Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Россия не Норвегия? Как можно процветать с «ресурсным проклятием»

Почему Россия не Норвегия? Как можно процветать с «ресурсным проклятием»

Министр финансов РФ Антон Силуанов призвал «превратить Россию во вторую Норвегию» и пояснил: пора откладывать нефтяные доходы, формируя из них резервные фонды, а не тратить их на текущие нужды.

Причиной восхищения министра Норвегией стали сообщения о том, что стабилизационный фонд этого североевропейского королевства достиг 1 трлн долл. Можно ли нам догнать Норвегию, как это сделать и будет ли эта гонка благом для России? На эти и другие вопросы ответили эксперты «АиФ».

Кубышки и дно

Сходство России и Норвегии начинается и заканчивается наличием нефти в недрах обеих стран. По отзывам экспертов, своим обращением с нефтяными доходами Норвегия отличается не только от России, но и от других нефтяных держав. «В отличие от Саудовской Аравии Норвегия не проедает эти деньги и сумела накопить в своём фонде будущих поколений 1 трлн долл., - объясняет гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. - Это 55-60 трлн руб. Бюджет России - 15 трлн руб. Если бы у нас было столько денег, сколько у Норвегии, то граждане России могли бы 3 года не платить налоги».

В России тоже есть своя «нефтяная кубышка» в 66,26 млрд долл. - Стабилизационный фонд, разделённый в 2008 г. на Фонд национального благосостояния и Резервный фонд (последний официально прекратил своё существование 1 февраля 2018 г.). И наш, и норвежский фонды создавались на случай падения доходов бюджета. Но Норвегия с самого начала заявила, что это накопления для будущих поколений, которым предстоит жить тогда, когда запасы углеводородов иссякнут. Другое название фонда - Государственный пенсионный фонд Норвегии. У нас такую задачу имеет только Фонд нацблагосостояния. 

«Накопления наших суверенных фондов, уже исчерпанного Резервного и ФНБ, - это не накопления, - считает экономист Алексей Михайлов. - Накопления - это когда собранные средства во что-то инвестируются. У нас же всё просто собирают в Центральный банк. На этом всё и кончается. ЦБ хотя бы вкладывает средства в золотовалютные резервы, а Минфин просто кладёт деньги в Банк России, конвертируя их только в доллары, и всё. Это уничтожение нашего ВВП».  

Норвегия свои нефтяные деньги пускает на строительство новых университетов, вкладывает их в развитие туристической инфраструктуры, медицину, в производство оборудования для добычи нефти, а также во многие другие высокотехнологичные отрасли, в том числе в производство вооружения (главным образом морских и береговых ракетных комплексов и даже стрелкового оружия).

Вроде бы в России средства ФНБ также вкладывались в «мегапроекты». Однако в Норвегии из «кубышки» можно брать не более 3%, и то из тех денег, которые возвращаются в фонд как прибыль от его инвестиций. В России средства фондов шли на латание бюджетных дыр и финансирование важных для правительства проектов. «Наш ФНБ планово должен закончиться в 2020 г., - предсказывает старший эксперт Института экономической политики им. Е. Гайдара Сергей Жаворонков. - При этом ФНБ РФ - главным образом омерщвлённые вложения в облигации, в том числе госдолга США».

Неликвидные активы в ФНБ составляют 35%, а вот целевые траты на пенсии, ради которых создавался ФНБ, минимальные.

Нефть-матушка

Другая разница между нашими странами - отношение к «отрасли-кормилице», считают нефтегазовые эксперты. «Надо перестать хаять свой нефтегазовый комплекс, - убеждён К. Симонов. - Вот в Норвегии никто не говорит, что, мол, «надо соскочить с нефтяной иглы». Нужно не заниматься диверсификацией ради диверсификации, а думать о том, как нефтегазу прирастать другими секторами: машиностроением, производством труб, полимеров…» 

Нефть королевства добывается на шельфе в тяжелейших условиях - более суровых, чем в России в целом. Поэтому себестоимость её добычи выше примерно в 1,5 раза. В России добывают нефти в 5 раз больше, но и население у нас - 147 млн против норвежских 5 с небольшим миллионов. Так что в пересчёте на человека в Норвегии нефти приходится больше в 4,5 раза. В общем, многовато нас для такого объёма добычи нефти. Не хватает на всех сограждан нефтяного пирога для действительно качественной жизни. В то же время нефти на человека у нас больше, чем в США и Китае, которые в экономическом плане гораздо мощнее нас. 

«Нужно сосредоточиться на том, в чём мы сильны, и признать, что нефтегазовый комплекс - никакая не архаика, - резюмирует К. Симонов. - Это передовые технологии дистанционного управления, наклонного бурения, шельфовой добычи, «интернет вещей». Пример Норвегии показывает, что при грамотном подходе ТЭК обязательно станет локомотивом экономики».

Наш северный сосед умудряется почти не чувствовать ударов падающих цен на нефть по экономике. «При последнем падении нефтяных цен норвежская крона тоже несколько понизилась, но обвала не было, - вспоминает директор Института стратегического анализа Игорь Николаев. - Не было и падения производства. В 2014-2016 гг. норвежская экономика росла на 1-2%. Мы же ушли в минус, и рубль обвалился. Напомню, что у нас тогда проводилась консервативная финансовая политика, накопительская, но от кризиса она всё равно не уберегла. Норвегию спасли гражданские институты - антимонопольная политика, защита прав собственности… Именно они удержали экономику на плаву». 

«Нам нужно идти норвежским путём в том смысле, что приоритетом расходов у нас должны быть социальная сфера, образование и здравоохранение, - говорит С. Жаворонков. - Сейчас Россия тратит на всё это 40%, учитывая пенсионные расходы. Норвегия - больше половины госбюджета. При этом военный бюджет Норвегии - 6 млрд долл., военный бюджет России - 60 млрд. Душевой ВВП Норвегии - 70 тыс. долл. на человека, душевой ВВП России - 9 тыс. долл.».

«Хоть там и монархия, это социалистическая страна. В Норвегии образование и здравоохранение бесплатные и на высочайшем уровне. У них есть самые передовые технологии, которые позволяют стране эффективно заниматься добычей нефти. Мужчины живут там 80 лет, женщины - 84 года», - перечисляет плюсы декан ВШКУ РАНХиГС Сергей Календжян. Но и налоги у них впечатляющие - ведь нефтяной ренты на всё не хватит. Базовая ставка налога - 23% годовых (против наших 13%) плюс прогрессивная налоговая шкала (до +15%), всего получается 40%.

«Самым важным отличием Норвегии от России является уровень управленцев, - считает политолог Дмитрий Журавлёв. - То, что министр финансов у нас сравнивает абсолютно несравнимые страны, многое говорит об уровне его интеллекта и образования». 

Автор: Алексей Чеботарёв

Источник: Аргументы и факты, 08.02.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики