Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения

Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения

После отказа «Лукойла» от бурения на Таймыре оптимистичные прогнозы «Роснефти» кажутся экспертам странными.

В то время как нефтедобывающие компании активно борются за ресурсы и стремятся освоить новые месторождения, ситуация, сложившаяся вокруг запасов «черного золота» в районе Хатангского залива, активно обсуждается в экспертном сообществе. В свете последних событий сегодня далеко не все уверены в том, что открытие новой «нефтегазовой провинции» будет действительно столь масштабным.

Арктика является привлекательным регионом в самых разных отношениях — от геополитического до военного и ресурсного. И поскольку многими учеными неоднократно высказывались предположения о том, что запасы арктической нефти очень велики, нефтегазовые компании стали стремиться лицензировать перспективные участки, чтобы первыми пробиться к новым запасам «черного золота». Однако сегодня начинают возникать вопросы, не слишком ли много эмоций и PR-технологий вокруг разработки новых месторождений вопреки научным фактам и детальным измерениям.

Обладающая с 2015 года целым рядом участков в Арктике «Роснефть» в июне прошлого года отчиталась об обнаружении «первого месторождения углеводородов на шельфе Восточной Арктики». Уже в октябре 2017 года компания заявила о первом успешном бурении на Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. Пробурив горизонтальную скважину со стороны суши, компания открыла Центрально-Ольгинское месторождение, оценив извлекаемые запасы нефти по категориям С1 и С2 более чем в 80 млн тонн. Эти активы были оперативно поставлены на баланс, а нефтяной гигант продолжил освоение лицензионных участков в акватории Хатангского залива.

Вторым участником гонки геологоразведки месторождений на Таймыре в районе Хатангского залива стала компания «ЛУКОЙЛ», которая в декабре 2015 года получила лицензию на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, прилегающего к морскому участку, где ведет свою деятельность «Роснефть». Интересно, что «ЛУКОЙЛ» первой начала проявлять интерес к Хатанге еще в 2013 году, когда президент компании Вагит Алекперов начал обсуждение геологоразведочных работ с Владимиром Путиным, но столь оптимистичных оценок ресурсов этого района компания не давала.

Не все так радужно

Более того, 19 июня 2018 года в истории с Хатангским заливом появился интересный поворот, когда один из участников нефтяной гонки сообщил о прекращении геологоразведки. Как сообщает «Интерфакс», «ЛУКОЙЛ» вывозит с участка буровую в связи с бесперспективностью месторождения. Пробурив в 2017 году вертикальную, сложную шестиколонную скважину глубиной 5,5 тысячи метров, а также проведя многочисленные сейсмические исследования, компания так и не нашла в этом районе достаточных запасов нефти, чтобы оправдать дальнейшее бурение.

Интересно, что сами представители «Роснефти» неоднократно утверждали, что сухопутный и морской участок Хатангского залива относятся к одним и тем же залеганиям углеводородов, в связи с чем госкомпания пыталась оспорить выдачу «ЛУКОЙЛу» лицензии на бурение на суше в арбитражном суде. К этому же мнению склоняются и эксперты. Например, Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ, считает сложившуюся ситуацию как минимум странной: «Изначально оба участка рассматривались как часть одной геологической структуры, и тот факт, что одна сторона заявляет о гигантских открытиях, а другая уверяет нас в том, что там ничего нет, вызывает много вопросов. В геологии чаще встречаются ситуации, когда две компании или даже страны имеют доступ к частям одного ресурса и дважды записывают на баланс одни и те же активы. Например, Иран называет газовое месторождение Южный Парс, а Катар — Северный Купол, и каждый считает находящийся там газ своим. Но сложившаяся на Таймыре ситуация исключительно странная и требует серьезного разбирательства, как с оценками „Роснефти“, так и их подтверждением в Роснедрах и Минприроды. Тем более что прецеденты необоснованных оценок со стороны „Роснефти“ уже были зафиксированы при разведке месторождения „Победа“ в Карском море».

Аналогичного мнения придерживается и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин: «Когда нефтяная компания, потратив значительные средства на разведку, говорит о том, что нефти нет, — этому можно верить на 100%, так как в интересах компании отчитаться о запасах и поставить их на баланс. Но когда компания сообщает о том, что в том же районе она нашла огромные нефтяные запасы, нужно задаться вопросом, можно ли ей верить. „Роснефть“ уже не раз отличалась тем, что выдавала преувеличенные данные о запасах. Например, на месторождении „Победа“ в Карском море была пробурена лишь одна скважина, которую даже не испытали надлежащим образом. Основанием для оценки стали извлеченные из скважины керны, которые отличались наличием выпотов (капель) нефти. Сегодня „Роснефть“ сообщает об открытии провинции без конкретных результатов испытаний скважин, но я этому не верю, пока не будет реальных доказательств и измерений».

Так есть ли нефть на Таймыре?

Визит Игоря Сечина к Владимиру Путину с уникальным арктическим керном, который состоялся в прошлом году, создал ощущение, что наши нефтяные гиганты уже приступили к освоению нефтяных богатств Арктики. Но сворачивание разведки «ЛУКОЙЛом», который так активно боролся за сохранение своих лицензионных участков, заставляет задуматься, сколько в новостях о таймырской нефти было фактов и реальных прогнозов, а сколько — преждевременных заявлений и реализованных PR-технологий.

Если вспомнить историю, нефть в Арктике уже находили в начале XIX века, причем именно на Хатангском участке. Но в то время разведать нефть из-за отсутствия соответствующей техники было невозможно. И смогут ли нефтяники получить отдачу от месторождений в Хатангском заливе, неясно и сегодня.

Автор: Дарья Истомина 

Источник: Rosbalt.Ru, 20.06.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики