Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Большая часть белорусских нефтепродуктов уйдет из Прибалтики в течение пяти лет»

«Большая часть белорусских нефтепродуктов уйдет из Прибалтики в течение пяти лет»

Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает дискуссию вокруг вопроса переориентации белорусского транзита с прибалтийских портов на российские морские гавани. Ранее в интервью нашему ресурсу почетный консул Республики Беларусь в Клайпеде Николай ЛОГВИН обозначил факторы, которые осложняют уход белорусских грузов из прибалтийских портов, а глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин СИМОНОВ детально разобрал российское транзитное предложение Минску. Какие именно белорусские грузы уже в ближайшее время могут оставить морские гавани Прибалтийских стран, аналитический портал RuBaltic.Ru обсудил с преподавателем Финансового университета при Правительстве РФ Игорем ЮШКОВЫМ:

— Г‑н Юшков, последние несколько месяцев после поездки Владимира Путина в Калининград, где президент заявил о том, что белорусские нефтепродукты должны переваливаться через российские порты, обсуждается вероятность переориентации белорусского грузопотока на Россию. С экономической точки зрения такая переориентация для России и Беларуси оправданна?

— Россия как раз настраивала тарифный режим таким образом, чтобы Белоруссии было выгодно пускать грузы через российские порты, а не через прибалтийские. Затрат по времени в любом случае будет больше, но здесь необходимо понимать, что данная проблема вторична.

Главное — какова будет себестоимость доставки. И вот здесь уже тарифный план на протяжении года продумывается и просчитывается. Раньше РЖД давали 25% скидки на тариф, потом 50%, а сейчас речь идет о комплексном тарифе.

За счет того, что для белорусских нефтепродуктов предусмотрен льготный режим, их поставщикам выгодно везти груз именно через российские порты, а не через Прибалтику.

Так, можно сказать, что по крайней мере значительная часть поставщиков точно уйдет из Прибалтики.

 — А выгодны ли России эти комплексные тарифы? Не останется ли она в конечном счете в минусе из-за таких льгот для белорусской стороны?

— В целом России это выгодно, потому что так или иначе будет производиться большая загрузка портов, которая, имея мультипликативный эффект, в конечном счете принесет прибыль.

Если бы это было крайне невыгодно, то не давался бы пятидесятипроцентный тариф. Поручение было сначала проработать этот тариф, а затем уже Минтранс и РЖД выдвинули такое предложение. Вряд ли бы РЖД это сделали, будь оно невыгодным.

— Некоторые наши коллеги в Прибалтике предполагают, что российская тарифная политика и общий курс на уход российско-белорусского транзита из Прибалтики связаны в первую очередь с политикой, а с экономикой — в меньшей степени либо вовсе не связаны. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Не согласен. Вообще здесь довольно сложно разделить политику и экономику, поскольку сама по себе переориентация транспортных потоков — это и есть элемент промышленной политики.

Вот что мы развиваем? Мы развиваем только транспортную составляющую и дальше будем возить через прибалтийские порты, как это было в советское время? Либо мы как раз таки налаживаем тарифную и налоговую систему таким образом, чтобы было выгодно развивать именно российские порты на Балтике — Приморск и все остальные…

Поэтому здесь можно сказать, что это шаг экономической политики, который позволит развивать собственные порты, а не продолжать «гнать» груз через чужие.

Благодаря этому шагу здесь, в России, появятся рабочие места, здесь же будем платить налоги и максимизировать объемы транспортных потоков, чтобы расширять экспортные терминалы, которые, в свою очередь, будут платить налоги в российский бюджет. И это нормальный шаг для развития экономики государства.  

— Недавно мы общались с почетным консулом Беларуси в городе Клайпеде Николаем Логвиным. И он, отвечая на те же вопросы, что мы задаем сейчас Вам, сказал, что для белорусов тарифная составляющая в вопросе выбора портов — это не главное. Главная составляющая — это быстрая перевалка, хранение, складирование, экспедирование и фрахт судов. И по этим показателям, как утверждает консул, Россия пока проигрывает в конкуренции с Прибалтикой.

— Я думаю, что сроки не важны, если они не влияют на конечную прибыль. Важно, сколько после проведения всех этих операций останется денег на счету. Если при использовании российского маршрута денег останется больше, чем при использовании прибалтийского, то, естественно, вы будете использовать именно российские порты. А сколько это будет занимать времени, повторюсь, не так уж и важно.

Я думаю, что консул говорил скорее о калийных удобрениях, а как раз таки на перевозку удобрений Россия никаких льгот пока что не давала. Мы ведем речь о том, чтобы именно эти продукты, которые произведены из российской нефти на белорусских НПЗ, в первую очередь шли через российские порты, что довольно логично.
 
Путин говорил, что мы изначально создаем Белоруссии благоприятные экономические условия для переработки нефти, а та, в свою очередь, пусть взаимодействует с нами по условиям транспортировки. Тем более что мы предоставляем льготный тариф.

По калийным удобрениям Россия, может, и не создает пока конкурентных условий, поскольку мы еще не предложили скидки по железным дорогам, а вот по нефтепродуктам я всё-таки не соглашусь с консулом, поскольку здесь Россия предоставила выгодные условия для белорусских производителей.

— Белорусские нефтепродукты идут на экспорт не только через Клайпеду, но и через Вентспилс (Латвия). По поводу Вентспилса тот же почетный консул говорит, что в ближайшем будущем белорусские грузы ни Латвию, ни Литву не покинут. На Ваш взгляд, когда переориентация российского нефтетранзита станет реальностью?

— Пока что мы наблюдаем, что Белоруссия пытается «разложить яйца в разные корзины», поэтому в краткосрочной перспективе какое-то одно конкретное направление там обсуждать не будут. Что касается долгосрочной перспективы, то здесь всё будет зависеть от экономического состояния прибалтийских портов и самих государств. Вполне возможно, что их затраты потребуют больших доходов, и тогда они будут повышать тариф, чтобы как-то сверстать бюджет.

Пока что белорусские экспортеры, например «Беларуськалий», связаны условиями покупки экспортного терминала. Потому что они покупали его по льготным ценам, ориентируясь на загрузку. Так что им сейчас сложно отказаться от этого направления, поскольку в условиях прописано, что они должны его использовать.

Поэтому, я думаю, если говорить об экспорте удобрений, то здесь России сложнее будет конкурировать с Прибалтикой, а вот большая часть нефтепродуктов, вполне вероятно, будет переориентирована на российские порты в течение пяти лет.

— Что России нужно сделать для повышения конкурентоспособности своих портов, чтобы у коллег из Беларуси было больше мотивации везти грузы не через Прибалтику, а через Усть-Лугу и Приморск?

— Необходимо начинать конкурировать по скорости доставки.

Поэтому нужно модернизировать железнодорожные пути, развивать пропускную способность, а также повышать экспортные мощности самих портов.

Думаю, что эти шаги помогут повысить конкурентоспособность российского маршрута.

— Когда мы говорим о переориентации транзита на российские порты, то преимущественно речь идет о порте Усть-Луга в Ленинградской области. При этом упускается из виду Калининградский морской порт, так как здесь Россия и Беларусь попадают в зависимость от Литвы. Скажите, могут ли наши страны бороться (в рамках международного права или же каких-то иных институтов) с установленными Литвой тарифами, которые делают экономически невыгодной перевозку через порт Калининград для России и Беларуси?

— Я думаю, что здесь появляются огромные риски, если мы будем использовать Литву как транзитную страну.

В современных условиях, когда на Западе царит антироссийская истерия, мы видим грубое использование европейского законодательства для достижения политических целей.

Например, Третий энергетический пакет, который призван бороться с монополией, используется для того, чтобы не дать России построить газопровод «Северный поток — 2».

Поэтому я думаю, что правды в европейских судах не добиться. Это крайне рискованная история. Россия сейчас идет на то, чтобы сократить зависимость от Литвы, например реализуя проект строительства приемного СПГ-терминала в Калининградской области, поскольку есть опасения, что в конечном итоге прервется транзит газа для Калининградской области через Литву.

Поэтому наполнять порт Калининград транзитом через Литву или по крайней мере делать на это основную ставку опасно. Использовать этот маршрут, конечно, можно, но при этом необходимо иметь запасной вариант в виде транспортировки через ленинградские порты. 

Автор: Алексанр Носович

Источник: RuBaltic.Ru, 15.11.2017  


Аналитическая серия «ТЭК России»:

В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.
Итоги разворота на Восток в нефтегазовом секторе
План поворота на Восток начал реализовываться в нефтегазовом комплексе РФ еще задолго до очередного обострения отношений с Западом. Мотивы у него были самые прагматичные. Потребление нефти и газа в Азии росло, а низкие собственные запасы позволяли уверенно прогнозировать выход азиатских стран на первые места в списке импортеров углеводородов. А вот у России на Востоке как раз есть запасы нефти и газа, которые можно монетизировать. етыре с лишним года жизни под санкциями показали, что и с политической точки зрения поворот на Восток оказался оправдан. Каковы же его реальные результаты?
Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики