Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > К. Симонов: Государство не заинтересовано в развитии малых нефтяных компаний

К. Симонов: Государство не заинтересовано в развитии малых нефтяных компаний

Одной из наиболее острых тем обсуждения в отраслевом сообществе стала проблема развития малых нефтяных компаний в России. Мнения экспертов по данному вопросу разделились. Авторы проекта концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ предлагают государству создать благоприятные условия для работы малых предприятий с помощью налоговых льгот и других преференций. Эксперт Агентства нефтегазовой информации, советник НП Консорциум "СОЮЗНЕФТЕГАЗИНВЕСТ" Ришат Вахитов предлагает ВИНКам участвовать в развитии малых нефтедобытчиков, отдавая им на разработку собственные простаивающие скважины.

Свое мнение о проблемах, с которыми сталкиваются малые нефтяные компании, и способах их решения Агентству нефтегазовой информации высказал руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. 

- Константин Васильевич, как вы видите развитие малых нефтяных компаний в России? Должны ли они развиваться самостоятельно или при участии ВИНК?

- В России на долю ВИНК приходится практически вся добыча в стране, одна только Роснефть имеет 40% потенциальной добычи. Не раз мы обращали внимание на опыт США, где сегмент средней и малой добычи, в отличие от России, представлен довольно активно. Особенно это проявилось в период сланцевой революции, когда можно было наблюдать появление десятков компаний, которые сегментировали рынок. У таких компаний были приличные обороты.

Тут возникает дискуссия о социальном пути развития нефтяной добычи: как нам следует идти? Я сомневаюсь, что нам необходимо ради исключительно малого и среднего бизнеса заниматься дроблением ВИНКов до скважин.

Конечно, каждая модель развития имеет свои очевидные плюсы и минусы. Мелкие компании более мобильные и гибкие, с другой стороны, у них нет эффекта масштаба и нет возможности привлекать большие заемные ресурсы. Это говорит о том, что они не могут осваивать крупные проекты, инвестировать большие деньги в инновации. Российская нефтегазовая отрасль находится у порога довольно больших изменений. Усложняется ситуация с добычей в Западно-Сибирской нефтяной провинции, и все разговоры, которые 10 лет мы ведем про ТРИЗы, бажен, шельфы, становятся все более актуальными. Потенциал введенных месторождений через каких-то 5-8 лет подойдет к концу, и возникнет вопрос, кто же будет развивать тот же бажен. Малые компании? Если даже крупные компании инвестируют достаточно аккуратно в эти истории, то очевидно, что малые предприятия просто не обладают таким потенциалом. Но, тем не менее, мы понимаем, что у государства должна быть разумная смешанная стратегия, когда ВИНКи должны гармонично дополняться малыми компаниями как раз в тех сегментах, где крупным игрокам рынка работать неинтересно.

Я считаю, что малые компании не смогут позиционировать себя как филиалы или продолжение ВИНКов. Это возможно лишь в том случае, когда ВИНКи самостоятельно создают и развивают малые инновационные компании. Например, модель ЛУКОЙЛа - компания РИТЭК. Это небольшая компания, которая была создана специально для отработки инновационных технологий по ТРИЗам. РИТЭК фактически является инновационным офисом в апстриме ЛУКОЙЛа, и они благополучно функционируют уже не один год.

Сегмент малых и средних компаний связан с добычей на тех месторождениях, которые ВИНКам в силу ряда причин неинтересны. А причина одна - низкая маржинальность. Сюда можно отнести обводненные и низкодебитные скважины или скважины, которые удалены от основных провинций. Доработка таких скважин с помощью малых нефтяных компаний помогла бы получить несколько десятков миллионов тонн дополнительной добычи.

Развитие малых нефтяных компаний – это, на мой взгляд, задача государства. Именно оно должно создать такие условия, чтобы предприятия могли появляться и функционировать. Конечно, привлекательные куски ВИНКи давно забрали, поэтому необходимо найти долю, где малые компании могли бы работать. Это касается не только добычи, но и геологоразведки. Известна канадская модель, когда малые компании занимаются первичным изучением недр, если они совершают открытие, то они выставляют его на юниорскую биржу, где крупные компании, у которых есть инвестиции, берутся за разработку. У нас такой юниорской биржи нет, хотя это не так сложно сделать, было бы желание.

В России же, в свою очередь, есть несколько образцовых компаний, которые демонстрируют, что малый бизнес в нефтяной отрасли есть и очень неплохо существует. Например, Иркутская нефтяная компания -  эффективное, успешно развивающееся предприятие, но оно уже служит красивой витриной для правительства. Нам предоставляют красивую картинку успешной работы малых нефтяных компаний, также очень активно обсуждается сделка с ОПЕК о сокращении добычи, многие вообще утверждают, что скоро нефть будет не нужна как товар, и в этой ситуации многие начинают думать о том, а нужно ли увеличивать добычу. А в реальности получается, что пока мы занимаемся этими размышлениями, США за несколько лет увеличили добычу в два раза и нас уже обогнали, при этом не размышляя на тему, нужна нефть или нет. Перед Россией встает вопрос, как теперь конкурировать с американцами на китайском рынке, так как США уже в Китай собираются увеличивать поставки. Вот вам и пример того, как пока мы занимаемся бессмысленными дискуссиями, другие страны занимаются делом. 

- А насколько целесообразно со стороны ВИНКов отдавать собственные заброшенные скважины малым нефтяным компаниям для разработки?

- Модель действительно разумна, потому что то, что не нужно ВИНКам, могли бы взять малые компании. ВИНКи не будут думать о том, как бы сделать так, чтобы малые нефтяные предприятия комфортно существовали вокруг нас. Но модель «нам это не нужно, а вы берите и делайте» возможна, так как у ВИНКов очень много простаивающих скважин.

Если возникает какой-то маржинальный сегмент, то там вполне могут появиться деньги, и тут необязательно должны быть люди, связанные с нефтянкой. В этом и суть регуляторов, чтобы создать эффективную нишу, куда придет инвестор. Если будут условия, то компании смогут проводить анализ, оценку и рентабельность, после чего появится возможность выйти на рынок с этим предложением. 

-Некоторые эксперты считают, что проблемы малого сектора нефтегазодобычи могут и должны решать сами независимые предприятия данной сферы, но для этого нужны изменения в законодательстве. Вероятно ли введение налоговых льгот со стороны государства и как скоро это может произойти?

- Я считаю, что государству это неинтересно. Есть у Минэнерго задача обеспечить добычу. А как проще это сделать? Взять и договориться с ВИНКами, которые помогут решить этот вопрос.

В переработке такая же история, все говорят о том, что нет конкуренции. Так она будет, для этого необходимо сделать так, чтобы появилась отдельная от ВИНКов переработка. Но никому это неинтересно.

То же самое и в сегменте малого бизнеса - все понимают, что не так сложно внести соответствующие изменения в законодательство.

Просто от малых компаний эффект будет не таким колоссальным, как от добычи ВИНКов. Крупные предприятия отчитываются о приросте на одном проекте в 7-10 млн тонн, а малые нефтяные компании таких результатом продемонстрировать не смогут. Поэтому наши регуляторы откладывают развитие и поддержку малых предприятий в папочку, до лучших времен. Это для государства не приоритетная задача, в связи с чем тема висит уже много лет.

Развитию малых нефтяных компаний может послужить и поддержка на региональном уровне, здесь опять в пример можно привести Иркутскую компанию. Также и с юниорской биржей, возьмите канадскую модель и перенесите, модель есть – ее даже придумывать не надо, но это же надо изучать, законы вносить. 

- Не возникнет ли такая ситуация, что в итоге все малые нефтяные компании станут «дочками» ВИНКов. Насколько такие опасения обоснованы?

- Такой исход тоже возможен, малые нефтяные предприятия могут полностью исчезнуть как подвид деятельности. Поэтому речь  должна идти не о судьбе нынешних компаний, а о том, что необходимо создать условия, чтобы эти компании в гораздо большем количестве появились. Нужно сделать так, чтобы ВИНКи поделились не интересующими их скважинами.

А если дело пойдет и дальше без изменений, то возникнет ситуация, что малые компании будут окончательно добиты, на рынке останутся только средние предприятия, которые как-то встанут на ноги и выдержат ситуацию. 

Источник: Агентство нефтегазовой информации, 19.06.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики