Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > «Транснефть» играет с проектом ВСТО «втемную»

«Транснефть» играет с проектом ВСТО «втемную»

Руководитель компании «Транснефть» Николай Токарев в интервью каналу «Вести» рассказал о проекте «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО), в том числе произнес довольно любопытную фразу. Цитируем: «Здесь побывало неимоверное число послов европейских стран, дали голос и доморощенные российские противники ВСТО с известными, к сожалению, фамилиями». Мы не знаем, кого имел в виду г-н Токарев под «доморощенными известными противниками ВСТО с известными, к сожалению, фамилиями», но хотели бы еще раз обозначить позицию ФНЭБ по данному вопросу.

Напомним, что министр энергетики Сергей Шматко недавно призвал к публичной открытой дискуссии на тему энергетической стратегии России. Собственно, мы и откликнулись на этот призыв. Фонд не является борцом с проектом ВСТО. Мы просто хотели бы получить внятные ответы относительно того, выгоден ли вообще данный проект и не является ли строительство нефтепровода в Китай началом радикального пересмотра нашей экспортной стратегии в области нефти. И эти вопросы достаточно нетривиальны.

Мы понимаем прекрасно, что пока объем нефти, который будет поставляться в Китай, не способен перекрыть европейский рынок. Тем не менее, тенденция серьезного падения экспорта нефти в Европу накладывается на расширение экспорта нефти в Китай, при том, что основные проекты на востоке Сибири отстают в своем развитии от плановых сроков. Конечно, это все вызывает достаточно серьезное беспокойство. И, по крайней мере, это, безусловно, повод для публичной и широкой дискуссии.

Каждая неделя приносит любопытные новости. Например, не ясно, скажем, зачем строить трубопровод «Самотлор-Пурпе», о котором заявило руководство «Транснефти». Если речь не идет о перенаправлении экспортных потоков, зачем соединять месторождение Самотлор, которое является ресурсной базой для поставок в Западную Европу, с ВСТО? Совершенно очевидно, что речь идет о том, чтобы брать нефть Самотлора и пускать его в Восточную трубу. А это и есть уже не диверсификация поставок, а постепенный уход с одного рынка в пользу другого. Это уже совершенно иные вещи! Причем, этот проект, по предварительным оценкам, обойдется нам в 43 млрд рублей.

Вопрос: эта труба, длиной 424 км, нужна или нет? Если это временное решение по поводу нефти с Западной Сибири, то зачем строить такие дорогие трубы, ценой в 1 млрд евро? Также вполне естественно возникают вопросы, почему, согласно отчетности «Транснефти», у компании очень сильно выросла задолженность перед поставщиками товаров и услуг? Если на конец 2008 года долги перед поставщиками и подрядчиками были 28 млрд рублей, то, по итогам первого квартала 2009 года, они составили уже 51 млрд рублей. Вот и возникает вопрос, насколько рентабельны эти проекты? Не приведут ли они к резкому увеличению долга государственных компаний при довольно неясных экономических перспективах?

Речь идет именно о публичности. Нам так и не представили данных, по какой цене нефть будет продаваться в Китай. Даются какие-то намеки по поводу цены кредита, но, тем не менее, полной прозрачности мы здесь не получаем. А в рамках обсуждения нашей стратегии очень хотелось бы понять, кто будет потом покрывать долги компании «Транснефть», которая собирается строить все больше и больше труб, соединяя Западную Сибирь с проектом ВСТО? И вообще, какова будет рентабельность нашего экспорта в Китай, с учетом того, что все-таки принято решение об обнулении экспортной пошлины с восточносибирских месторождений? Судя по всему, будет предложен льготный тариф по транзиту. Вопросов становится все больше. Надеюсь все же, что обещание министром публичной дискуссии не было простым политесом, и мы эту дискуссию действительно получим.  

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ   


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики