Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Россия должна достичь согласия с Украиной в газовом споре

Почему Россия должна достичь согласия с Украиной в газовом споре

Россия при помощи «Северного потока — 2» хотела обойти Украину как транзитера газа. Но из этого ничего не выйдет.

На протяжении последних лет Киев и Москва спорят о газе. Текущие договоры на поставку и транзит были заключены в 2009 году — после острейшего на тот момент газового конфликта между соседями, в ходе которого Россия перекрыла Украине «газовый кран». Последняя, в свою очередь, тогда пользовалась транзитным газом, предназначенным для Европы.

Однако и этот договор не выполняется обеими сторонами, в результате чего стокгольмский суд недавно обязал украинскую компанию «Нафтогаз» выплатить компенсацию в размере двух миллиардов долларов, а затем обязал Газпром выплатить украинской стороне и вовсе 4,6 миллиарда долларов компенсации.

Поскольку российская компания таким образом должна выплатить Украине 2,6 миллиарда долларов, реакция главы концерна Алексея Миллера была резкой. Решение суда несправедливо, вероятно, проблемы украинской экономики хотят решить за наш счет, посетовал он.

В ответ Газпром отменил не только запланированные и оплаченные авансом поставки на Украину, но и объявил о расторжении договора. Такой договор не имеет смысла для Газпрома, сказали в Москве.

Расторжение договора имеет скорее символическое значение. Юридические формальности потребуют еще много времени, а сам договор истекает в 2019 году. Но тем самым Газпром хочет в очередной раз показать, что продление газового транзита в Европу через Украину россиянами не рассматривается.

Тем больше злит Москву тот факт, что запланированный трубопровод через Балтийское море в обход Украины, «Северный поток — 2», пока не работает.

Хотя проект стоимостью восемь миллиардов евро должен быть готов в конце 2019 года при условии, что разрешительные процедуры не затянутся на еще большее время, однако 55 миллиардов кубометров газа, которые сможет поставлять трубопровод, пока «стоят в пробке». Поскольку трубы, которые должны забирать газ в Грайфсвальде в Передней Померании будут готовы предположительно только в 2020 году.

Газопровод «Ойгаль» (Eugal) должен пройти от побережья Балтийского моря до чешской границы и обеспечивать дальнейшее распределение газа прежде всего в направлении Южной Европы. Участок длиной 480 км, по данным консорциума, обойдется в «небольшую однозначную миллиардную сумму».

Газовые поставки в Европу выгоднее, чем поставки в Китай

Ведущую роль в строительстве играет компания «Гаскаде» (Gascade) — совместное предприятие Газпрома и немецкой фирмы «Винтерсхалл» (Wintershall). Остальные 49,5% проекта осенью были переданы немецким «дочкам» «Флуксис» (Fluxys) и «Газуни» (Gasunie), а также «дочке» VNG, «Онтранс» (Ontrans). Мощность «Ойгаль» составляет 50 миллиардов кубометров — но это будет только к концу 2020 года.

Схожие промедления наблюдались и при строительстве газопровода «Опал» (Opal), который также только через год после постройки первого «Северного потока» начал полностью функционировать. Для «Северного потока — 2» это означает, что поначалу по трубе сможет пойти максимум 34 миллиарда кубометров. Этого далеко недостаточно, чтобы заменить украинский транзит. В 2017 году его объем составил 93 миллиарда кубометров.

И потенциальное расширение «Турецкого потока» не сможет закрыть брешь. Трубопровод, который на данный момент запланирован только для поставок в Турцию по дну Черного моря, позднее будет расширен и получит продолжение в сторону Южной Европы. Эти две нитки имели бы мощность 33 миллиарда кубометров.

Однако реализация расширения трубопровода «Турецкий поток» в сторону Европы пока туманна — ни в одном из затронутых балканских государств не завершены разрешительные процедуры для трубопровода. И дела с финансированием пока не ясны.

Газпром, который несколько лет назад уже обжегся на «Южном потоке», теперь не хочет сам участвовать в строительстве продолжения трубопровода и требует от европейцев построить его. Слишком большие надежды Газпром на него не возлагает, потому что концерн в настоящий момент демонтирует трубы на российском черноморском побережье, которые ранее были проложены для обеспечения газового коридора в направлении Южной Европы.

В общей сложности 506 км трубопровода и газоизмерительная станция на участке «Починки — Анапа» подлежат ликвидации. Убытки концерна в этой связи составляют 650 миллионов евро.

Если Россия хочет продолжать поставлять газ на европейский рынок, стране не остается ничего другого, как достичь соглашения с Украиной. Отказываться от этого Газпром, несмотря на все разговоры о повороте в сторону Востока, не хочет. Газовые поставки в Европу для России намного более привлекательны, чем поставки в Китай, к тому же европейский рынок после продолжительного спада снова растет.

«Вероятно, нам даже после ввода в эксплуатацию „Северного потока — 2" и „Турецкого потока" придется сохранить определенный объем транзита», — считает российский эксперт Константин Симонов.

По его данным, объем транзита через Украину после 2020 года все же значительно сократится. В настоящее время его объем составляет все еще 110 миллиардов кубометров в год. По оценкам эксперта, после реализации проектов он составит порядка 15 миллиардов.

Оригинал публикации: Darum muss sich Russland im Gasstreit mit der Ukraine einigen 

Автор: Андрэ Баллин (Andre Ballin)

Источник: ИноСМИ, 22.03.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики