа – стала покупать газ на восточной границе Украины. А не на западной, как сейчас.

Поэтому к тому времени нужно добиться «революционного изменения» в организации транзита. Точка сдачи Газпромом газа должна быть на российско-украинской границе (сейчас на европейско-украинской). Украина должна предоставлять транзитные услуги не России, а Евросоюзу, говорит Порошенко.

Что для этого требуется технически? Сейчас европейцы заключают контракты на поставку российского газа только с Газпромом. При переносе пункта приема-сдачи газа европейцам надо будет вместо Газпрома подписать транзитный контракт с Украиной.

Строго говоря, Киев далеко не первый раз высказывает подобную идею. Однако изначально Украина формулировала данное предложение совершенно иначе. «Украина говорила не о переносе пункта приема-сдачи российского газа с украинско-европейской на российско-украинскую границу. А Украина претендовала на роль перепродавца российского газа. Естественно, Россию это не устраивало», – говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Получалось, что Россия должна нести основные затраты на инвестиции для добычи газа, а Украина, не вкладывая ни копейки, получает российское топливо и с наценкой перепродает его Европе.

Схема, надо сказать, не нова. Ею уже активно пользуется сам Евросоюз в отношении Украины. ЕС не производитель, а чистый импортер газа. И тот газ, который покупает Киев реверсом из ЕС, является российским по происхождению, который европейцы с наценкой перепродают Украине. Да еще и под кредиты, что дает двойную выгоду европейским посредникам.

Но какой может быть реакция ЕС на подобное предложение Порошенко?

«Перенос пункта сдачи топлива означает, что Газпром продает европейцам газ на границе России и Украины. Это означает, что все риски транзита Европе придется решать напрямую с Украиной, а не с Газпромом», – говорит Константин Симонов.

Если вспомнить газовый кризис 2008–2009 годов, когда Украина воровала из транзитной трубы российское топливо, Газпром перекрыл вентиль. Тогда Европа предъявила претензии не Украине, а именно Газпрому, ведь именно с ним были подписаны контракты на поставку газа в страны ЕС. Перенос пункта сдачи топлива полностью снимает с Газпрома ответственность за транспортировку газа по украинской территории.

Таким образом, Украина получит рычаг давления на ЕС – как минимум политический, а в лучшем случае она заставит Европу платить за транзит больше, чем сейчас платит Россия.

Но вряд ли Брюссель не понимает подобных последствий. Политика ЕС в отношении Украины лишь на первый взгляд выглядит как бескорыстная помощь, но за ней всегда стоит выгода самого Брюсселя. Это касается и ассоциации Украины с ЕС, и введения безвизового режима, и поставок топлива.

Не менее важный вопрос – согласится ли Россия на схему, предлагаемую Порошенко? Она лишь на первый взгляд выглядит привлекательной для Газпрома. Ведь в случае пересмотра транзитного контракта придется менять все соглашения на поставку газа, заключенные с клиентами Газпрома в ЕС. И кроме того, это станет ударом по юридическим позициям Москвы в свете разбирательства в Стокгольме по поводу текущего транзитного договора.

Однако в 2019 году Газпром может и согласиться. «Ситуация с российской стороны уже меняется. Проложено 250 км «Турецкого потока», идет процесс и по «Северному потоку – 2». Когда строительство этих труб завершится, что станет с украинским транзитом и какой объем там останется?» – рассуждает Симонов.

Когда придет время заключать новый контракт с Украиной, ее транзитное значение может снизиться в четыре раза – с нынешних 80 млрд кубометров в год до 15–25 млрд. При таком раскладе Россия может и согласиться на условие о переносе точки сдачи топлива. Просто потому, что 15–25 млрд кубов из общего объема поставок газа в Европу в 160 млрд уже не имеют большого значения. Кроме того, если у Украины и Брюсселя по поводу транзита начнут возникать конфликтные ситуации, «Турецкий поток» и «Северный поток – 2» продемонстрируют, насколько верной была политика России по строительству прямых трубопроводов в ЕС.

«Мой прогноз: европейцы в эту историю влезать не будут. Нести ответственность и вести переговоры с Киевом по стоимости и по цене сложно и накладно. Гораздо проще взять газ на границе Украины и ЕС и наблюдать за конфликтом Москвы и Киева на расстоянии», – заключает директор ФНЭБ

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 08.09.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики