Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Курдский газ для ЕС: зачем «Роснефть» помогает конкурентам «Газпрома»

Курдский газ для ЕС: зачем «Роснефть» помогает конкурентам «Газпрома»

У России большие политические интересы на Ближнем Востоке, и газ из стран региона и Средиземного моря рано или поздно «придет» в Европу. И вопрос будет состоять в том, кто будет контролировать потоки и «снимать сливки». Именно этим и можно с точки зрения государственных интересов объяснить запланированную экспансию российских компаний в газовые проекты на Ближнем Востоке. В ином случае, корпоративный конфликт «Газпрома», «Роснефти» и НОВАТЭКа выходит на международный уровень и может ударить по поставкам российского газа в Европу и доходам государства.

Новый «Турецкий поток»

18 сентября в «Роснефти» заявили, что компания и власти Иракского Курдистана провели переговоры об участии «Роснефти» в финансировании строительства регионального газопровода и планируют подписать отдельное соглашение до конца года. У «Роснефти» уже есть соглашения на закупку нефти, модернизацию и управление нефтепроводом в турецкий Джейхан и возможное освоение пяти лицензионных участков. Как отметили в российском нефтегиганте, пропускная способность газопровода обеспечит ежегодный экспорт газа в Турцию и на европейский рынок 30 млрд кубометров в дополнение к поставкам основным внутренним потребителям. Причем, работы планируют вести в ускоренном режиме и запустить газопровод на экспорт собираются уже в 2020 году.

 

До последнего времени маршрут регионального газопровода из Курдистана выглядел так — он выделен синей пунктирной линией. Фото: atlanticcouncil.org.

 

«У „Роснефти“ давно было в планах заниматься экспортом газа, на территории России пока это не удается, поэтому они и пытаются выходить на европейский рынок и рынок сопредельных государств через другие проекты, которые позволяют им это делать. Этот проект из такого числа», — считает глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Как отмечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков, мощность газопровода будет лишь немногим меньше «Турецкого потока» (31,5 млрд кубометров) и сроки его ввода в эксплуатацию, по сути, совпадают с российским проектом.

«Если в сотрудничестве „Роснефти“ и Иракского Курдистана нет глубоких политических причин, то запуск газопровода будет ударом по российскому экспорту и куда большей угрозой для него, чем американский СПГ», — говорит эксперт. То, что газопровод — конкуренция «Газпрому», считает и партнер и аналитик консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

При этом дивиденды, кроме возможных политических, будут для российской стороны очень условны. «Роснефть» планирует возвращать инвестиции тарифными сборами и согласованной нормой прибыли. Необходимые запасы газа же, как утверждают в Иракском Курдистане, в регионе есть. По данным BP, они оцениваются в 3,7 трлн кубометров. Часть из них контролирует британо-турецкая Genel Energy. Коммерческие запасы двух месторождений компании Миран и Бина Бави оценивают в 240 млрд кубометров. И в Genel Energy заявляют, что готовы ежегодно подавать в Турцию 20 млрд кубометров газа. Участие же «Роснефти» ускорит проект, а поставки газа из Иракского Курдистана могут повлиять на газовые рынки Турции и Европы.

С этим готов поспорить Михаил Крутихин. Эксперт рассказал Центру энергетической экспертизы, что предложение скоро превысит спрос в Турции и Южной Европе и без газа из Иракского Курдистана. «Турции, у которой не растет внутреннее потребление газа, дополнительного газа не нужно совершенно. У нее в ближайшее время будет поступление из Азербайджана — это раз, они все еще ведут переговоры с иранцами — это два, они ведут переговоры с израильтянами о поставках газа — три, они собираются строить новые мощности по приему СПГ — четыре, еще и российский „Турецкий поток“, не говоря уже о маршруте из России, который уже есть — „Голубой поток“ и Трансбалканский газопровод», — партнер и аналитик консалтинговой компании RusEnergy считает проект «Роснефти» пустой похвальбой.

Впрочем, есть причины считать, что у экспорта газа из Иракского Курдистана все-таки большие шансы, и Турция заинтересована в новом маршруте. У нее, например, уже подписано с этим пока иракским регионом соглашение о покупке газа, а в Genel Energy утверждают, что он будет стоит дешевле, чем любое другое импортное «голубое топливо». И, например, израильский газ и американский СПГ не смогут конкурировать с ним по цене из-за высокой себестоимости.

Кроме того, курдинстанский газ станет серьезным подспорьем и для проекта «Южный газовый коридор», который является альтернативой российским поставкам в Европу. По нему с 2020 года Баку планировал поставлять 10 млрд кубометров в Италию, Грецию и Болгарию и еще 6 млрд — в Турцию. В Азербайджане, однако, снижается добыча и наполнение газопровода, готового почти на 80%, по-прежнему под вопросом. При этом другие поставщики газа пока не принимают приглашение участвовать в расширении «Южного газового коридора». А газ из Иракского Курдистана как раз решит проблемы проекта.

Для поставок российского газа экспорт «голубого топлива» из Иракского Курдистана опасен тем, что Анкара планирует, чтобы из одного источника поступало не более 50% топлива. А доля поставок «Газпрома» на турецкий рынок составила только в прошлом году 54% (24,76 млрд кубометров). В этом году российский холдинг еще увеличил экспорт — почти на 23% за 8 месяцев.

В течение последних двух лет европейские компании наращивают закупки российского газа из-за низкой цены. В большинстве контрактов ее формула привязана к цене на нефть. Однако ничто не помешает европейцам сократить импорт из России, если появится выгодное предложение из Курдистана, считает Игорь Юшков. «В контрактах прописаны минимальные и максимальные объемы и покупатели ничего не нарушат, если частично перейдут на газ из Иракского Курдистана. По цене, очевидно, он будет конкурировать с российским и, думаю, европейские компании с удовольствием будут покупать этот газ, а ЕС только поддержит диверсификацию поставок», — считает Игорь Юшков. По словам эксперта, 30 млрд кубометров — 15% нынешнего экспорта российского газа. «А 40% доходов российского бюджета составляют поступления от нефтегазовой отрасли. И в нынешней экономической ситуации снижение доходов может иметь неблагоприятный эффект, — говорит ведущий аналитик ФНЭБ. — Хотелось бы верить, что это не выход корпоративного конфликта „Газпрома“ и независимых производителей газа на международный уровень». 

Конфликт «Газпрома» и «Роснефти» вышел на международный уровень?

EADaily уже не раз писало о том, что экспортировать газ трубопроводами из России разрешено законодательно только «Газпрому», а все попытки «Роснефти» и НОВАТЭКа получить доступ к газопроводам заканчиваются ничем. В правительстве и Кремле поддерживают российский холдинг в том, что дополнительная конкуренция российских производителей навредит положению российского газа на внешнем рынке. Поэтому «Роснефть» и НОВАТЭК пока смогли добиться лишь того, что получили разрешение на экспорт газа в виде СПГ. Однако не оставляют попыток получить доступ к трубе. Последняя — договоренности «Роснефти» и британской BP о продаже до 10 млрд кубометров газа в год, если первая получит доступ к трубопроводам. В «Роснефти» заявляли, что газ попадет на спотовый рынок, а в «Газпроме» отбили атаку тем, что часть газа холдинг также продает на споте и цены на него из-за предложения нефтяной компании снизятся.

Впрочем, речь идет не только о европейском рынке, доступ к которому по газопроводам хотят получить независимые производители. Так, «Роснефть» заключила с Beijing Gas сделку о продаже двадцатипроцентного пакета акций в «Верхнечонскнефтегазе», а сама китайская компания является ключевым дистрибьютором газа на рынке Пекина. Кроме того, новый акционер «Роснефти», китайская CEFC, рассчитывает получать именно газ в России. Об этом заявил председатель совета директоров CEFC Цзяньмин. А доставить российский газ, кроме как по будущему газопроводу «Сила Сибири», невозможно. И «Роснефть» также требует и доступа к этой магистрали. Например, в июле глава компании Игорь Сечин написал вице-премьеру Аркадию Дворковичу письмо. В нем он жаловался на то, что «Газпром» отказывается допускать «Роснефть» к газопроводу «Сила Сибири», мотивируя наличием собственного газа для Китая. В то же время, как писал Игорь Сечин, у «Роснефти» есть месторождения с общими запасами газа более 1 трлн кубометров на юге Восточной Сибири и в Якутии.

Сегодня большинство экспертов уверены, что борьба за доступ к экспортным газопроводам продолжится. Из-за стагнации внутреннего рынка сбыта и жесткой конкуренции независимым производителям газа России нужны новые. «И не хотелось бы, чтобы проект в Иракском Курдистане был неким шантажом властей по допуску к экспортной инфраструктуре», — замечает Игорь Юшков и добавляет, что это — не единственный газовый проект российских независимых производителей за границей. Например, «Роснефть» выкупила 35% проекта на египетском морском месторождении Зор. Его запасы оцениваются в 850 млрд кубометров. НОВАТЭК, тем временем, планирует выиграть лицензию на изучение и освоение одного из блоков на шельфе Ливана. Он, как известно, соседствует с Израилем, где за последнее десятилетие открыли два крупных месторождения газа, который Тель-Авив собирается экспортировать в Европу.

Справедливости ради стоит сказать, что и «Газпром» пытался войти в средиземноморские проекты. В 2012 году Noble energy искала партнера по израильскому месторождению Левиафан и продавала 30% проекта. «Газпром» предлагал больше всех, однако в американской компании заявили, что хотели бы иметь в партнерах западную компанию.

Заместитель директора ФНЭБ Алексей Гривач предлагает не спешить рассматривать участие российских компаний в зарубежных проектах как корпоративный конфликт. «Если источник поставок имеет реальный потенциал выхода рынок, где уже есть российский газ, то он, разумеется, будет так или иначе конкурировать с „Газпромом“, если речь не идет о создании дополнительного спроса, — говорит эксперт. — И проект будет реализован вне зависимости от того, участвует в нем „Роснефть“ или любая другая российская компания или нет. Поэтому, с точки зрения интересов России, участие выглядит предпочтительнее, если не подрывает основы и цели внешней политики страны».

Грабли геополитики

«Проект газопровода из Иракского Курдистана весьма рискованный. Ситуация весьма напряженная, террористическая активность высокая в районе (как в Ираке, так и Турции, где на юге и юго-востоке страны действуют формирования Курдской рабочей партии — прим. ред.). Но здесь „Роснефть“ готова рискнуть и наконец-то получит один из газопроводов для экспорта газа в Европу», — говорит глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Замдиректора ФНЭБ Алексей Гривач говорит, что по поставкам газа из иракского Курдистана в Турцию и Европу пока больше вопросов, чем ответов, и многое завязано на геополитике вне зависимости от того, какая компания будет участвовать в проекте. «Например, отношения между Багдадом и Эрбилем (столица Иракского Курдистана — прим.ред.) на фоне намерения последнего провести 25 сентября референдум о независимости. Для Турции это может стать миной замедленного действия, учитывая проблему курдского движения на территории этой страны. При этом Турция является ключевым возможным партнером для поставок и транзита. Одобрить же газопровод из Курдистана значит испортить отношения с Багдадом, который, естественно, не признает независимость. И это лишь малая толика потенциальных проблем, связанных с политической волей и безопасностью в регионе», — говорит эксперт. По его мнению, с учетом политических рисков ожидать быстрого прогресса по газопроводу из Иракского Курдистана не стоит.

Источник: EADaily, 20.09.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики