Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Прибыль – в расходы. Новый налог в нефтянке рискует обернуться потерями для бюджета

Прибыль – в расходы. Новый налог в нефтянке рискует обернуться потерями для бюджета

Инициатива перехода к обложению налогом прибыли от добычи после нескольких лет обсуждения получила официальную поддержку Правительства. Налог на дополнительный доход (НДД), вопреки надеждам нефтяников, не сможет заработать с 2018 г., в следующем году компании продолжат платить НДПИ, база для которого определяется количеством добытого сырья. Налоговую реформу тормозили, в первую очередь, опасения относительно администрирования налога. Они не сняты до сих пор, но падение объемов добычи и лоббизм нефтяников одержали верх. 

НДД будет распространяться на четыре группы месторождений: новые месторождения в Восточной Сибири с выработанностью менее 5%; месторождения, пользующиеся льготой по экспортной пошлине; действующие месторождения в Западной Сибири с выработанностью от 10% до 80% (не более 15 млн т); новые месторождения в Западной Сибири с выработанностью менее 5% с совокупными запасами не более 50 млн т в год.

В перечень вошли 35 участков: "Роснефти" (15 из 35), "Газпром нефти" (четыре участка), ЛУКОЙЛа (семь), "Сургутнефтегаза" (шесть), "РуссНефти" (один участок). Большинство – располагаются в Ханты-Мансийском автономном округе. На совещании в Ханты-Мансийске глава Минэнерго Александр Новак сообщил, что анализ ключевой пилотной группы действующих месторождений "запсиба" показал возможность привлечения 0,5 трлн руб. дополнительных инвестиций и роста добычи на 100 млн т в 2019-2035 гг. при переходе на НДД. При этом бюджетные поступления увеличатся на почти 1 трлн руб. в среднем за 18 лет (около 50-60 млрд руб. в год).

"Для отрасли это важный шаг, который позволит решить проблему поддержания уровня добычи в соответствии со стратегическими документами в условиях постоянно ухудшающегося качества минерально-сырьевой базы, в том числе с акцентом на зрелые месторождения в Западной Сибири. Новый налоговый режим учитывает как интересы отрасли, так и бюджета", – сказал по итогам заседания Правительства РФ первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер.

По расчетам Минэнерго, выпадающие доходы бюджета будут иметь место только в течение нескольких лет, при этом на четвертый год они будут полностью компенсированы. Минфин, когда речь шла о введении НДД с 2018 г., прогнозировал потерю 150 млрд руб. в год. Однако министерство вело речь лишь о потерях из-за зависимости налога от рентабельности месторождений, но эксперты говорят о том, что поступления в казну могут уменьшиться из-за сложного администрирования налога с прибыли.

В 2014 г. на совещании проблему администрирования прообраза НДД – налога на финансовый результат – поднял президент России Владимир Путин в ответ на просьбу главы Минэнерго Александра Новака провести реформу.

Дмитрий Медведев, совещание о развитии нефтяной отрасли в Российской Федерации(2017)|Фото: government.ru

"Налог на финансовый результат – его насколько можно администрировать? Финансовый результат – это же не тонна, это такая очень подвижная вещь. Здесь сидят люди очень опытные, а у них работают такие хорошие специалисты, что не чета нам с вами, во всяком случае мне точно. Я даже не пойму, что они там будут рассказывать, и финансовый результат будет минимальный всё время, и налогооблагаемая база ничтожна", – спросил президент.

Новак тогда признал риски, предложил опробовать схему на пилотном месторождении, а в конце сослался на мировой опыт ("практика ведь существует во всём мире, и во всём мире стимулируют добычу именно таким налогообложением"), но президента не убедил. Обсуждение реформы после путинского "давайте еще поговорим" затихло на долгое время. Быть может, еще и потому, что мировой опыт ярко иллюстрировал, как виртуозно компании умеют уходить от налога.

Gold plating – такое название носит проблема завышения расходов для снижения налоговой базы, с которой столкнулись Англия, Норвегия и другие страны, использующие налог с прибыли. Небольшое, в сравнении с Россией, количество месторождений дало возможность госорганам этих стран максимально ужесточить администрирование и контроль за расходами, рассказал Накануне.RU независимый аналитик по нефти и газу Виктор Стреков:

"Нет ничего проще, чем завысить издержки компании. Многие страны на протяжении долгих лет подстраивали свою налоговую систему, чтобы закрывать новые "дыры", в которые утекали налоги. Например, в Великобритании введено "налоговое огораживание"  расходы и доходы от добычи на месторождении отделяются от прочих затрат компании, чтобы последние нельзя было "приписать" в часть, учитываемую для налоговых целей. За каждым месторождением в королевстве установлен жесткий контроль, не десять и даже не 100 человек, а гораздо больше следят за начислением и расчетом налога на добычу нефти. Пока в России внедряется пилотный вариант налога и в списке только 35 месторождений, налоговая служба тоже может "ходить с калькулятором" за каждым нефтяником, но как быть, когда на НДД перейдет вся отрасль, чего и добиваются компании?"

Новак, Донской, Комарова, Алекперов, совещание в Ханты-Мансийске(2017)|Фото: Пресс-центр Правительства Югры

Исследования на эту тему проводила РАНХиГС, ученые пришли к выводу, что применение НДД создает для недропользователей потенциальные возможности и стимулы к уменьшению налоговых обязательств путем занижения доходов и завышения расходов. Промышленный эксперт Леонид Хазанов в беседе с Накануне.RU отметил, что в расходы на добычу нефти при желании и должной квалификации бухгалтеров можно включить в буквальном смысле все, что угодно:

"Иными словами, можно так раздуть издержки, что проект, в отношении которого действует НДД, долго не будет приносить прибыль и, соответственно, НДД фактически не будет взиматься. Впрочем, если перечень расходов, учитываемых при исчислении НДД, будет подробным, ясным и исчерпывающим, это не только сузит поле для оптимизации данного налога, но и действительно может помочь повысить инвестиционную привлекательность проектов освоения месторождений, находящихся в сложных географических и горно-геологических условиях, или имеющих относительно небольшие запасы нефти, либо "вступивших" в позднюю стадию эксплуатации, когда основные запасы уже выработаны и требуются дополнительные затраты на поддержание приемлемого уровня добычи".

Эксперты замечают, что в пилотный проект вошли крупнейшие компании, имеющие много месторождений, расходы на которые они теоретически смогут списать на участки недр, облагаемые НДД.

Несмотря на риски, альтернативы переходу на НДД у отрасли нет, констатирует ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Добыча уже падает, а ввод новых месторождений лишь частично компенсирует потери.

"При существующей схеме  НДПИ плюс экспортная пошлина, нефтяникам невыгодно вводить новые проекты и поддерживать добычу на истощенных месторождениях. Это означает падение добычи, следовательно, уменьшение базы налогообложения. В конце концов, не с чего будет брать НДПИ и экспортную пошлину. НДД или НФР в любой вариации позволяют компаниям платить меньше налогов при запуске нового месторождения, в то же время им придется отдавать гораздо больше, когда проект начнет приносить прибыль. Страх махинаций сдерживает реформу, но при нынешних ценах на нефть стало очевидно, что сохранить действующий режим нельзя, новые проекты при нем нерентабельны", – рассказал он Накануне.RU.

Три типа проектов, в которых есть ресурс для роста добычи – это выход в Восточную Сибирь, на шельф и разработка трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗов), в первую очередь, баженовской свиты.

Баженовская свита(2017)|Фото: geoenergetics.ru

"В Восточной Сибири необходимо строить инфраструктуру, нефтерповоды, газопроводы – это большие вложения на старте. Для выхода на шельф нужны буровые установки, платформы, суда обеспечения. Плюс Западной Сибири в том, что уже построена вся инфраструктура, но нет технологий, которые позволяли бы с прибылью добывать нефть в промышленных масштабах. Мы приходим к тому, что Правительство, так или иначе, должно запустить налоговую реформу, сейчас это главный вопрос для развития отрасли. НДД призван не закрывать низкорентабельные проекты, сохранять объемы добычи, экспорта, рабочие места, заказы на оборудование для обеспечения деятельности на месторождениях  трубы, буровые. Все это дает толчок другим отраслям, чем больше в работе низкорентабельных участков, маленьких месторождений, тем больше плюсов для экономики", – отмечает Юшков.

Кандидат юридических наук, заместитель директора НИИ "Институт правовых исследований и региональной интеграции" РЭУ им. Г.В.Плеханова Наталья Свечниковапредполагает, что при снижении фискальной нагрузки часть освободившихся средств компании смогут направить на инвестиции, в том числе, в технологии для разработки ТРИЗов.

"Как известно, крупнейшие компании сами приобретают различное оборудование для добычи трудноизвлекаемых полезных ископаемых. В Сибири нефтяные скважины достигают глубины около 2 км. Некоторые из них редко, но всё-таки используют отечественное оборудование. Хотя в большинстве случаев оно импортное. Возможно Правительство Российской Федерации, идя по пути импортозамещения, стремится внедрять новые технологии в нефтяную отрасль, чтобы нефтедобывающие компании не приобретали импортное оборудование. Где взять средства на реализацию этих программ? В самой же отрасли. Для этого профильное Министерство энергетики и Минфин разрабатывают разные варианты, такие как НДД", – рассказала она Накануне.RU.

газпром нефть, новый порт(2013)|Фото: gazprom-neft.ru

Добавим, что, помимо добывающей отрасли, налоговая реформа затронет переработку, о поддержке НПЗ нефтяники попросили Дмитрия Медведева на совещании в Ханты-Мансийске. Напомним, что "налоговый маневр" должен завершиться обнулением экспортной пошлины на нефть, к которой "привязана" внутрироссийская цена на сырье. Таким образом, стоимость углеводородов для НПЗ резко увеличится. В октябре против обнуления пошлин выступил глава "Газпром нефти" Александр Дюков:

"Как показала практика, Минфин легко деньги забирает, а что касается обещаний по каким-то компенсациям, то так же быстро о них забывает. Есть определенные опасения, что в результате доведения этого налогового маневра до логического завершения нефтегазовая отрасль опять пострадает".

Вероятно, с таким же предложением нефтяники вышли и на совещание в Югре. Эксперт Игорь Юшков предполагает, что Медведеву было предложено либо остановиться на каком-то уровне экспортной пошлины и не обнулять ее полностью, либо растянуть маневр по времени и заморозить соотношение пошлины и НДПИ. Это позволит избежать резкого роста цен на нефть для российских НПЗ. 

Автор: Алена Ласкутова

Источник: Накануне.Ru, 24.11.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики