Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Гегемония, с которой сложно поспорить

Гегемония, с которой сложно поспорить

Что ждет «Роснефть» и «Газпром» в Армении после «бархатной революции»?

Недавняя смена власти в Армении едва ли серьезно скажется на твердых позициях в этой стране крупнейших российских нефтегазовых компаний. Однако и «Газпрому», и «Роснефти» стоит готовиться к тому, что их деятельность будет регулярно привлекать повышенное внимание в рамках борьбы с монополизмом, провозглашенной новым премьером Армении Николом Пашиняном в качестве панацеи для национальной экономики. В бытность Пашиняна одним из лидеров армянской оппозиции именно фракция «Елк», которую он представлял в парламенте, ставила вопросы о ценообразовании на газ и бензин. Однако поле для маневра у Пашиняна невелико: круг альтернативных поставщиков газа и бензина для Армении и так предельно ограничен.

Бензин: ввозить из России, равняться на Грузию

Для Армении, где практически нет собственных углеводородных ресурсов, вопрос стоимости энергоносителей будет вечным при любом режиме, поэтому резкое подорожание бензина в начале 2018 года не могло остаться без внимания оппозиции. В середине февраля лидер фракции «Елк» в армянском парламенте Никол Пашинян заявил, сославшись на данные проведенного его коллегами исследования, что в 2017-2018 годах бензин в Ереване подорожал на 32,3%, тогда как в Москве – лишь на 7,7%.

Официально причиной роста цен на горючее в Армении называлось повышение акцизного налога на импорт бензина с 25 тыс. до 40 тыс. местных драмов (примерно с $12,5 до $20) на тонну.

Пашинян утверждал, что в стране появилась некая компания, которая «монополизировала данный рынок и не позволяет импортировать бензин в республику». Речь, очевидно, шла о «Роснефти», которая через свою «дочку» ЗАО «Роснефть-Армения» владеет в стране сетью АЗС и сопутствующей инфраструктурой, а также заводом по производству битума.

Часть этих активов ранее принадлежала бизнесмену Михаилу Багдасарову, владельцу обанкротившейся авиакомпании «Армавиа».

Поставки нефтепродуктов «Роснефть» начала в 2014 году танкерами и по железной дороге через паромную переправу порт Кавказ – Поти/Батуми. До этого значительная часть бензина в Армению поступала с НПЗ ЛУКОЙЛа в Румынии и через грузинские порты. Долгое время рассматривался вопрос строительства нефтепродуктопровода из Ирана, но он так и не был решен. Уже в 2015 году поставки нефтепродуктов «Роснефти» в Армению составили 169 тыс. тонн, покрывая 60% спроса страны на бензин и дизельное топливо. «Роснефть-Армения» практически сразу вошла в число крупнейших налогоплательщиков страны, перечислив в бюджет в 2015 году 3,3 млрд драмов.

Всего, по данным российской таможенной статистики, в 2015 году из РФ в Армению было экспортировано 217 тыс. тонн нефти и нефтепродуктов на $103 млн, а в 2017 году эти показатели увеличились до 284 тыс. тонн и $133 млн. Существенно вырос и экспорт газа: за 9 месяцев 2017 года было поставлено 1,35 млрд м3, или на 20,6% больше, чем за аналогичный период 2016 года. Такая динамика отражает высокие прошлогодние темпы роста экономики Армении – более чем на 7%. Хотя в общем масштабе российского экспорта энергоносителей все это капля в море – например, в экспорте нефти и нефтепродуктов на Армению приходится примерно 0,1%.

Спустя два года после выхода «Роснефти» на армянский рынок председатель Государственной комиссии по защите экономической конкуренции Армении Артак Шабоян заявил, что за этот период цена на бензин в стране снизилась на 32% (без учета девальвации национальной валюты) – с 480 до 380 драмов за литр. По его словам, бензин на армянский рынок поступает от разных импортеров – «Роснефти» и ЛУКОЙЛа, а также одной болгарской компании, что исключает сговор по вопросам ценообразования.

К середине января цена на бензин марки Regular в Армении выросла до 430 драмов с 390 драмов в конце 2017 года, а на дизельное топливо – с 390 до 440 драмов, однако злоупотреблений со стороны топливных операторов армянские антимонопольщики не выявили.

Похожую позицию занял Союз отечественных производителей Армении: его председатель Вазген Сафарян заявил в начале февраля, что реализаторы бензина не заинтересованы в серьезном повышении цен, так как автовладельцы из-за этого все больше переходят на более дешевый газ.

Цены на горючее в Армении обычно сравнивают с соседней Грузией. Поэтому сразу же после январского повышения ввозных акцизов Артак Шабоян сообщил, что бензин и дизельное топливо в обеих странах продаются по почти одинаковой цене, хотя доставка топлива в Армению из грузинских портов требует дополнительных затрат, а Грузия имеет возможность ввозить горючее из Азербайджана, с которым у Армении нет экономических отношений. По свежим данным портала Autotraveler.ru, текущие цены на топливо в Армении и Грузии по-прежнему сопоставимы.

Однако есть и другие оценки.

«До прихода «Роснефти» в Армении действовали несколько крупных поставщиков, самостоятельно завозивших бензин из Румынии и Болгарии, – отмечает армянский эксперт по экономической безопасности Ваге Давтян. – Сегодня эти компании продолжают функционировать, однако лишь в качестве внутренних дистрибуторов закупаемого у «Роснефти» бензина. Конечно, придя в Армению, «Роснефть» обеспечила падение цены на бензин на 2%, однако затем монополизация рынка привела к постепенному росту цен. В результате сегодня цены на бензин и нефтепродукты в Армении значительно выше грузинских, тогда как до 2013 года в течение многих лет цены в обеих странах были тождественны. Более того, в Грузии бензин, завозимый ЛУКОЙЛом, дороже завозимого в Армению «Роснефтью» на 20%. Думаю, что в данном вопросе требуется антимонопольное разбирательство».

Но, уточняет Давтян, в этом сюжете есть и обратная сторона:

«Если лишить «Роснефть» монополии, в Армении будут созданы условия для активизации некоторых нефтетрейдерских компаний, ранее потерявших свои позиции. Однако последние, во-первых, традиционно действовали по принципу картельного сговора, что не позволяло либерализовать рынок, а во-вторых, эти компании, так или иначе, были аффилированы с властью, ныне смещенной бархатной революцией. Эти риски обязательно должны быть учтены при изучении деятельности «Роснефти» в Армении».

«Антимонопольные расследования будут. Но в первую очередь они коснутся распределения рынка между внутренними игроками. Есть также настроения пустить на рынок нефтепродукты из Ирана – но не заменить российские», – добавляет политолог Грант Микаелян. Действительно, сбыт нефтепродуктов в Армении до недавнего времени был в высокой степени монополизирован: доминирующее положение на рынке занимали две-три компании, такие как «Флеш» Барсега Бегларяна, близкого к экс-президенту Сержу Саргсяну, CPS Corporation и «Макс Петрол».

Кроме того, стоит напомнить, что еще в феврале «Елк» ставил в парламенте Армении вопрос о снижении ряда налогов, включая отмену роста акцизов на бензин и сжатый заправочный газ. К этой инициативе также присоединились депутаты блока миллионера Гагика Царукяна, но в первом чтении законопроект не был принят, не добрав всего четыре голоса. Возможно, Никол Пашинян тогда и не предполагал, что скоро окажется у власти, но теперь у его политических противников появится возможность в любой момент напомнить ему о налоговых предложениях, стоимость которых была оценена в 32-33 млрд драмов.

Газ: безальтернативная «труба»

Одной из главных задач в сфере ТЭК, которые придется решать новому правительству Армении уже в этом году, станет продление контракта на поставку газа в объеме до 2,5 млрд м3 в год, который был заключен в «Газпромом» в 2013 году на 2014-2018 гг. С тех пор цена российского газа для Армении несколько раз снижалась – сначала в сентябре 2015 года со $189 до $165 за тысячу м3, а затем в апреле 2016 года, уже до $150 за тысячу «кубов».

Эти широкие жесты были вполне явным образом связаны с вступлением Армении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), членом которого страна стала в январе 2015 года. Но решение тогдашнего президента Сержа Саргсяна регулярно вызывало критику оппозиции, прежде всего блока «Елк» («Выход»), оформившегося в 2016 году вокруг альтернативы евразийской интеграции – расширения сотрудничества с Евросоюзом.

Однако, оказавшись в шаге от реальной власти, лидер «Елк» Никол Пашинян резко сменил риторику.

«В предвыборной программе были заявления о ЕАЭС, и не секрет, что мы голосовали против этого решения. В предвыборной программе говорилось, что в нем содержатся риски. Но одно дело, когда на эти риски смотришь с позиций оппозиции, другое – когда ты во власти», – заявил он за несколько дней до своего избрания премьер-министром.

Вопрос о стоимости газа может оказаться одним из ключевых в дальнейшем формате участия Армении в ЕАЭС. Новый министр энергетических инфраструктур и природных ресурсов Армении Артур Григорян уже заявил, что правительство изучит возможность снижения тарифов на электричество и газ, и здесь сразу прослеживается два сюжета. Первый – снижение стоимости поставки до границы: по мнению ряда армянских экономистов, по-прежнему существует ресурс снижения цены с нынешних $150 до $135 за тысячу м3. Основанием для этого является членство Армении в ЕАЭС, то есть вопрос автоматически перемещается в область политики. Второй фронт работ – снижение стоимости газа при доставке потребителям. Сегодня базовый тариф составляет $290, и в этом армянские эксперты и СМИ неоднократно усматривали повод для расследований.

При этом практически не рассматривается как реалистичный вариант увеличения альтернативных поставок газа из Ирана, хотя соответствующая «труба» еще в 2007 году была проложена к Ереванской ТЭЦ и Разданской ТЭС, с которых энергия частично уходит обратно в Иран.

Как заявил в конце мая Григорян, Иран готов предложить Армении газ по стоимости $165 за тысячу «кубов» на границе, то есть дороже, чем «Газпром».

«Это заявление, кажется, все расставило по своим местам, – рассказывает Давтян. – Традиционно в Армении принято рассматривать газопровод из Ирана в качестве реальной альтернативы российским поставкам, осуществляемым посредством грузинского транзита, однако не будем забывать, что инфраструктура армяно-иранской магистрали также находится на балансе компании «Газпром Армения», а, следовательно, увеличение или уменьшение поставок по данному газопроводу неизбежно должно согласовываться с владельцем инфраструктуры. Более того, есть некоторые вопросы, связанные с качеством иранского газа, уступающего по своей калорийности, или теплоемкости, российскому».

Глава армянского Минэнерго в недавнем выступлении напомнил, что «Газпром» вкладывает в газораспределительную систему Армении $27-28 млн в год.

Это заявление прозвучало за несколько дней до объявленного российской компанией решения приобрести 5,248 млн дополнительных обыкновенных акций ЗАО «Газпром Армения» за 26,381 млрд драмов (3,4 млрд руб.). Это позволит «Газпрому» довести долю в армянской «дочке» с нынешних 80% до 100%. Фактически это было первым масштабным жестом российских энергокомпаний в Армении после революционной смены власти в стране.

«Газпром» изначально планировал иметь стопроцентный пакет в своей армянской «дочке» в рамках стратегии консолидации газотранспортных систем соседних государств, – напоминает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. – Аналогичные меры ранее были предприняты в Киргизии. Для Армении это выгодно, поскольку 20% акций не дают никаких возможностей существенно влиять на работу компании – это даже не блокирующий пакет, – а существенных дивидендов она не приносит. Это удача Армении, что «Газпром» консолидировал все 100% акций – это дает стране дополнительный приток средств. Для «Газпрома» же это упрощает принятие решений по развитию ГТС и дает больше возможностей в том случае, если «Газпром» откажется от приема какого-либо иностранного газа, например из Ирана».

Но консолидация всего пакета акций армянской «дочки» вряд ли снимет вопросы к «Газпрому», связанные с тарифообразванием для конечных потребителей.

«На границе единственная претензия к «Газпрому» сводится к тому, что цена, с учетом отсутствия таможенных пошлин на пространстве ЕАЭС, может быть объективно понижена с действующих $150 до $135, – говорит Давтян. – Но относительно внутренней дистрибуции к газпромовской «дочке» претензий немало, и здесь компания действительно пользуется своим монопольным положением, поднимая цену для конечного потребителя сразу в два раза.

Даже последнее понижение цены на границе в 2016 году никак не отразилось на внутренних ценах. При этом газификация страны, ее инфраструктурная модернизация завершена, а компания может позволить себе проводить более социально направленную тарифную политику».

Однако Григорян (один из немногих министров кабинета Пашиняна с большим опытом работы в правительстве Армении) уже дал понять, что чрезвычайные меры революционного времени в этом вопросе неприменимы. Решение вопроса высокой наценки на газ в конечном тарифе он переадресовал Комиссии по регулированию общественных услуг.

«Мы хотели бы решить этот вопрос до августа, но сейчас ничего сказать не можем – все станет ясно по итогам обсуждений и нового, подробного анализа доходов и расходов компаний», – сказал Григорян по поводу возможного снижения тарифов.

Хотя все это отнюдь не означает, что атмосфера вокруг «Газпрома» в Армении не будет подогреваться. В конце мая Служба национальной безопасности (СНБ) страны заявила о выявлении преступной схемы уклонения от таможенных платежей, которую организовал руководитель компании «Норфолк Консалтинг» Армен Унанян – бывший главный бухгалтер компании «Газпром Армения». В Армении его называют человеком Вардана Арутюняна, бывшего председателя Комитета государственных доходов и экс-руководителя компании «Газпром Армения». По заявлению руководства СНБ Армении, в деле компании «Норфолк Консалтинг» уже значится до 350 фигурантов.

В целом армянские эксперты убеждены, что каких-то радикальных изменений в условиях работы российских нефтегазовых компаний наподобие тех, что произошли на Украине после государственного переворота в феврале 2014 года, ждать не приходится.

«Антимонопольные расследования внутри страны ведутся, но мне не кажется, что они каким-то образом повлияют на взаимоотношения с «Роснефтью» или «Газпромом», – говорит политолог Джонни Меликян из Центра региональных исследований Академии госуправления Армении. – Корпорации работали на армянском рынке по тем правилам, которые задали бывшие власти страны. Власть сменилась – значит, будет и смена правил игры и работы на армянском рынке. Однозначно будет больше конкуренции и корпорациям нужно будет приспособиться к новым реалиям.

Суть ожидаемых изменений – диверсификация энергорынка страны, включая расширение географии стран-экспортеров нефти и топлива на армянский рынок.

Это может привести к тому, что внутри страны будут исключены картельные сговоры и начнется конкуренция. По части газа могут быть достигнуты договоренности по снижению цен для конечного потребителя. Но армяно-российские отношения изменений не претерпят. Они как были союзническими и стратегическими, такими и останутся. Можно ожидать лишь корректировок, большего диалога по проблемным вопросам и дальнейшего углубления сотрудничества по всей повестке дня. Введение новых, рыночных правил игры скажется на работе всех компаний, которые продолжат работать на рынке, имея гарантии со стороны правительства». 

Автор: Николай Проценко

Источник: Нефть и капитал, 06.06.2018


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики