Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Шестерка Big Oil: на что сегодня влияют крупнейшие нефтекомпании мира

Шестерка Big Oil: на что сегодня влияют крупнейшие нефтекомпании мира

Нефтяные корпорации, которые называют Big Oil (большая нефть), по-прежнему являются крупнейшим игроком на мировом рынке нефти. Они опережают любую страну по совокупной добыче «черного золота», а по газу уступают только США и России. При этом они не участвуют ни в каких сделках по заморозке добычи, хотя ведут бизнес в более чем сотне стран мира, включая государства-члены ОПЕК. Однако осталось ли за ними и то влияние, которое в 50−70-х годах приписывали «Семи сестрам» (крупнейшим нефтекомпаниям на тот момент)?

Сегодня к Big Oil относят американские Exxon Mobil и Chevron, французскую Total, итальянскую Eni, британскую BP и британо-нидерландскую Shell. Все вместе они добывают сегодня больше нефти, чем любая страна. По данным Управления информации Минэнерго США, в 2017 году Россия добывала 10,3 млн баррелей в сутки, Саудовская Аравия — 10 млн баррелей, а США — 9,4 млн баррелей. Весной Соединенные Штаты вышли в лидеры, достигнув показателя в 10,7 млн баррелей. Мировые нефтегиганты при этом все равно сохранили лидерство. По данным годовых отчетов шести компаний, их совокупная ежесуточная добыча нефти в 2017 году составляла 11,76 млн баррелей. А по газу Exxon Mobil, Chevron, Total, Eni, BP и Shell уступали только США и России. Если первые добыли в прошлом году 760 и 694 млрд кубометров, то шестерка Big Oil — 411 млрд кубометров. Сегодня мировые нефтегиганты представлены более чем в ста странах мира, но нигде не подпадают под ограничения по добыче и снижение показателей по отдельным членам Big Oil связано лишь с истощением действующих месторождений и продажей отдельных активов.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков говорит, что нынешние Big Oil серьезно отличаются от «Семи сестер» (BP, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Shell, Chevron и Texaco). «Они больше всех добывают, но у них нет того контроля над нефтяными запасами, как был у „Семи сестер“. Он и позволял компаниям влиять как на конкурентов, так и целые государства», — отмечает эксперт. По некоторым оценкам, «Семь сестер» контролировали 85% нефтяных резервов, а Big Oil — 10%. «Ситуация изменилась после того, как был создан ОПЕК и крупные добывающие страны стали национализировать запасы и создавать государственные компании», — говорит Игорь Юшков. Таким образом, «Новыми семью сестрами» стали, по мнению Financial Times, китайская CNPC, саудовская Saudi Aramco, российский «Газпром», бразильская Petrobras, венесуэльская PDVSA, малазийская Petronas и иранская NIOC.

Big Oil же, по сути, занимаются сугубо зарабатыванием денег для своих акционеров. Так, из-за роста цен на нефть 6 нефтегигантов показали внушительную прибыль за полгода 2018 года — по разным компаниям она увеличилась на 17%-330%. У Exxon Mobil прибыль выросла до $ 8,6 млрд, у Chevron — до $ 7 млрд, у Total — до $ 6,4 млрд, у Eni — до $ 2,5 млрд, у BP — до $ 5,27 млрд, а у Shell — до $ 11,9 млрд.

Как отмечает ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков, сегодня уровень влияния крупных нефтегигантов значительно снизился и они, например, в отличие от небольших добытчиков сланцевых нефти и газа не раскачивают цены. Кроме того, в нынешних геополитических противостояниях компании не могут защитить свои интересы. Так, лоббисты Exxon Mobil в Конгрессе США так и не смогли добиться того, чтобы для корпорации сделали исключение и разрешили работать в России. В то же время французский Total, несмотря на все заявления Брюсселя о защите европейских компаний от санкций США против Ирана, предпочел не рисковать и покинул иранское месторождение Южный Парс, уступив его китайской CNPC.

Тем не менее, шестерка Big Oil остается желанными гостями во многих добывающих странах, так как приносит с собой инвестиции и технологии. «Так происходило и происходит и в России. Total стал акционером НОВАТЭКа и проекта „Ямал СПГ“. Exxon Mobil — акционер проекта „Сахалин-1“ и участник еще нескольких сорвавшихся из-за санкций проектов с „Роснефтью“. BP является при этом акционером самой „Роснефти“. У Eni также было несколько сорвавшихся из-за санкций проектов с крупнейшей российской нефтяной компанией», — говорит Игорь Юшков. По его мнению, одним из плюсов крупных нефтяных корпораций является то, что сотрудничество с ними приносит в российский нефтегазовый сектор технологии, которых в России нет. «Сейчас их развивают и в Китае и России и неизвестно, сколько времени нефтегиганты будут удерживать лидерство. Но пока именно они, например, помогли создавать заводы СПГ на Ямале и Сахалине и готовы были к проектам по Баженовской свите и к сложным или глубоководным работам в Арктике и Черном море», — заметил эксперт.

По мере того, как в мире снижается значение нефти и растет роль экологически более чистых видов энергии, а небольшие компании активно разрабатывают сланцевые месторождения, бизнес-модель крупнейших нефтегигантов оказалась под угрозой. Их глобальные фондовые индексы находятся на самом низком уровне за 50 лет, сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на отчет Goldman Sachs Group Inc. Поэтому шестерка Big Oil взяла курс на газ. Об этом заявили в каждой компании. При этом Total, Eni и Exxon Mobil уже участники крупных газовых проектов. Например, американская корпорация участвует почти во всех проектах Катара по сжижению газа.

«Возврат средств с проектов СПГ будет более низким, но, когда они запущены, маржа достаточно высокая, — заметил ведущий аналитик Wood Mackenzie Том Эллакот. — И эти проекты становятся постепенно именно территорией нефтегигантов».

Источник: EADaily, 17.08.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики