Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Тернистый путь к «трубе»

Тернистый путь к «трубе»

Давняя дискуссия о доступе независимых поставщиков газа к экспортным поставкам вновь набирает силу

Выход независимых газодобытчиков, прежде всего «Роснефти» и НОВАТЭКа, на экспортный рынок обещает стать одним из главных сюжетов следующего десятилетия в российской газовой отрасли. В ближайшие годы «Роснефть», скорее всего, предпримет новую серию попыток подвинуть монополию «Газпрома» на экспорт газа – теперь в рамках утвержденной стратегии развития компании до 2022 года. На реформе регулирования газового рынка настаивает и НОВАТЭК, уже пробившийся к глобальным поставкам в сегменте СПГ. Но успех этого штурма газовой «китайской стены» зависит прежде всего от того, удастся ли альтернативным поставщикам газа доказать, что предлагаемая ими модель экспорта более выгодна для страны, чем ныне существующая.

Экспорт на троих

«Газовый бизнес – это одна из точек роста нашей компании. Значительные запасы и высокоэффективный портфель газовых проектов позволят нам и дальше активно наращивать добычу газа со среднегодовым темпом роста более 10% и войти в тройку крупнейших производителей газа в мире уже в начале следующего десятилетия», – заявил в прошлогодней презентации «Стратегии-2022» глава «Роснефти» Игорь Сечин.

В качестве одного из главных ориентиров стратегии был заложен выход на объем добычи газа в 100 млрд м3 в год (ровно в полтора раза больше, чем показатель 2016 года), что предполагает в том числе и решение «вечного вопроса» об экспорте.

«Важным условием для развития газового бизнеса является повышение технологичности производства и создание благоприятной регуляторной среды, в частности получение доступа к экспорту газа. Это позволит эффективно монетизировать газовые ресурсы компании за счёт экспорта трубопроводного газа новым европейским потребителям», – сообщила «Роснефть» в самом конце 2017 года.

«Мы не собираемся никакую монополию разрушать, мы пытаемся работать в рамках этой монополии, пытаемся через «Газпром» проработать возможности развития поставок российского газа», – пояснила тогда же вице-президент «Роснефти» Влада Русакова.

С похожими предложениями в прошлом году выступил НОВАТЭК.

«Мы выступаем за всеобъемлющую реформу на внутреннем газовом рынке. Мы неоднократно говорили в прошлом и по-прежнему считаем, что реформа регулирования необходима. По нашему мнению, нормативная реформа должна более целостным образом затрагивать цены и тарифы на транспортировку, доступ к трубопроводам, налоги на добычу и инициативы в области регионального развития для осуществления комплексного пакета реформ. В случае его реализации мы считаем, что эта реформа скорректирует устаревшую модель, созданную «Газпромом» как единственным основным поставщиком натурального газа», – говорится в материалах к стратегии НОВАТЭКа на 2018-2030 годы, основной задачей которой заявлено превращение в глобальную газовую компанию.

Эти стратегические планы вызвали вполне ожидаемую реакцию «Газпрома», которому исключительное право на экспорт трубопроводного газа принадлежит на основании федерального закона 117-ФЗ, принятого еще в июле 2006 года.

«У государства нет серьезных доводов для реформы российской газовой отрасли и либерализации экспорта газа. Отрасль находится в очень хорошем состоянии, и для государства серьезных аргументов в пользу ее реформирования и доступа независимых производителей газа к экспортному каналу попросту нет», – заявил в конце января на Дне инвестора «Газпрома» в Лондоне начальник управления долгосрочных программ развития газового холдинга Кирилл Полоус. Одновременно РИА Новости со ссылкой на материалы «Газпрома» сообщило, что газовики заказали экспертам публикации для СМИ, в которых должны быть представлены критические замечания по поводу предложений независимых производителей газа, включая либерализацию экспорта. По данным агентства, сумма этого контракта могла составить 8,1 млн руб.

Одним из главных козырей «Газпрома» в пользу своей позиции является прошлогодняя статистика добычи газа, которая подскочила сразу на 12,4%, хотя до показателей 2013 года, после которого произошло резкое падение, еще довольно далеко. В опубликованной в конце февраля презентации «Газпрома» долгосрочный прогноз по добыче был повышен до 520-560 млрд м3 газа в год, хотя ранее компания давала более скромные оценки – 495-520 млрд м3.

Добыча газа крупнейшими российскими нефтегазовыми компаниями 

Добыча, млрд м3

 

 

 

2013

 

2014

 

2015

 

2016

 

2017

 

Прогноз

 

«Газпром»

 

487,4

 

443,9

 

418,8

 

419,1

 

471

 

520-560 (2025)

 

«Роснефть»

 

38,2

 

56,7

 

62,5

 

67,1

 

68,4

 

100 (2020)

 

НОВАТЭК

 

62,2

 

62,1

 

67,9

 

66,1

 

63,4

 

126 (2030)

 
 
 

Сжиженный дебют

На данный момент единственной «брешью», которую независимые газодобытчики смогли пробить в экспортной монополии, является сегмент СПГ. Состоявшаяся в конце прошлого года отгрузка в Великобританию первого танкера с проекта «Ямал СПГ», реализуемого НОВАТЭКом, стала историческим событием не только на российском, но и на мировом газовом рынке, и к середине марта объем поставок с предприятия уже превысил миллион тонн СПГ. Вторая линия «Ямала СПГ» может быть запущена в сентябре, на три месяца раньше запланированного срока.

Но и в нише СПГ, довольно узкой в сравнении с общим объемом экспорта российского газа, вход для новых игроков оказался крайне затруднительным. В феврале комитет Госдумы по энергетике «завернул» поправки, которые позволили бы начать экспорт СПГ компаниям, получившим лицензии на строительство СПГ-заводов до 1 июля 2014 года (а не до 1 января 2013 года, как в действующей редакции). Решение автоматически отсекло от экспорта проект «Печора СПГ» в Ненецком автономном округе, совместно реализуемый «Роснефтью» и компанией Alltech. Принятие законопроекта в предложенном виде в настоящее время представляется нецелесообразным, дальнейшее внесение изменений в закон об экспорте газа в части экспорта СПГ необходимо проводить после анализа сложившейся ситуации на мировом и региональных рынках, сказано в заключении депутатов Госдумы.

В результате единственным альтернативным «трубе» «Газпрома» каналом газового экспорта еще довольно долгое время будет оставаться «Ямал СПГ», хотя такая ситуация, конечно, не будет длиться вечно.

На середину следующего десятилетия намечены еще как минимум два крупных проекта в сегменте сжиженного газа – «Арктик СПГ-2» НОВАТЭКа и «Дальневосточный СПГ» «Роснефти». По последнему из них еще в конце 2015 года Верховный суд РФ признал неправомерным отказ в доступе к Транссахалинской трубопроводной системе «Сахалин-2» со стороны компании «Сахалин Энерджи», в которой 50% принадлежит «Газпрому», а остальными акционерами являются Royal Dutch Shell, Mitsui и Mitsubishi. На днях ФАС сообщила о прекращении антимонопольного дела, начатого по жалобе «Роснефти», в связи с тем, что ее требования были удовлетворены судом, который «установил факт нарушения антимонопольного законодательства и обеспечил защиту прав и законных интересов компании». 

Бюджетные контраргументы

По сравнению с теми сложностями с доступом к «трубе», которые возникали у независимых производителей газа лет десять назад, сейчас у той же «Роснефти» особых проблем в этой сфере нет, констатирует ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. Поэтому, полагает он, каждую возникающую проблему надо рассматривать отдельно. Например, в уже упомянутой ситуации с доступом к Транссахалинскому газопроводу суд рассматривал этот случай как прецедентный и постановил, что «Роснефть» может прокачивать свой газ по этому трубопроводу при наличии свободных мощностей, но не претендовать на какую-то строгую долю в «трубе» (которая не является частью Единой газотранспортной системы России).

По мнению Юшкова, сторонники реформирования «Газпрома» могут иметь в виду трехшаговую цепочку: сначала обязать «Газпром» оформлять газ от независимых поставщиков по нетбэку для экспорта, затем поставить вопрос о либерализации экспорта газа, а в конечном итоге – и о необходимости реформирования существующей модели экспорта газа.

Иными словами, речь идет о том, чтобы привести газовую отрасль к модели нефтяной: трубопроводная инфраструктура принадлежит государству, а добытчики конкурируют как хотят и на внутреннем, и на внешнем рынке.

«Удастся ли реализовать этот замысел, думаю, зависит исключительно от мнения президента. Все лоббистские усилия направлены именно на то, чтобы убедить президента, какой проект развития газовой отрасли эффективен для страны. В этом есть совершенно прагматичный расчет: чем больше поступления в бюджет от газовой отрасли, тем больше можно вкладывать в социальную сферу и, следовательно, тем меньше социальная напряженность. Путина уже убедили в том, что в быстрорастущем на мировом рынке сегменте СПГ не будет конкуренции между российскими компаниями – конкуренция там идет между странами, а следовательно, бюджет не потеряет деньги. В итоге были приняты поправки в законодательство, позволившие и «Роснефти» («Дальневосточный СПГ»), и НОВАТЭКу («Ямал СПГ») самостоятельно экспортировать газ. Теперь же возникает вопрос, удастся ли убедить президента, что Россия сможет экспортировать больше газа за счет либерализации в трубопроводном сегменте», – говорит Юшков.

Здесь, полагает эксперт, пока скорее очевидны огромные риски: свободный выход НОВАТЭКа и «Роснефти» на внешние рынки может привести к конкуренции поставщиков и падению цен на европейском рынке, из-за чего произойдет снижение поступлений в федеральный бюджет от экспортной пошлины и налога на добычу полезных ископаемых.

«Убедить Путина в том, что это не произойдет, будет достаточно сложно. К тому же запуск «Ямала СПГ» показал, что поставщик не контролирует, куда затем отправится его газ: через посредников два танкера с СПГ ушли в Америку, один – в Корею и т. д. Такая же ситуация может возникнуть и с экспортом обычного трубопроводного газа, и с этой точки зрения позиции «Газпрома» довольно сильны»,– полагает Юшков

Перспектива для 2020-х

И все же попытки «Роснефти» самостоятельно выйти на экспортный рынок газа будут продолжаться, хотя о какой-то либерализации трубопроводного экспорта речь может пойти только после 2020 года, когда «Газпром» завершит текущие трубопроводные проекты, полагает заместитель директора группы корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Василий Танурков:

«Дело даже не в том, что трубопроводы нужно будет чем-то заполнять – ресурсной базы у «Газпрома» для этого хватит. После завершения нынешних проектов у «Газпрома» уже не будет необходимости привлекать значительные инвестиции, которые должны быть гарантированно окупаемыми за счет экспорта. Соответственно, можно будет подумать и о допуске к экспорту альтернативных газодобытчиков».

По мнению эксперта, сегодня есть в целом два соображения, которые пока препятствуют либерализации входа в экспортную «трубу». Во-первых, это высокая стоимость и длительная окупаемость трубопроводных проектов. Совсем не очевидно, что «Роснефть» или НОВАТЭК будут в них участвовать, поэтому есть риск, что все издержки возьмет на себя «Газпром», поясняет Танурков. Второе же соображение в пользу сохранения монополии «Газпрома» на экспорт связано с допущением, что допуск альтернативных поставщиков может повлиять на уровень цен на газ в Европе. В нынешних условиях экспорт газа более выгоден, чем его поставки на внутренний рынок, а это может подтолкнуть цены вниз, что, опять же, повлияет на окупаемость трубопроводов.

В то же время, подчеркивает Танурков, для «Роснефти» газовый рынок – это совершенно разумное направление диверсификации бизнеса, причем не только в России. Как известно, в октябре 2017 года «Роснефть» закрыла сделку по приобретению за $1,125 млрд у итальянской Eni 30% в концессионном соглашении на разработку египетского газового месторождения Зохр – крупнейшего в Средиземном море. После выхода в 2020 году этого высокоэффективного проекта на запланированную мощность объемы добычи газа «Роснефтью» в доле компании увеличатся на 9 млрд м3 в год, а эффективность монетизации этого объема газа обеспечивается приближенностью к важным рынкам сбыта, заявил в презентации «Стратегии-2022» Игорь Сечин. В России же флагманским газовым проектом компании является месторождение Роспан в Ямало-Ненецком округе, на котором уже в следующем году планируется добывать около 20 млрд м3 газа.

«Продолжая добиваться доступа к газовой трубе, «Роснефть» хочет увеличить маржинальность своего экспорта, и для этого у нее есть необходимая ресурсная база. Более значительная маржинальность обеспечит «Роснефти» более высокие темпы роста и больше возможностей для инвестиций», – говорит Танурков. В то же время, отмечает эксперт, на текущий момент проблема выхода на экспортный рынок газа не имеет для «Роснефти» каких-то краткосрочных решений, так что планы довести добычу газа до 100 млрд м3 в любом случае ориентированы на внутренний рынок. К тому же сейчас компания реализует огромные инвестпроекты по добыче нефти, а газ станет для нее более актуальным в 2020-е годы. 

Автор: Михаил Кувырко

Источник: Нефть и капитал, 19.03.2018


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики