Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Труба стокгольмского раздора

Труба стокгольмского раздора

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков — о том, почему Украине придется договариваться с Россией о новых газовых контрактах

В конце будущего года заканчивается действие контрактов «Газпрома» и «Нафтогаза» на поставку голубого топлива на Украину, а также на его транзит в Европу. До этого срока компаниям необходимо договориться о том, как взаимодействовать с 2020 года. Разговор о новых правилах игры явно был бы болезненным, так как у сторон накопилось множество вопросов друг к другу. Все рассчитывали, что переговоры начнутся только в 2019-м, но произошло это уже в начале этого года.

Спусковым крючком для начала выяснений отношений стало решение Стокгольмского арбитража в деле по контракту на транзит российского газа через Украину. По нему «Газпром» должен оплатить «Нафтогазу» $4,63 млрд компенсации за то, что «Газпром» в предыдущие годы не прокачивал по украинской ГТС 110 млрд куб. м. газа в год. В самом тексте контракта за это штраф не предусмотрен, но арбитраж почему-то сам назначил объем взыскания с «Газпрома». В декабре 2017 года по делу на поставку газа Стокгольмский арбитраж обязал «Нафтогаз» выплатить «Газпрому» $2,016 млрд (плюс пени $600 тыс. ежедневно). При взаимозачете получалось, что «Газпром» остался должен «Нафтогазу» $2,56 млрд.

Реакция на оглашение вердикта по второму спору у обеих сторон была крайне эмоциональной. «Нафтогаз» рапортовал о «перемоге», а «Газпром» подал иски в тот же Стокгольмский арбитраж о расторжении контрактов. Сейчас страсти немного улеглись и можно спокойно рассмотреть, что же будет дальше и какие правила игры выберут стороны.

Во-первых, «Газпрому», вероятно, придется выплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд. В тексте контракта есть пункт 8.3, в котором говорится, что решение Стокгольмского арбитража окончательно и пересмотру не подлежит. Поэтому заявления «Газпрома» стоит воспринимать не как жалобу на вынесенное решение, а как обращение с заявлением о расторжении отношений. Вероятно «Газпром» рассчитывает освободиться от обязанности качать через Украину 110 млрд. куб. м газа в год в оставшиеся два года действия контракта и не платить при этом штрафы.

Во-вторых, выплачивать штраф в размере $6 млрд за монопольное положение на рынке транзита, придуманный украинским руководством, «Газпрому» не придется. В решении Стокгольмского арбитража указано, что к контракту на транзит не может применяться ни европейское (Третий энергопакет), ни украинское законодательство. Поэтому украинская сторона напрасно пытается накручивать задолженность российской компании.

В-третьих, глава «Газпрома» Алексей Миллер рассказал, что процесс разрыва контракта продлится полтора-два года, то есть до окончания действия текущих договоров. Это значит, что в Стокгольме фактически на трехсторонней основе (Россия, Украина, ЕС) будет идти диалог об условиях дальнейшего взаимодействия.

Россия не намерена полностью отказываться от прокачки газа через Украину (в 2017 году прошло 93,5 млрд куб. м). Даже если «Газпром дозагрузит «Северный поток» (4 млрд куб. м), построит «Северный поток – 2» (55 млрд куб. м) и две нитки «Турецкого потока» (31,5 млрд куб. м), то этих объемов не хватит, чтобы отказаться от украинской газотранспортной системы. Учитывая, что перспективы реализации второй нитки «Турецкого потока» туманны, а потребление российского газа в Европе может подрасти, то контракт на транзит газа между «Газпромом» и «Нафтогазом» нужен обеим компаниям. Очевидно, что на двухсторонней основе сторонам договориться будет тяжело, а при участии европейцев стороны смогут подписать транзитный договор на рыночных условиях.

Но, скорее всего, до того момента, как станет ясна судьба «Северного потока – 2», разбирательство в Стокгольме вообще не сдвинется с места. Как столько станет понятно, будет ли построен новый газопровод по Балтике, стороны смогут точно определить свои позиции в переговорах. Если проект будет заблокирован, то тогда уже «Нафтогаз» постарается диктовать и России, и Европе свои условия транзита: повышение тарифов на прокачку, предложение европейцам вложиться в модернизацию трубопровода и так далее. Но если «Северный поток – 2» начнет строиться, то Киеву придется умерить свои амбиции.

Автор: Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ

Опубликовано: Известия, 21.03.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики