Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Кому же нужен «Северный поток — 2»?

Кому же нужен «Северный поток — 2»?

Еврокомиссия (ЕК) готовит новые поправки в европейское законодательство: вице-президент ЕК по энергосоюзу Марош Шефчович заявил, что регулятор согласовал в среду свои предложения по поправкам к Газовой директиве (часть третьего энергопакета – прим.) Евросоюза, которые, в частности будут касаться работы морских газопроводов. Шефчович надеется, что поправки будут приняты в 2018 году.

Аналитики объясняют торопливость ЕК желанием наложить ограничения на строительство экспортного газопровода из России в Германию "Северного потока – 2" мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год. Они говорят, что ЕК может попытаться наказать акционеров проекта "рублем": создать такие условия, при которых себестоимость проекта будет резко возрастать. Такие действия, к тому же, отмечают эксперты, позволят некоторым европейским державам избежать угрозы со стороны Германии, которая после реализации проекта станет мощнейшим газовым центром Европы.  

Против кого боремся?

Ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков напоминает, что текущая инициатива ЕК берет свое начало еще в предложениях Польши. "Поляки неоднократно предлагали ввести ограничения в третий энергопакет", - сказал он агентству "Прайм", заметив, что ограничения по большей части направлены против "Северного потока - 2". Если распространить действие третьего энергопакета на "Северный поток - 2", то часть его мощностей нужно будет резервировать "для некого альтернативного поставщика, которого, естественно, нет", отмечает эксперт. Юшков поясняет, что сейчас фактически запрета на строительство "Северного потока - 2" нет. "Поэтому ЕК пытается создать такие условия, при которых участники проекта сами бы отказались от него", - говорит Юшков, поясняя, что если часть газопровода останется пустой, то участники проекта будут медленнее получать возврат инвестиций. "То есть себестоимость проекта сразу вырастет", - объясняет он, говоря, что в таком случае проект может стать экономически непривлекательным для участников. 

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов соглашается с коллегой и напоминает, что некоторые страны Евросоюза, в частности Польша, выступают резко против "Северного потока - 2". "Еще до обсуждения "Северного потока - 2" Польше было предложено расширить газопровод "Ямал-Европа", чтобы снять транзитные риски, связанные с Украиной. Польша отказалась от реализации проекта", - напоминает Фролов, добавляя, что теперь поведение Польши в отношении "Северного потока - 2" можно расценивать как некоторую обиду за ее собственный отказ. Вместе с тем, продолжает Фролов, другие страны, помимо Польши, обеспокоены возрастающей ролью Германии. "Если построить "Северный поток - 2", то Германия становится мощным газовым узлом. Это далеко не всем участникам ЕС нравится", - говорит он, отмечая, что страна в таком случае сможет давить на соратников по ЕС. 

Однако пока, как полагает Фролов, Еврокомиссия "имеет все шансы погрязнуть в обсуждениях законодательных инициатив". "Ничего не будет принято моментально, все будет еще долго обсуждаться, и, как следствие, откладываться", - говорит он, объясняя, что в первую очередь в строительстве газопровода заинтересованы Германия, Австрия, Франция и Италия. Юшков соглашается с коллегой и добавляет, что даже если ограничения будут введены, за ними сразу последует введение исключений для "Северного потока - 2", аналогично которым были сделаны Трансадриатическому газопроводу. Оба эксперта сходятся во мнении, что крупные игроки все же заинтересованы в реализации проекта, а значит, он будет в конце концов построен.

Сколько Европе нужно газа?

Сегодня же Еврокомиссия сообщила, что не видит необходимости в реализации "Северного потока - 2", так как, по мнению регулятора, потребление газа в Европе со временем будет только падать. 

По словам же генерального директора "Газпром экспорта" Елены Бурмистровой, Европе в 2025 году потребуются дополнительные объемы импортируемого газа в 50 миллиардов кубометров, в 2035 году — не менее 75 миллиардов кубометров. По оценкам компании, спрос на газ в Европе в первые три квартала 2017 года вырос на 7,3%, или на 27 миллиардов кубометров. При этом спрос на природный газ со стороны генерации вырос на 19%, отметила Бурмистрова.

По ее словам, долгосрочные перспективы спроса на газ, с одной стороны, находятся под давлением перехода темпов роста внутреннего спроса от очень высоким к умеренным. С другой стороны, сохраняется тенденция снижения добычи газа в ЕС. Это, по ее словам, приведет к растущей потребности в импорте газа — даже если перспективы спроса останутся стабильными.  

Вместе с тем, Международное энергетическое агентство (МЭА) в своем ежегодном докладе за 2016 год сообщало, что поставки газа из РФ вырастут до 235 млрд кубометров в 2025 году и до 307 млрд кубометров в 2040 году. Также, по оценкам экспертов МЭА, Россия на протяжении 25 лет будет оставаться мировым лидером по экспорту газа (включая сжиженный природный газ), а в периоде до 2040 года страна сохранит стратегическую позицию основного поставщика газа в Европе.

Автор: Анна Подлинова

Источник: ПРАЙМ, 08.11.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики