Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Польша: Пусть Россия подавится своим газом

Польша: Пусть Россия подавится своим газом

Варшава призывает всю Европу отказаться от контрактов с РФ после 2022 года

Польша намерена полностью отказаться от импорта российского газа к 2022 году. Более того, Варшава убеждает сделать то же самое и другие европейские страны. Об этом рассказал министр иностранных дел республики Витольд Ващиковский в интервью Польскому радио.

«Мы хотим завершить в 2022 году российский контракт. Более того, мы призываем другие страны, например Хорватию, чтобы она тоже построила газовый терминал в Адриатике, который мог бы обеспечить эту часть Европы газом из других государств мира», — заявил Ващиковский.

Министр добавил, что Варшава уже приняла техническую программу сотрудничества с Соединенными Штатами, которая поможет ей преодолеть зависимость от российского газа. Правда, несмотря на оптимизм министра, пока что его слова больше похожи на политическую риторику.

Польша ежегодно потребляет около 15 миллиардов кубометров газа, из которых примерно 10 миллиардов приходится на поставки «Газпрома». Остальное страна получает за счет импорта из других источников и собственной добычи.

В 2015 году в городе Свиноуйсьце был введен в эксплуатацию терминал для сжиженного природного газа мощностью пять миллиардов кубометров в год. Предполагалось, что СПГ-терминал будет принимать сырье из США, а недостающую часть «голубого топлива» Польша получит по газопроводу, который соединит страну с норвежским шельфом. Более того, поляки начали мечтать о том, чтобы стать газовым хабом всей Центральной и Восточной Европы.

Однако в реальности перспективы менее радужные. 7 июня 2017 года в Польшу была доставлена первая партия СПГ из США, но, несмотря на то, что это событие было обставлено с большой помпой, дальнейших поставок не последовало. В августе тот же Ващиковский вынужден был признать, что это был лишь «пилотный проект», и сейчас стороны ведут переговоры о цене газа. Министр намекнул, что пока американское сырье банально не выдерживает ценовой конкуренции с российским.

«Мы будем, мы хотим, мы намерены импортировать газ из Соединенных Штатов с тем условием, что цена будет конкурентоспособной с той, что есть на газ от других поставщиков, таких как Катар или Россия. Пока газ из США значительно дороже. Однако если они предложат контракт, который сможет составить конкуренцию импорту газа из Катара или других регионов, мы можем рассмотреть его», — сказал тогда Ващиковский.

Видимо, Варшава ожидает, что к 2022 году американский газ резко подешевеет, но большинство экспертов считают такие надежды безосновательными. Для того чтобы конкурировать с российским сырьем, американским компаниям придется работать себе в убыток.

Что касается призывов в адрес других европейских стран, они тоже звучат не слишком убедительно. Если маленькая Хорватия получает примерно 24% российского газа от общего объема и, в принципе, может его заменить, то Германии, для которой сырье «Газпрома», по разным подсчетам, составляет 40−50% в общем потреблении, сделать это будет не так-то просто.

Причем поставки российского газа в эту страну продолжают расти. Если в 2010 году они составляли 35 миллиардов кубометров, то в 2016 приблизились к 50 млрд. кубов. В целом же «Газпром» в 2016 году увеличил поставки газа в дальнее зарубежье на 12% по сравнению с прошлым годом — до 179 с лишним млрд. кубометров.

Не случайно, несмотря на все политические трения, протесты и американские санкции, проект «Северный поток-2» продолжает реализовываться. 17 ноября немецкая компания Wintershall заявила о продолжении участия в проекте «Северный поток-2», после того как изучила новые санкции против РФ.

Забавно, что страны, которые громче всего протестуют против «Северного потока-2», а именно Латвия, Литва и Эстония, очень сильно зависят от поставок российского газа. Видимо, они также надеются на спасительный польский терминал. Литва, впрочем, и сама взяла в аренду плавучий СПГ-терминал в Клайпеде, и в августе 2017 туда пришла первая партия сжиженного газа из США.

Но пока его перспективы похожи на польские. За аренду терминала Литва платит около 43 млн евро в год. Эта сумма не компенсируется прибылью от коммерческих поставок, и литовские власти упорно пытаются добиться от Евросоюза компенсации на его содержание. Пока, впрочем, безуспешно.

По оценкам аналитиков, на Россию приходится около 40% поставок в Литву, а остальной газ в основном идет из Норвегии. При этом за первые пять месяцев 2017 года доля российского газа выросла до 67%, что неудивительно. По данным Еврокомиссии, цена российского газа для Литвы в первом квартале 2017 года составила 180 долл. за тысячу кубометров, а норвежского СПГ — 241 долл. Цена американского СПГ, если бы его поставки были осуществлены в этот период, находилась бы на уровне 254 долл. 

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков считает, что призывы Польши вряд ли приведут к сокращению экспорта российского газа в Европу, тем более что и сама Варшава не спешит отказываться от услуг «Газпрома».

— Характерно, что подобные заявления делает министр иностранных дел, а не энергетики или экономики. Он исходит из внешнеполитических отношений и под них подстраивает энергетическую отрасль. Происходит политизация энергетической сферы, в которой европейцы всегда обвиняли нас.

Европейцы отступают от собственных догматов свободного рынка. Они долго убеждали нас в том, что Третий энергопакет не направлен против России, он нужен, чтобы развивать конкуренцию. Но Польша, по сути, говорит, что никакой конкуренции быть не может, что есть газ правильный и неправильный. У России он неправильный, поэтому покупать его не нужно.

Но на практике эта риторика пока расходится с делом. У Польши есть терминал СПГ мощностью 5 миллиардов тонн в год, но закупают они только один миллиард. Они уже сейчас могли бы примерно вполовину сократить потребление российского газа и не ждать 2022 года, но не делают этого.

«СП»: — Почему?

— Потому что российский газ в разы дешевле, чем СПГ. Единственный долгосрочный контракт на поставку СПГ Польша заключила с Катаром. Так вот, на момент подписания этого соглашения российский трубопроводный газ был ровно в два раза дешевле.

Когда пришел первый американский СПГ, сами поляки заявили, что это не долгосрочный контракт. Он может быть подписан, только если цена на американский сжиженный газ станет ниже не то, что российского, а хотя норвежского или катарского. Они признали, что американский СПГ - это самое дорогое сырье, которое они закупали.

На этом фоне разговоры о полном отказе от российского газа выглядят фантастической историей. Ее можно осуществить, но только если полностью подчинить энергетику политике и платить в два раза больше, чем за российский газ. Пока что Польша на это не готова.

При этом поляки в ближайшие годы, вероятно, будут вынуждены увеличить потребление газа, потому что у них сейчас большая доля угольной генерации, которую они должны будут сокращать по требованию Евросоюза. На что им надо переходить? На возобновляемую энергетику? Они об этом не особо говорят. Значит, единственным выходом станет увеличение потребления газа, и тогда закупать его придется не 11 миллиардов кубометров, как сейчас, а под 20 млрд. И у кого они будут закупать эти объемы, как не у России?

«СП»: — А что насчет планов по строительству газопровода из Норвегии?

— Они действительно об этом говорят, но пока это на уровне планов, причем с польской стороны. Стоит вопрос, на чьи деньги строить эту трубу, и тут у Польши начинаются проблемы с обоснованием. Они пытаются доказать, что этот газопровод важен для всей Европы, а, значит, его нужно софинансировать из фондов Евросоюза, но Брюссель не горит желанием это делать. Норвежцы же вообще не хотят вкладывать в него свои деньги, потому что еще неизвестно, принесет ли им это долгосрочные контракты. Кроме того, возникает вопрос ресурсной базы.

В ближайшие годы в Норвегии, скорее всего, произойдет падение добычи газа. Старые месторождения у них истощаются, а разработка новых очень дорога. При современных ценах на газ большинство этих проектов не рентабельны, поэтому они их придерживают. Надеяться, что к 2022 году у норвежцев появится газ для Польши, опрометчиво.

Тем более что норвежцы — не глупые люди, и им выгодней сжижать газ и отправлять его на более маржинальные рынки. Кроме того, у них есть другие покупатели, которые хотят увеличить закупки — Северная Европа, Великобритания. Это связано с тем, что Нидерланды более чем на 10% сокращают объемы добычи, поэтому все, кто у них закупал газ, переключатся на географически близкую Норвегию.

Так что Польше не стоит слишком уж рассчитывать на норвежский газ, а СПГ — это пока что слишком дорогая история. Им будет очень сложно отказаться от российского газа.

«СП»: — Но они не только говорят об этом, но и призывают другие страны сделать то же самое…

— Это довольно странно. В Европе сейчас полным-полно СПГ-терминалов, но они используются всего лишь на 17%. Европейцы понастроили эту инфраструктуру, думая, что она магически приманит дешевый СПГ. Но этого не произошло, и пример Польши и Литвы это показывает. Они закупают СПГ, но немного и дорого.

Даже если Хорватия построит терминал, это не станет гарантией прихода душевого газа. Российский газ пока что наиболее конкурентоспособен на европейском рынке, и статистика 2017 года это подтверждает. Мы увеличили поставки почти на 20% потому, что европейцы выбирают более дешевый газ.

На самом деле, в Европе почти у всех стран уже есть СПГ-терминалы, но, как я уже сказал, они работают, в лучшем случае, на одну пятую от своих возможностей. Страны начали понимать, что терминал не гарантирует дешевый газ. Польша и Литва по политическим мотивам построили терминалы, а теперь не знают, как списать убытки. В итоге более высокие цены перекладываются на конечного потребителя, то есть население и компании.

СПГ-терминалы не выдерживают конкуренции с трубопроводными поставками и становятся бременем для страны. Так что пусть Польша призывает строить терминалы, пусть европейцы их слушают, это не станет большой проблемой для России. Кстати, симптоматично, что заявления представителей европейских компаний расходятся с заявлениями политиков. Их собственный бизнес видит выгоду от взаимодействия с Россией, но политики всячески стараются им помешать. Этот конфликт порождает существенные проблемы для европейцев. 

Автор: Мария Безчастная

Источник: Свободная пресса, 19.11.2017 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики