Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Воровство газа стало частью культуры Северного Кавказа

Воровство газа стало частью культуры Северного Кавказа

Газпром не оставляет попыток справиться с воровством газа на Северном Кавказе. Мало того, что жители этих республик в большинстве своем не считают нужным платить за потребляемые энергоресурсы, так они еще в массовом порядке делают врезки в трубопроводы. Почему на Кавказе воруют и что с этим можно сделать?

Совет директоров Газпрома поручил правлению компании разработать программу мероприятий по совершенствованию учета природного газа и снижению его потерь в республиках Северо-Кавказского федерального округа (СКФО). При этом совет одобрил работу по совершенствованию системы учета расхода и снижению потерь газа, говорится в сообщении на сайте Газпрома.

Причиной потерь газа в газораспределении стал «несанкционированный отбор газа, вмешательство в работу средств измерений и неудовлетворительное техническое состояние распределительных газопроводов». «По итогам 2017 года 97% потерь газа приходится на регионы СКФО. Отмечено, что 2/3 сетей в округе принадлежат сторонним организациям или являются бесхозными», – рассказали в компании.

Республики Северного Кавказа отличает две серьезные проблемы – огромные долги по оплате газа и воровство энергоресурсов. В Ингушетии только за первое полугодие 2017 года был выявлен 501 факт незаконного отбора газа. Всего было похищено голубого топлива на 415 млн рублей. За девять месяцев года потери газа в республике составили почти 250 млн кубометров или более половины от общего объема поставленного в регион газа. Правда, потери связаны не только с воровством газа, но и с изношенностью сетей.

Причем воруют там абсолютно все – от простых жителей до крупных бизнесменов.  

Так, в Дагестане в первом полугодии было возбуждено 120 уголовных дел в связи с незаконными врезками в газопровод и хищением газа, ущерб оценивается в 44 млн рублей. В половине случаев украденный газ использовался для отопления коммерческих помещений, почти в четверти – для отопления жилых помещений и приготовления пищи, в более 15% случаев – для отопления тепличных хозяйств и в 8% случаев – для производственной деятельности (пекарни, токарные цеха, обжиг кирпича).

Дагестан вообще наиболее проблемный регион в плане криминальной ситуации в ТЭК. За потребляемый газ платить здесь тоже не любят. За него платит всего треть населения и четверть теплоснабжающих компаний. Лишь госучреждения отличаются платежной дисциплиной.

«Проблема неплатежей за ресурсы и воровство газа на Северном Кавказе – это суть звенья одной цепи. Причины две. Во-первых, у населения низкие доходы, реальная экономика отсутствует, что выливается в высокий уровень криминализации и коррупции. Фактически во многом это феодальные территории, где постоянно приходится иметь дело с местными князьками, бандитами», – говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Вторая причина – очень высокий уровень газификации Кавказа. «Газификация была частью возвращения Кавказа в федерацию. Федеральный центр таким образом экономически притягивал эти регионы к себе», – продолжает Симонов.

Эти проблемы, кстати, касаются не только газа, а всех энергоресурсов. «В электроэнергетике такая же история: никто не платит, постоянное воровство, врезки. Попытки действовать жестко – отключать неплательщиков – приводят к появлению автоматчиков. И все это далеко не про 90-е годы, все это происходит сейчас», – говорит директор ФНЭБ.

Что же может сделать Газпром для улучшения ситуации? «Компания может начать активнее работать с владельцами газопроводов, вводя санкции и штрафы за потери газа. Это заставит владельцев проводить модернизацию, следить за работоспособностью сетей и счетчиков, активнее искать точки утечки газа», – предлагает Богдан Зварич из ИК «Фридом Финанс».

Второй вариант – купить сети в собственность, что позволит Газпрому самому выявлять несанкционированный отбор. «Однако в этом случае компании придется искать средства на модернизацию сетей. И, конечно, негативным фактором выступает наличие бесхозных сетей, которые, скорее всего, Газпрому придется брать на себя в любом случае», – замечает Зварич.

Однако предыдущие меры, которые предпринимал Газпром, никакого результата не дали. Например, в 2016 году были созданы, а в 2017 году заработали пять новых региональных компаний, напрямую подчиненных «Газпром межрегионгазу» – в Кабардино-Балкарии, Северной Осетии-Алании, Карачаево-Черкесии, Дагестане и Ингушетии. Также были попытки установить систему учета. Проводилась бурная кампания по выявлению должников, пытались взыскивать долги через суды. Однако газовые долги регионов не уменьшаются и фактов воровства газа меньше не становится.

«Это социальная проблема, которую одному Газпрому просто так не решить. Там нужно менять всю систему отношения к федеральным энергоресурсам. Население Северного Кавказа привыкло не платить за энергоресурсы. Это уже часть местной культуры. Они рассматривают все энергоресурсы как часть помощи из центра», – отмечает Константин Симонов.

Чтобы внедрить новую культуру отношения к газу, действовать надо жестко. «Здесь не реструктуризацию компаний надо проводить, а зачистку, спецоперации, как в Дагестане», – считает собеседник. Во-вторых, стоит заняться экономикой регионов. «Если не будет экономического фундамента, то феодальные отношения так или иначе, но будут проскальзывать», – считает Симонов.

Отключать от газа или других энергоресурсов – один из вариантов борьбы с ворами и должниками. Однако на законодательном уровне нельзя отключать социальные объекты. Во-вторых, кампания по отключению энергоресурсов может запустить на Северном Кавказе протесты. «Что центр будет с этим делать? Не исключаю, что центр позвонит Газпрому и попросит не отключать. Есть социальные и политические ограничения для таких мер, которые прекрасно понимают на Северном Кавказе и этим пользуются», – резюмирует собеседник. 

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 22.02.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики