Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Украина с 2016 года переплачивала за реверс»

«Украина с 2016 года переплачивала за реверс»

Константин Симонов — о развитии газового спора Москвы и Киева

Газовая война между Москвой и Киевом разгорается с новой силой. Отправной точкой для нового витка конфликта послужило решение Стокгольмского арбитража — на прошлой неделе он постановил, что «Газпром» должен доплатить «Нафтогазу» за недопоставку согласованных объемов газа для транзита. Российскую монополию такой исход многолетнего судебного разбирательства возмутил. Глава Газпрома Алексей Миллер заявил о намерении разорвать контракты с Украиной. В понедельник он сообщил, что «Нафтогазу» направлено официальное уведомление о начале этой процедуры. Коммерческий директор украинской компании Юрий Витренко написал на своей странице в Facebook, что европейский газ оказался дороже российского в четыре раза, но позже скорректировал оценку — сообщил, что переплата составила 34%. Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов прокомментировал ситуацию в беседе с ведущим «Коммерсантъ FM» Петром Косенко.

— Алексей Миллер заявил, что «Газпром» направил официальное уведомление в «Нафтогаз» о расторжении контрактов. Насколько серьезный оборот приобретает ситуация?

— «Газпром» все равно не идет на одностороннее расторжение контрактов, он направил в «Нафтогаз» письмо о начале процедуры — это все-таки очень важный момент. То есть мы, естественно, не прекращаем поставки газа нашим европейским потребителям, в том числе и через территорию Украины. Пока контракты не расторгнуты, то есть «Газпром» не аннулировал эти договора, он лишь обратился в Стокгольмский арбитраж, и, соответственно, проинформировал «Нафтогаз» о том, что процедура расторжения этих договоров начинается. Это процесс небыстрый, и одновременно начнутся переговоры о том, как мы будем жить в новых условиях, потому что эти переговоры все равно бы пришлось начинать. Контракт, напомню, действует до 10 утра 1 января 2020 года, и нам надо определяться, как жить в условиях, когда есть две нитки «Турецкого потока», когда все равно, скорее всего, будут построены две нитки «Северного потока» — это момент довольно важный. Но сегодня Украина остается транзитным государством, поставки через Украину продолжаются. В прошлом году мы более 93 млрд прокачали через Украину, в этом году все зависит от спроса, но, тем не менее, пока мы транзит не останавливаем.

— Одно дело — договорные обязательства перед западными партнерами, другое дело — обязательства перед Киевом и контракты, которые были заключены с «Нафтогазом». Коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко заявил, что Москва должна будет компенсировать Украине переплату за газ, который они сейчас реверсом закупили в Европе. Насколько вероятен такой сценарий?

— Если бы вы мне задали этот вопрос до последнего решения Стокгольмского арбитража, я бы сказал, что абсолютно бесперспективна. Но решение Стокгольмского арбитража показало, что, к сожалению, и в европейских судах довольно странные вещи творятся. Но заявление Витренко довольно странное по многим причинам. Причина первая заключается в том, что Украина не потребляет российский газ еще с ноября 2015 года и этим очень гордится. В этом плане вообще непонятно, почему Украина досадует на то, что Россия не возобновляет поставки, ведь, еще раз повторяю, Порошенко говорил, что это главное достижение его власти — что больше Украина у России газ не закупает. Более того, Порошенко заявлял, что этого не будет никогда. Стокгольмский арбитраж в декабре вынес решение, что Украина должна вернуться к закупке российского газа и закупить 4 млрд минимум, но сама Украина говорила о том, что ей этот газ не нужен. И довольно странно обвинять «Газпром» в том, что он вовремя эти поставки не начал и не вернул предоплату. Второе — «Нафтогаз» все время заявлял, что реверсный газ обходится дешевле, чем российский газ. Мы внимательно вели все время мониторинг этой истории, приводили расчеты, где доказывали, что на самом деле, конечно, если бы Украина продолжала покупать российский газ в 2016 и 2017 году, она бы экономила деньги, и практически во все дни реверсный газ Украине обходился дороже. Именно поэтому, кстати, мы думали, что Стокгольмский арбитраж не примет столь жестких решений по отношению к «Газпрому» хотя бы потому, что Украина, покупая более дорогой газ, доказывала, что она действует не с точки зрения рыночной выгоды, а с точки зрения политической конъюнктуры. И поэтому, когда Стокгольмский арбитраж делает поправку на тяжелую экономическую ситуацию на Украине, — это немного странно, потому что Украина все это время переплачивала за реверс. А теперь Украина признает, что на самом деле европейский газ каким-то чудесным образом оказывается в четыре раза дороже российского. Европейский условный газ, потому что реверсный газ все равно российский по происхождению. И третий момент заключается в том, что я не понимаю, откуда он взял цену в $1 тыс., кому он платил $1 тыс.?

— Я хотел как раз уточнить этот момент. Видимо, господин Витренко поторопился, называя стоимость в четыре раза выше. Он уточнил и написал, что на 34% дороже. Вот похоже на правду?

— Как говорят в одном украинском городе, это две большие разницы — в четыре раза и на 34%. Но суть заключается в том, что действительно цена на европейских хабах выросла после того, как «Газпром» в пятницу заявил, что намерен разорвать этот договор, и обратился уже в арбитраж с началом этой процедуры. Но она, в общем-то, довольно быстро стала падать, потому что самое главное заключается в том, что «Газпром» не прекратил поставки в Европу. И там довольно быстро они осознали, что пока вроде как все-таки к такому серьезному газовому противостоянию, как в 2009 году, когда, напомню, Украина начала несанкционированный отбор газа, и «Газпром» вынужден был перекрыть действительно вентиль европейский, потребители перестали получать газ. Пока этого нет, и «Газпром» разъясняет, что этого пока не будет. Цены даже на хабах упали, не говоря уже о стоимости наших долгосрочных поставок. 

Источник: Коммерсантъ FM, 05.03.2018 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики