Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Великобритания «давит на газ»

Почему Великобритания «давит на газ»

Международные эксперты заметили, что в Великобритании говорят об отказе от российского газа, однако не замечают угольной зависимости королевства. «Многие СМИ обращают внимание на танкеры с СПГ с Ямала, однако я не вижу, чтобы замечали тот факт, что половину импорта угля в Великобританию за три квартала 2017 года обеспечила именно Россия», – написал в Twitter редактор международной энергетической информационной платформы ICIS Эд Кокс.

Действительно, почти 45 % импортного угля Великобритания получила в прошлом году из России. Такие данные приводятся в отчете правительства за три квартала прошлого года. При этом по поставкам энергетического угля, используемого для генерации электроэнергии, – более половины привезли из России. По словам директора группы корпоративных рейтингов агентства АКРА Максима Худалова, с начала 2000-х гг. Россия была основным экспортером угля в Великобританию, и поставки доходили до 23 млн тонн. Однако королевство взяло курс на отказ от угля и, если в 2005 г. оно потребило 65 млн тонн, то в 2016 г. – около 19 млн тонн. В прошлом году снижение продолжилось, а российские поставки за три квартала составили 2,77 млн тонн. Импорт составляет чуть меньше половины потребления в Великобритании. Остальную часть добывают на местных шахтах и покупают на бирже.

Если представить, сколько Россия могла поставить на рынок Великобритании угля за весь прошлый год, то получится 3,6 млн тонн. А это – лишь 2 % от объемов всего российского экспорта, который в последние годы значительно вырос за счет увеличения поставок в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Если британские власти и не говорят о возможных санкциях в отношении поставок угля, то рассчитывать на королевство российским производителям и поставщикам все равно не приходится. Экспорт угля в Великобританию продолжит снижаться. К 2025 г. Лондон планирует закрыть все оставшиеся 8 станций, которые генерируют электроэнергию на угле и являются основными потребителями каменного топлива.

В любом случае, замечают эксперты, страны Запада не случайно не пугают Россию прекращением поставок, например, угля или нефти. «Доля российских нефти и угля в Европе еще выше, чем газа, однако об этих энергоносителях все молчат. Думаю, это связано с тем, что нефтяной и угольный рынки старые и устоявшиеся. Все цены на них определяются на бирже. Поэтому поставщики не могут оказать особого влияния на отдельные страны и регионы», – говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков. По словам эксперта, российский уголь привлекателен тем, что он качественный и цены на него низкие по сравнению с другими источниками. Отчасти это объясняется более коротким транспортным плечом, говорит собеседник. Конкуренты России находятся в США, Австралии, ЮАР и Колумбии.

Другое дело – рынок газа. Он еще не устоявшийся, но уже очень прибыльный и влиятельный, что приводит к тому, что поставки газа политизируются, замечает Игорь Юшков. Особенно – после того, как на рынок вышли США со сланцевым газом.

По данным «Газпром экспорта», в прошлом году поставки «голубого топлива» в Великобританию достигли 16,2 млрд кубометров. Это – 40 % всего британского импорта или более 20 % потребления. Впрочем, на самом деле Великобритания и Россия не зависят друг от друга как поставщик и потребитель и цифры имеют важные нюансы, которые, по сути, их нивелируют.

Как отмечает заместитель директора ФНЭБ Алексей Гривач, у «Газпрома» нет прямых контрактов с британскими компаниями. «Речь идет о продажах компаниям, зарегистрированным в Великобритании, в том числе дочерним маркетинговым структурам», – говорит эксперт. Например, Gazprom Marketing & Trading Limited, который размещается в Лондоне и имеет подразделения в 5 странах. В Великобритании дочка «Газпрома» имеет всего лишь один контракт с компанией Centrica на поставку 4,16 млрд кубометров газа – 2 % экспорта «Газпрома» в 2017 году. Да и то – сам российский газ едва ли доходит до берегов Туманного Альбиона. «По нашим оценкам, менее 1 % газа приходит из России и мы, в любом случае, от него не зависим», – заявили агентству Bloomberg в британском Департаменте деловой, энергетической и промышленной стратегии.

«Сам российский газ в Великобританию едва ли попадает, – говорит ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков. – По своповой схеме «Газпром» поставляет его в Бельгию по контрактам норвежской Statoil, а та, в свою очередь, выполняет контракты российской компании с британскими клиентами».

Что касается поставок сжиженного газа с проекта «Ямал СПГ» в Великобританию, то туда он попал не напрямую, а был перепродан уже иностранными компаниями.

В любом случае, определенная доля российского газа в Великобритании есть, и еще в прошлом году поставки планировали увеличить. Зампред «Газпрома» Александр Медведев говорил о 8−12 млрд кубометров.

По прогнозу национальной энергокомпании National Grid, потребление газа в Великобритании будет снижаться (до 38−73 млрд кубометров к 2050 г. с нынешних 77 млрд). Однако добыча на месторождениях в Северном море будет падать и доля импорта вырастет более чем на треть. Великобритания при этом может рассчитывать или на рост поставок трубопроводного российского газа, или на СПГ, или на то, что в стране подтвердят запасы и начнут разрабатывать сланцевые месторождения.

Судя по тому, что поставки СПГ в Великобританию по‑прежнему не превышают 13 % от общего потребления, трубопроводный газ остается самым экономически приоритетным источником. На «голубое топливо» из европейских трубопроводов приходится доля в 44 %.

При этом Алжир и Норвегия уже сегодня не могут нарастить поставки газа и, как показал опыт континентальной Европы, единственным, кто способен это сделать, является «Газпром».

Сразу после газовых угроз из Лондона агентство Reuters сообщило о том, что «Газпром» переводит офис Gazprom Marketing & Trading Limited из Великобритании в Россию, Санкт-Петербург, и сократит в Лондоне тысячу человек. Источник агентства рассказал, что действия «Газпрома» вписываются в программу возврата капитала, которую предложил президент России для того, чтобы снизить уязвимость российских компаний к санкциям. При этом почти год назад Financial Times также сообщала, что «Газпром» планирует перевести офис. Только причиной назывался Brexit – выход Великобритании из Евросоюза. «Управлять нашим европейским трейдинговым бизнесом из Лондона больше не выгодно. Мы должны рассмотреть последствия сложившейся ситуации и наши возможности», – пояснил один из источников издания.

На фоне угроз Лондона и заявления «Газпрома» западные СМИ начали даже предполагать, решится ли Россия наказать Великобританию газом. Однако газовые трейдеры при этом сохраняли спокойствие и говорили: давайте поговорим, когда поставки действительно прекратятся.

Для России и Великобритании они не смертельны. При этом сами угрозы, несмотря на уровень накала информационной среды, по‑прежнему остаются условными.

«Одно дело – угрожать, другое дело – вводить настоящие санкции. Для Лондона это ударит по самим британским компаниям и нарушит свободу рынка, о которой так пекутся в Великобритании», – замечает ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков и добавляет: «Со стороны России при этом никаких подобных заявлений не было». Министр энергетики Александр Новак заявил, что Великобритания, безусловно, вправе выбирать свою энергетическую политику, но Россия будет продолжать работать в условиях конкуренции.  

Кто попробует воспользоваться ситуацией, так это США, полагает директор группы корпоративных рейтингов агентства АКРА Максим Худалов. «Как говорят, ничего личного – бизнес. И нынешней ситуацией американцы вполне логично постараются воспользоваться, чтобы объяснить, почему Россию необходимо выдавливать с энергетического рынка», – говорит эксперт.  

Источник: Энергетика и промышленность России, 26.03.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики