Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > И. Юшков: «Аварии на Армянской АЭС в Мецаморе повредят „Росатому“»

И. Юшков: «Аварии на Армянской АЭС в Мецаморе повредят „Росатому“»

Армянская АЭС в Мецаморе в последние дни вновь оказалась в центре мирового внимания после того, как стало известно о требовании Евросоюза закрыть эту советскую станцию, эксплуатируемую с 1977 года и дающую Армении до трети всей электроэнергии, что поставлено в качество одного из условий евроассоциации республики. В Ереване утверждают, что станция абсолютно безопасна, и строят планы на продление ее эксплуатации с российской помощью до 2027 года, но так ли это на самом деле? "Вестник Кавказа" побеседовал о проблемах и перспективах Армянской АЭС в Мецаморе с ведущим аналитиком Фонда национальной энергетической безопасности, преподавателем Финансового университета при правительстве РФ Игорем Юшковым.

- По вашей оценке,  что может быть сделано для того, чтобы сохранить столь значительный для Армении источник энергии, обеспечив при этом безопасность всего региона от возможных аварий на АЭС?

- Здесь есть два пути. Первый путь – "Росатом" модернизирует станцию, то есть, по сути, строит новый энергоблок большей мощности на площадке Армянской АЭС. Если сейчас там стоят старые реакторы типа ВВЭР-440, то "Росатом" в настоящее время строит ВВЭР-1200, у которых, фактически, в три раза больше мощности, а по объему строительства такой реактор вполне можно разместить на площадке нынешней станции. Для Армении это будет наиболее выгодный вариант. Второй путь – это постоянный мониторинг и частое обслуживание действующего реактора, называемого "Армянская АЭС-2". Вывод из эксплуатации этого, второго реактора ВВР-440, намечен на 2026 год, поскольку он был введен позже первого энергоблока, и, с учетом поддержки "Росатома", он может проработать еще около 10 лет.

- В таком случае, на чем основаны требования ЕС?

- Западные регуляторы сейчас требуют закрытия почти всех энергоблоков, построенных в советское время. Мы видели это на примере литовской Игналинской АЭС Литвы и продолжаем видеть на примере других постсоветских республик. Кроме того, европейцы очень настороженно относятся к стройке "Росатомом" станций в любых странах, к примеру, Белорусской АЭС. Особенно стараются прибалты – они всячески указывают, что российские технологии плохие, небезопасные, хотя та же самая МАГАТЭ признает, что российские станции отвечают всем мировым требованиям и, по сути, российская технология 4+ поколения реакторов является одной из наиболее безопасных, так как там учтены все постфукусимовские стандарты.

Заметьте, что единственная страна, где не требуют закрытия советских АЭС – это Украина. Украинцы согласились на переход станций с топливных элементов российского производства компании "ТВЭЛ" на американскую топливную сборку Westinghouse. Еще отсутствие требований на закрытие АЭС может быть связано с тем, что тогда будет нужно перевести Украину на генерацию энергии из угля или газа, а по этому пункту Киев уже сейчас просит у ЕС финансовой помощи и дальше ее будет требоваться только больше.

- Кто, в свою очередь, будет помогать Армении с выводом АЭС из эксплуатации?

- Армения в этом плане в более уязвимом состоянии, потому что она не сможет в ответ на закрытие своей АЭС потребовать от европейцев либо американцев денег на строительство замещающей генерации или хотя бы на вывод станции из эксплуатации. Отмечу, что вывод из эксплуатации – это очень большие затраты, в мире не так много компаний занимаются этим, так называемой стадией "бэк-энд". Один из лидеров здесь как раз "Росатом", тем более по станциям, которые строились в советское время и по советским технологиям, по сути, предприятиями нынешнего "Росатома". Это означает, что именно российская госкорпорация будет выводить из эксплуатации Армянскую АЭС, а европейцы, естественно, на это денег не дадут. Они требуют закрыть станцию, но помогать с этим никак не будут, и помогать Армении жить без нее тоже не будут.

- Какие источники электроэнергии в регионе могли бы заменить Армении ее АЭС?

- Допустим, Армянская АЭС аварийно остановится – это будет достаточно большой удар по республике, ведь ей придется резко увеличить импорт электроэнергии из других государств. Но у ее соседей нет возможностей поставлять электричество в Армению: в Грузии дефицит достигает 1000 МВт в год, в Турции тоже дефицит будет до тех пор, пока "Росатом" не построит АЭС "Аккую", в Иране электроэнергетика развита недостаточно, про Ирак вообще нечего говорить. На юге России постепенно возникает нехватка энергии: вся свободная энергия идет через энергомост в Крым. По сути, только из Азербайджана Армения могла бы купить часть недостающей энергии.

А это значит, что никто из соседей не возместит закрытие Армянской АЭС. Армении придется либо устанавливать режимы подачи электроэнергии в населенные пункты по расписанию, когда несколько часов есть электричество в одном районе, а следующие несколько часов в соседнем – либо активировать резервные старые мощности, если к тому они времени они сохранятся, к примеру, мощности угольной генерации. Но, по существу, очень сложно будет заместить вывод этой атомной станции из эксплуатации.

- Насколько масштабными и какого рода могут быть последствия от аварии на Мецаморе?

- От техногенной катастрофы на этой станции пострадает весь регион, не только сама Армения. Кроме того, авария на любой атомной станции порождает новую волну недоверия к АЭС в принципе: напомню, что после аварии на Фукусиме Южная Корея закрыла все свои АЭС, ряд стран Европы решили сделать то же, а ряд отказались строить новые. Поэтому, если авария произойдет, это скажется на всей ядерной энергетике в мире в целом и на российских перспективах в частности, потому что встанет вопрос о небезопасности АЭС. Все западные компании начнут говорить, что это не просто авария, а авария именно на советской, российской АЭС, а это скажется на "Росатоме", его стройках и перспективах стройки в других странах. Так будет, даже если удастся избежать ядерного загрязнения, скажем, в случае аварийной остановки станции.

Источник: Вестник Кавказа, 03.11.2017

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики