Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Эксперты: ратификация Парижского соглашения нанесет мощный удар по российской экономике

Эксперты: ратификация Парижского соглашения нанесет мощный удар по российской экономике

Специалисты уверены, что с тем же эффектом можно использовать альтернативные способы борьбы с изменением климата

2017 год, как известно, был объявлен Президентом России Годом экологии. На минувшей неделе в Москве прошел 5 Всероссийский съезд по охране окружающей среды - форум «Экотех». Он в определенном смысле подводил черту под тем, что уже сделано, и тем, что предстоит сделать в сфере экологии. За три дня форума на встречах разного уровня неоднократно поднималась тема климата и глобального потепления. Многие указывали на негативные последствия ратификации Парижского соглашения для отечественной экономики. Кроме того, участники дискуссии по-разному оценили влияние на РФ режима глобальных климатических соглашений, а также будущее рынков энергоносителей. При этом.

АУКНЕТСЯ ВСЕМ!

Напомним, что в 2015 году около сотни стран подписали так называемое Парижское соглашение. –Этот документ открывает возможность для введения платы за выбросы углекислого газа (он же - углеродный сбор). Россия Парижское соглашение подписала, но еще не ратифицировала. Многие экологи активисты на Западе и в нашей стране все эти 2 года настаивают, чтобы РФ как можно скорее осуществила процесс ратификации. Однако многие эксперты уверены, что делать это поспешно категорически нельзя.

Есть несколько причин. Основные были изложены в докладе Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) «Риски реализации Парижского климатического соглашения для экономики и национальной безопасности России».

Во-первых, полноценное вступление в Парижское соглашение нанесет нашей стране колоссальный экономический ущерб. Аукнется и госмонополиям, и крупнейшим компаниям, и обычным потребителям.

- Весь пафос Парижского соглашения направлен против традиционного топливно-энергетического комплекса, - говорит руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН Сергей Рогинко. - Он даёт фору странам, которые активнее пользуются восстанавливаемыми источниками энергии. Хотя в глобальном смысле их абсолютную надёжность ещё никто не доказал.

Номер один в списке радикальных мер, предлагаемых сторонниками Парижского соглашения - углеродные сборы. То есть, за объемы выбросов углекислого газа предлагают платить. Многие европейские страны действительно готовы на это перейти. Но штука в том, что во многих из них промышленность в структуре экономики была заменена сферой услуг и вообще, у них нет такой зависимости ВВП от топливно-энергетического комплекса и металлургии, как у нас. Официальная энергетическая политика России - наращивание темпов добычи энергоносителей (нефти, газа и угля). Но при ратификации Парижского соглашения мы будем вынуждены ее сокращать.

В то же время, по мнению выступившего на «Экотехе» директора департамента угольной и торфяной промышленности Минэнерго Сергея Мочальникова, роль традиционных энергоносителей в мировой экономике вряд ли снизится. Он оценил перспективы российского угольного сектора как «стабильные», поскольку востребованность этого вида топлива по-прежнему высока. Несмотря на продекларированный такими странами как Великобритания или Италияотказ от угля, растут закупки российского угля странами Северной Африки, Индия, Вьетнам, Турция, Египет и многие другие строят новые блоки угольных электростанций. Япония и Южная Корея – страны, которых сложно обвинить в невнимании к экологии или в использовании устаревших технологий – а значительной степени ориентируют свою энергетику на угольную генерацию. По данным Минэнерго, доля России в мировой добыче - 5%, у России третье место по объемам экспорта. Сергей Мочальников отметил, что угольная промышленность - единственная отрасль отечественной экономики, в которой за 20 лет производительность труда выросла в 7 раз, где нынешние технологии по своей чистоте шагнули далеко вперед, процесс добычи - «без пыли и СО2», а оборудование нового поколения электростанций даже «экологичнее газового».

Чего же нам будет стоить отказ от нефти, газа и угля?

ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ

«Расчеты показывают, что ввод в России налога на выбросы потребует ежегодных затрат в размере 42 миллиардов долларов», - говорится в докладе ИПЕМ.

По показателям 2015 года это около 4% ВВП России! Или около четверти доходов федерального бюджета за 2016 год. «Основными реципиентами рисков ввода углеродного налога в России являются топливно-энергетический комплекс, металлургия, производство азотных удобрений и цемента. Компании данной специализации будут вынуждены нести дополнительные расходы, составляющие до 75% выручки», - сообщают в ИПЕМ.

По расчётам экспертов института, в случае ратификации Парижского соглашения «Газпром» будет вынужден выплачивать до 120 миллиардов рублей в год, «Роснефть» - до 58 миллиардов.

- Действие Парижского соглашения почувствуют на себе и потребители, – говорит заместитель гендиректора ИПЕМ Александр Григорьев. - Рост цен на электроэнергию станет следующим неизбежным последствием от введения углеродного сбора. Расчёты показывают, что при сохранении текущего объёма генерирующих мощностей введение налога на выбросы добавит к стоимости электроэнергии.

По прогнозам экспертов ИПЕМ, цена электроэнергии повысится для населения до 50%, для крупных коммерческих предприятий - на 50-55%, для малых - на 28-31%.

В свою очередь сокращение объемов в металлургии ударит по угольной промышленности. Добычу придётся сократить вдвое. А у нас только на Кузбассев этой отрасли и смежных с ней задействовано больше 650 тысяч человек!

- Во всей этой истории очень хорошо прослеживаются интересы тех, кто стремится дискредитировать главный экспортный товар России, - заявил журналистам генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. - Европа - основной импортер углеводородов, ей нужно искать оправдание гигантских вложений в «зеленую» энергетику. Но зачем нам-то играть в чужую игру и петь по чужим нотам?

- Колхоз - дело добровольное и никто из подписантов Парижских соглашений не может быть понужден к достижению конкретных показателей выбросов парниковых газов, - поддерживает коллегу Григорьев. - Мы зачем-то добровольно хотим «выстрелить себе в ногу», обложив новым оброком ключевые отрасли промышленности региона. Причем все это в условиях серьезного экономического кризиса.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Тут, знаете, ведь еще очень важно вернуться в предысторию.

До Парижского соглашения действовал «легендарный» Киотский протокол. В 1997 году страны договорились сокращать выбросы парниковых газов со своих территорий. При этом развитые страны взяли на себя, так сказать, повышенные обязательства по объемам таких сокращений (точкой отсчета стали показатели 1990 года). А для развивающиеся государств условия были куда проще. При этом во вторую категорию тогда, в 90-х, попали Китай и Индия, которые за несколько последующих лет так нарастили свою промышленность, что вышли на первые места в мире по выбросам парниковых газов в атмосферу!

И что произошло в итоге? Одним из лидеров по реальному сокращению стала Россия.

«С 1990 по 2013 годы выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, - говорится в докладе ИПЕК. - Это позволило перевыполнить обязательства, взятые при подписании Киотского протокола».

Чем ответили наши «зарубежные партнеры»?

«Лидер по объему выбросов парниковых газов в 1990 году - США - взяли на себя сократить выбросы на 7%, но так и не ратифицировали документ. Канадаобязалась сократить выбросы на 6%, но вышла из соглашения. Австралия и Япония остались участниками Киотского протокола, но не выполнили взятые на себя обязательства».

Пока действовал документ, австралийцы и японцы не то что не снизили показатели. Они их увеличили. Примерно в 1,5 раза! Но никаких санкций за невыполнение условий Киотского протокола никто не понес.

С Парижским соглашением тоже интересно получается. В июне этого года президент США Дональд Трамп заявил, что его страна выходит из соглашения. В Штатах тоже подсчитали экономические потери от участия в этой истории. Это означало бы для Америки к 2025 году потерю рабочих мест для почти 3 миллионов граждан. Плюс сокрушительный удар по многим сферам экономики. К 2040 году (по расчетам американцев) соблюдение Парижского соглашения означало бы уже минус 6,5 рабочих мест, убойное сокращение производства угля, стали, природного газа, цемента, бумаги. Потери ВВП - в 3 триллиона долларов. (Триллион, напомним, это цифра с 12 нулями, - Авт.).

Уже упомянутая выше Австралия сначала ввела углеродный налог, а потом отказалась от него - дураков подрывать собственную экономику нет.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПУТИ

Российские эксперты предлагают искать куда более мягкие меры борьбы с изменением климата, нежели те, к которым Россию сейчас пытаются подтолкнуть. Более того, некоторые пункты из этих мер у нас уже используются. Например, есть госпрограмма «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности», рассчитанная на 2011-2020 годы. На уже заложенные в бюджете деньги проводится улучшение теплоизоляции зданий и теплосетей, внедряются счетчики тепла и термостаты, модернизируются системы отопления, вентиляции, кондиционирования. Через три года это сократит ежегодные выбросы углекислого газа на 410 тысяч тонн.

Ещё одна действенная и важная для нас мера - сокращение вырубки лесов. В России сейчас 20% площади всего мирового леса. И именно наша тайга является одним из основных поглотителей углерода. Как подчеркнул в ходе Парижской климатической конференции президент России Владимир Путин, наша страна «обладает колоссальными лесными ресурсами и многое делает для сохранения «лёгких» планеты». Поэтому необходимы дополнительные усилия по восстановлению лесов, а также по корректировке отечественных методик учета поглощения парниковых газов, которые не связывали бы нашим дипломатам руки и не подрывали позицию страны на международных климатических переговорах.

- Я не считаю, что Россия должна наплевать на экологию, - говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. - Для нас это абсолютная и неоспоримая ценность. Но давайте заниматься реальной борьбой. Давайте вести разработки в сфере утилизации топлива, снижения выбросов попутного газа, развития нефтехимии. Если 5 миллионов машин в Москве используют некачественное топливо - это проблема, на мой взгляд, куда более серьезная, чем абстрактное «потепление», которому собираются препятствовать с помощью строительства солнечных батарей где-то в Африке за счет некоего международного «общака».

- Подписывать Парижское соглашение в нынешнем виде с нашей стороны было бы неразумно, - резюмирует руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН Сергей Рогинко. - Оно все ещё не оговорено в деталях. Это все равно, что подписать кредитный договор, в котором не указана процентная ставка и санкции за невыплаты. Нужно садиться за стол переговоров. 

Автор: Игорь Феклистов

Источник: Комсомольская правда, 20.12.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.
Итоги разворота на Восток в нефтегазовом секторе
План поворота на Восток начал реализовываться в нефтегазовом комплексе РФ еще задолго до очередного обострения отношений с Западом. Мотивы у него были самые прагматичные. Потребление нефти и газа в Азии росло, а низкие собственные запасы позволяли уверенно прогнозировать выход азиатских стран на первые места в списке импортеров углеводородов. А вот у России на Востоке как раз есть запасы нефти и газа, которые можно монетизировать. етыре с лишним года жизни под санкциями показали, что и с политической точки зрения поворот на Восток оказался оправдан. Каковы же его реальные результаты?
Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики