Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Великобритания «давит на газ»

Почему Великобритания «давит на газ»

Международные эксперты заметили, что в Великобритании говорят об отказе от российского газа, однако не замечают угольной зависимости королевства. «Многие СМИ обращают внимание на танкеры с СПГ с Ямала, однако я не вижу, чтобы замечали тот факт, что половину импорта угля в Великобританию за три квартала 2017 года обеспечила именно Россия», – написал в Twitter редактор международной энергетической информационной платформы ICIS Эд Кокс.

Действительно, почти 45 % импортного угля Великобритания получила в прошлом году из России. Такие данные приводятся в отчете правительства за три квартала прошлого года. При этом по поставкам энергетического угля, используемого для генерации электроэнергии, – более половины привезли из России. По словам директора группы корпоративных рейтингов агентства АКРА Максима Худалова, с начала 2000-х гг. Россия была основным экспортером угля в Великобританию, и поставки доходили до 23 млн тонн. Однако королевство взяло курс на отказ от угля и, если в 2005 г. оно потребило 65 млн тонн, то в 2016 г. – около 19 млн тонн. В прошлом году снижение продолжилось, а российские поставки за три квартала составили 2,77 млн тонн. Импорт составляет чуть меньше половины потребления в Великобритании. Остальную часть добывают на местных шахтах и покупают на бирже.

Если представить, сколько Россия могла поставить на рынок Великобритании угля за весь прошлый год, то получится 3,6 млн тонн. А это – лишь 2 % от объемов всего российского экспорта, который в последние годы значительно вырос за счет увеличения поставок в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Если британские власти и не говорят о возможных санкциях в отношении поставок угля, то рассчитывать на королевство российским производителям и поставщикам все равно не приходится. Экспорт угля в Великобританию продолжит снижаться. К 2025 г. Лондон планирует закрыть все оставшиеся 8 станций, которые генерируют электроэнергию на угле и являются основными потребителями каменного топлива.

В любом случае, замечают эксперты, страны Запада не случайно не пугают Россию прекращением поставок, например, угля или нефти. «Доля российских нефти и угля в Европе еще выше, чем газа, однако об этих энергоносителях все молчат. Думаю, это связано с тем, что нефтяной и угольный рынки старые и устоявшиеся. Все цены на них определяются на бирже. Поэтому поставщики не могут оказать особого влияния на отдельные страны и регионы», – говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков. По словам эксперта, российский уголь привлекателен тем, что он качественный и цены на него низкие по сравнению с другими источниками. Отчасти это объясняется более коротким транспортным плечом, говорит собеседник. Конкуренты России находятся в США, Австралии, ЮАР и Колумбии.

Другое дело – рынок газа. Он еще не устоявшийся, но уже очень прибыльный и влиятельный, что приводит к тому, что поставки газа политизируются, замечает Игорь Юшков. Особенно – после того, как на рынок вышли США со сланцевым газом.

По данным «Газпром экспорта», в прошлом году поставки «голубого топлива» в Великобританию достигли 16,2 млрд кубометров. Это – 40 % всего британского импорта или более 20 % потребления. Впрочем, на самом деле Великобритания и Россия не зависят друг от друга как поставщик и потребитель и цифры имеют важные нюансы, которые, по сути, их нивелируют.

Как отмечает заместитель директора ФНЭБ Алексей Гривач, у «Газпрома» нет прямых контрактов с британскими компаниями. «Речь идет о продажах компаниям, зарегистрированным в Великобритании, в том числе дочерним маркетинговым структурам», – говорит эксперт. Например, Gazprom Marketing & Trading Limited, который размещается в Лондоне и имеет подразделения в 5 странах. В Великобритании дочка «Газпрома» имеет всего лишь один контракт с компанией Centrica на поставку 4,16 млрд кубометров газа – 2 % экспорта «Газпрома» в 2017 году. Да и то – сам российский газ едва ли доходит до берегов Туманного Альбиона. «По нашим оценкам, менее 1 % газа приходит из России и мы, в любом случае, от него не зависим», – заявили агентству Bloomberg в британском Департаменте деловой, энергетической и промышленной стратегии.

«Сам российский газ в Великобританию едва ли попадает, – говорит ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков. – По своповой схеме «Газпром» поставляет его в Бельгию по контрактам норвежской Statoil, а та, в свою очередь, выполняет контракты российской компании с британскими клиентами».

Что касается поставок сжиженного газа с проекта «Ямал СПГ» в Великобританию, то туда он попал не напрямую, а был перепродан уже иностранными компаниями.

В любом случае, определенная доля российского газа в Великобритании есть, и еще в прошлом году поставки планировали увеличить. Зампред «Газпрома» Александр Медведев говорил о 8−12 млрд кубометров.

По прогнозу национальной энергокомпании National Grid, потребление газа в Великобритании будет снижаться (до 38−73 млрд кубометров к 2050 г. с нынешних 77 млрд). Однако добыча на месторождениях в Северном море будет падать и доля импорта вырастет более чем на треть. Великобритания при этом может рассчитывать или на рост поставок трубопроводного российского газа, или на СПГ, или на то, что в стране подтвердят запасы и начнут разрабатывать сланцевые месторождения.

Судя по тому, что поставки СПГ в Великобританию по‑прежнему не превышают 13 % от общего потребления, трубопроводный газ остается самым экономически приоритетным источником. На «голубое топливо» из европейских трубопроводов приходится доля в 44 %.

При этом Алжир и Норвегия уже сегодня не могут нарастить поставки газа и, как показал опыт континентальной Европы, единственным, кто способен это сделать, является «Газпром».

Сразу после газовых угроз из Лондона агентство Reuters сообщило о том, что «Газпром» переводит офис Gazprom Marketing & Trading Limited из Великобритании в Россию, Санкт-Петербург, и сократит в Лондоне тысячу человек. Источник агентства рассказал, что действия «Газпрома» вписываются в программу возврата капитала, которую предложил президент России для того, чтобы снизить уязвимость российских компаний к санкциям. При этом почти год назад Financial Times также сообщала, что «Газпром» планирует перевести офис. Только причиной назывался Brexit – выход Великобритании из Евросоюза. «Управлять нашим европейским трейдинговым бизнесом из Лондона больше не выгодно. Мы должны рассмотреть последствия сложившейся ситуации и наши возможности», – пояснил один из источников издания.

На фоне угроз Лондона и заявления «Газпрома» западные СМИ начали даже предполагать, решится ли Россия наказать Великобританию газом. Однако газовые трейдеры при этом сохраняли спокойствие и говорили: давайте поговорим, когда поставки действительно прекратятся.

Для России и Великобритании они не смертельны. При этом сами угрозы, несмотря на уровень накала информационной среды, по‑прежнему остаются условными.

«Одно дело – угрожать, другое дело – вводить настоящие санкции. Для Лондона это ударит по самим британским компаниям и нарушит свободу рынка, о которой так пекутся в Великобритании», – замечает ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков и добавляет: «Со стороны России при этом никаких подобных заявлений не было». Министр энергетики Александр Новак заявил, что Великобритания, безусловно, вправе выбирать свою энергетическую политику, но Россия будет продолжать работать в условиях конкуренции.  

Кто попробует воспользоваться ситуацией, так это США, полагает директор группы корпоративных рейтингов агентства АКРА Максим Худалов. «Как говорят, ничего личного – бизнес. И нынешней ситуацией американцы вполне логично постараются воспользоваться, чтобы объяснить, почему Россию необходимо выдавливать с энергетического рынка», – говорит эксперт.  

Источник: Энергетика и промышленность России, 26.03.2018


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики