Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Энергосистема Центральной Азии: в одном хоре, но с разными партитурами

Энергосистема Центральной Азии: в одном хоре, но с разными партитурами

Лидеры бывших советских среднеазиатских республик, декларируя свое желание к установлению стабильных экономических отношений в регионе, периодически обсуждают вопросы то создания регионального союза, то совместного использования водно-энергетических ресурсов.  При этом во главу угла ставится либо занятие лидирующего положения (Казахстан, Узбекистан), либо решение своих проблем в топливно-энергетическом комплексе (Кыргызстан, Таджикистан).

Однако если о фиаско таких казавшихся в свое время перспективными проектов, как Центрально-Азиатский союз, Центрально-Азиатское экономическое сообщество,  Центрально-Азиатское сотрудничество (организация) сегодня уже не вспоминают, то о воссоздании единого энергетического кольца в последнее время говорят довольно часто. Вспомнили о нем  и на прошедшем 17-18 апреля в Сочи форуме евразийской интеграции «Перспективы развития и укрепления ШОС».

Напомним, что в советское время в регионе успешно функционировала объединенная система водно-энергетических объектов Казахстана, Туркменистана, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, включавшая 83 электростанции. Она позволяла максимально повысить (путем регулирования пиковых нагрузок и перетоков электроэнергии) устойчивость работы энергосистем каждой из входящих в нее республик и рационально использовать основные водохранилища для нужд агросектора.

После развала СССР в регионе увлеченно занялись созданием суверенных и независимых экономик, историй, энергетических систем. По субъективным политическим мотивам и вопреки экономической логике разрушались территориально-производственные комплексы. Так, каждая из республик под девизом «Умрем, но не уступим ни кубометра суверенной воды, ни киловатта суверенной электроэнергии!» стала, нарушая ранее установленный баланс, тянуть водно-энергетическое одеяло на себя. Начались перебои с поставками газа, угля в Киргизию и Таджикистан.

В свою очередь, последние, компенсируя зимнюю нехватку энергии, начали спускать максимум воды из водохранилищ, создавая проблемы Узбекистану и Казахстану. Более того, Киргизия и Таджикистан приняли законы о продаже текущей в реках воды. Правда, внедрить их в практику межгосударственных отношений не смогли. Все эти действия вели к возникновению системных аварий, нарушению диспетчерских режимов, подтоплению территорий у партнеров по ОЭС, но внимания на это не обращалось.

И это понятно. В регионе сформировались преследующие лишь собственные интересы олигархические и финансово-промышленные группы. Их «рыночное» мышление отвергает возможность поступиться собственными интересами ради выглядящих затратными интеграционных процессов. На многие решения в экономике и политике негативное влияние оказывает также, в частности внутри казахов, деление по родам, жузам и регионам.

В итоге энергетический сепаратизм в каждой из республик породил множество проблем. Попытки договориться, безусловно, предпринимались и предпринимаются: периодически собираются различные рабочие группы, но достигнуть компромисса не удается. Решения, стоящие на межнациональном уровне, ищутся на уровне энергетических и водных ведомств.

Среди причин, препятствующих восстановлению единой энергосистемы, можно назвать:

- разные модели рынков электроэнергии;

- затрудняющий эффективную работу энергосистем в параллельном режиме порядок таможенного контроля межгосударственных перетоков электроэнергии;

- отсутствие единой методологии расчета тарифов на транзит электроэнергии;

- высокие из-за множества фирм-посредников трансакционные издержки;

- отсутствие правовой основы для равного доступа энергопроизводителей одной страны на внутренний рынок электроэнергии другой;

- неотработанность  механизма гарантий возврата и защиты инвестиций;

- высокий физический и моральный износ оборудования, угрожающий безаварийному взаимодействию электроэнергетических систем государств.

На ряд этих причин обращалось внимание и на упомянутом выше сочинском форуме евразийской интеграции «Перспективы развития и укрепления ШОС». Так, президент Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов заявил: «Проектов по интеграции энергосистем в рамках ШОС, да и вне этой организации, довольно много, но я к ним отношусь аккуратно. Процесс "электрообъединения" очень сложен – даже на базе постсоветского пространства. Все государства разные и с точки зрения генерации электричества, и с точки зрения тарифной политики, и с точки зрения экспорта-импорта».

Развивая мысль К. Симонова, скажем, что, к примеру, для закольцовки энергосистем региона необходимо унифицировать тарифы на электроэнергию. Сейчас в республиках действует система так называемого перекрестного субсидирования цен на электроэнергию для населения за счет высоких тарифов для промышленности. Причем через растущие тарифы деньги направляются не на модернизацию, а по сути, возвращаются самим компаниям-энергомонополистам. А ведь необходима существенная модернизация инфраструктуры: со времен развала СССР модернизацией оборудования электростанций и сетей в странах региона всерьез не занимались, и оно имеет высокий технический и моральный износ.

Износ привел к падению располагаемых  мощностей и пропускной способности энергосистем. Все это усугубляется сезонностью потребления (в зимний период потребление значительно превышает летнее) и неравнозначными по стоимости перетоками электроэнергии, что усложняет обеспечение экономической эффективности.

Быстро возобновить объемы энергостроительства невозможно – отрасль отличается длительными циклами строительства и необходимостью аккумулирования огромных инвестиций. Расчет на частных инвесторов несостоятелен: очередей из желающих вложить деньги в такой рискованный и долго окупаемый бизнес, как энергетика, в регионе не наблюдается. Ожидать их в ближайшее время от западных банков  также нереально.

Другой источник – государство. Но смогут ли правительства взять на себя эти немалые расходы и внести их в бюджет? Вряд ли. Тем более что заинтересованность «верхних» стран (Кыргызстан, Таджикистан) в новых гидроэнергетических проектах объективно противоречитинтересам нижележащих (Узбекистан, Казахстан) соседей в водопользовании.

Таким образом, для восстановления единой энергосистемы необходимо создание  общего энергорынка (а значит, понятные правила игры и отсутствие политических противоречий), внятная государственная политика модернизации генерирующих и  распределительных мощностей с определением источников финансирования. Без решения всех этих проблем планы восстановления  регионального энергокольца обречены на пополнение  кип пожелтевших, но так и не реализованных программ, которые в избытке заполняют шкафы правительственных кабинетов. 

Автор: Сергей Смирнов

Источник: Ритм Евразии, 29.04.2018


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.
Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики