Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > В добыче нефти важно соблюсти баланс (аудио)

В добыче нефти важно соблюсти баланс (аудио)

Переговоры ОПЕК. Гость – Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета при правительстве РФ. Ведущий – Владимир Аверин.

АВЕРИН: Прежде, чем мы начнём говорить о позициях каждой страны, давайте как-то определим, с чем ОПЕК+ подошли, какие возникают варианты по поводу изменения и чем необходимость этих изменений спровоцирована.

СИМОНОВ: На самом деле, ситуация достаточно мозаичная и непростая, и для Российской Федерации это тоже очень серьёзный вызов. Почему? Потому что тема для нас чувствительная, сколько ни говори про диверсификацию экономики – вещь это полезная, но нефтяные цены по-прежнему являются значимым параметров для функционирования нашего экономического организма. И в чём деликатность этой истории… Сейчас мы ответим на ваши вопросы, Владимир, на тему, с чем мы подошли. Начнём отвечать. Так вот, деликатность заключается в том, что нужно найти такой баланс производства, чтобы цена оставалась достаточно высокой, но при этом желательно, чтобы мы могли производить ещё и дополнительные объёмы нефти.

С одной стороны, подошли к ситуации конца первого полугодия с очень неплохими ценами на нефть. Да – они снижались, после, кстати, заявления, деланного 14 числа, но всё равно они остаются выше 70 долларов за баррель, это достаточно высокий показатель по сравнению с теми ценами, к которым мы уже успели привыкнуть в 15-16 годах. Возникает вопрос: а вот эти цены, относительно высокие, от которых мы уже успели отвыкнуть за последние несколько лет, позволяют ли сейчас эту добычу наращивать? Идея же была простая. Когда цена упала ниже 50 долларов и даже доходила до 30 в какой-то период, естественно, одно из предположений заключалось в том, что на рынке наблюдается перепроизводство нефти, и это прижимает цену. Я тоже уже говорил много раз, что нефть является специфическим товаром, и цена не нефть определяется вовсе не только факторами физического спроса и предложения. Там есть спекулятивная составляющая. Но я всегда оговариваюсь, что надо пытаться залезть в голову спекулянтов, потому что спекулянты, когда они принимают решение, продавать или покупать нефтяные фьючерсы, то есть бумажную нефть (это просто бумага, спекуляция в чистом виде)…

АВЕРИН: Теперь даже уже не бумага.

СИМОНОВ: Но информацию же они берут с физического рынка! И в этом плане физический рынок интересен не сам по себе, не потому что там баланс спроса и предложений, а потому что это читают спекулянты. И вот ту информацию, которую они считают важной для себя, она и влияет на их поведение. Поэтому всё, что происходит на рынке физической нефти, интересно прежде всего как информация, воспринимаемая в том или ином контексте спекулянтами. И на основании этой информации они принимают решения, какой тренд разгонят на рынке, бычий или медвежий. Соответственно, когда цена… То есть, ну это предположение было, что есть перепроизводство, отсюда возникла сделка. Вот эта сделка, которая должна была убрать 1,8 примерно миллионов баррелей добычи в сутки. И вы справедливо говорите, что там в сделке принимают участие практически все члены ОПЕК+… Почему называется "+", потому что ещё несколько стран, которые в ОПЕК не входят, но ключевыми странами являются, – Россия и Саудовская Аравия. Потому что мы вместе с Соединёнными Штатами –тройка крупнейших производителей нефти в мире, и плюс Саудовская Аравия и Россия – это крупнейшие экспортёры нефти в мире. Соединённые Штаты, производя огромное количество нефти, являются настолько масштабным рынком, что они ещё и вторые импортёры при этом нефти в мире. После Китая. Соответственно, мы эти 1,8 баррелей убрали, цена выросла, даже доходила там почти до 80 долларов, и, соответственно, возникает желание заработать ещё и на дополнительном объёме.

Полностью слушайте в аудиоверсии. 

Источник: Вести FM, 21.06.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики