Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Украинский маршрут превращается в тупиковую ветку

Украинский маршрут превращается в тупиковую ветку

«Незалежная» останется транзитером российского газа, но на новых условиях

Киеву следует готовиться к разделке газотранспортной системы на металлолом, потому что Россия неизбежно откажется от транзита газа через Украину после достройки всех альтернативных трубопроводов. Такой мрачный прогноз относительно будущего самостийной трубы дал в эфире одного из местных телеканалов председатель правления Международного центра перспективных исследований (Киев) Василий Филипчук.

«Как вы себе представляете, что при нынешних отношениях Россия будет гарантировать нам определенный объем газа, который они прокачивают? — задается вопросом Филипчук. И сам тут же делает вывод: «рано или поздно, мы дойдет до ситуации, когда Украина будет выброшена как ключевой стратегический канал поставки российского газа в Европу».

Содержать огромную инфраструктуру ГТС в этом случае он считает не выгодным и предлагает порезать трубу на металлолом и продать — «в ту же Турцию».

Заявление украинского политика очень похоже на жест отчаяния. Хотя с чего бы впадать в уныние?

Ведь и Путин, и Меркель во время недавней встречи в немецком Мезеберге еще раз дали понять, что Украина сохранит за собой статус транзитера российского газа в Европу. Причем, это было сказано ими до начала двусторонних переговоров, на которых 18 августа стороны в течение трех часов, как выразился пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, «сверяли часы» по актуальным международным темам, в том числе вопросам, связанным с реализацией проекта «Северный поток-2».

Стоит напомнить, что фрау канцлерин всегда подчеркивала приверженность Германии сохранению транзита газа через Украину — по сути, это было одним из условий, на которых Берлин и другие европейские участники проекта согласились в нем участвовать. Поэтому в Мезеберге она явно была удовлетворена, когда Владимир Путин подтвердил, что «Северный поток-2» не предусматривает закрытия транзита через Украину.

«Я очень довольна, что нам удалось начать переговорный процесс по этой тематике», — призналась Меркель.

Сложно сказать, обратила ли она внимание на условие, которое выдвинул президент России, говоря об украинской трубе… А он, между тем, ясно подчеркнул, что украинский транзит должен соответствовать экономическим требованиям и быть «экономическим во всех смыслах этого слова».

Вопрос только в том, кто и как сделает его экономически обоснованным сегодня и в будущем?

— Важно отметить, что стороны неоднократно уже делали заявления о том, что транзит через Украину должен сохраниться, — комментирует ситуацию ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. — И Меркель об этом говорила, и Путин, и глава «Газпрома» Миллер. И здесь никто не лукавит.

Если бы, например, в 2017 году работали и «Северный поток-2», и «Турецкий поток», и дозагрузка была бы «Северного потока-1» — еще 4 млрд. кубов в него влезет, все равно всех этих дополнительных мощностей не хватило бы, чтобы полностью отказаться от транзита через Украину. Буквально 3 млрд. кубов, но все равно не влезло бы.

В прошлом году транзит через Украину составил 93,5 млрд. кубометров. При том, что в Европу Россия поставила 194,5 млрд. кубов газа, в этом году поставки еще вырастут примерно на 10 млрд. кубов. В 2018-м при наличии всех ранее названных газопроводов не хватило бы уже места, соответственно, для 13 млрд. кубометров.

Вот она, пожалуйста, та цифра, которую называл Миллер, когда говорил, что мы оставим на транзит через Украину 10−15 млрд. кубов газа.

То есть, в своих заявлениях и Меркель, и Путин подтверждают, что транзит через Украину сохранится. Но никто про объем не упоминает. А объемы, конечно, будут не такие как сейчас — не под сто миллиардов кубометров, а гораздо меньше.

И, в общем-то, понятно, зачем Меркель все время говорит о необходимости сохранения украинского транзита. Надо показать всем и доказать, что «Северный поток-2» не является политическим проектом. То есть, он не направлен на то, чтобы экономически убить Украину, а просто это новый газопровод взамен устаревающей трубы. К тому же, «Газпром» будет полностью собственником всей морской части «Северного потока-2», значит, он платит за прокачку сам себе. Наконец, это диверсификация маршрутов поставки, чтобы можно было выбирать хотя бы сам маршрут.

Ведь нам постоянно европейцы говорят: «Мы хотим выбирать источники поставки газа, поэтому и строим СПГ-терминалы, например». Так и Россия хочет выбирать маршруты доставки газа, чтобы они конкурировали между собой.

«СП»: — Разве сейчас это невозможно?

— Сейчас Украина фактически безальтернативный транзитер. Сколько выставит счет, столько «Газпрому» и придется оплатить, иначе он не сможет выполнить условия контракта с европейцами. Как противостоять капризам Киева тогда? Вот и создается альтернативный маршрут для европейцев. И это всем на пользу.

Поэтому Путин постоянно подчеркивает, что — да! — «мы оставим Украине транзит, но это не значит, что мы даем Украине карт-бланш».

В Киеве ведь что заявляют: «Вам деваться все равно некуда. Поэтому мы вам выставим такой тариф, что независимо от объемов — сто или десять миллиардов кубов будете качать, — все равно заплатите нам одинаково».

Чтобы вот этого не было, наш президент все время подчеркивает, что надо экономически целесообразно относиться к транзиту.

«СП»: — Но в Киеве все равно обещают компенсировать уменьшение объёмов газа на украинском маршруте увеличением тарифов на транзит. Это возможно?

— Я думаю, когда Меркель сказала, что «мы начали конструктивный диалог», она имела в виду не нынешнюю встречу с Путиным, а июльские переговоры в трехстороннем формате — Россия, Украина, ЕС — о том, какие газовые контракты должны быть после 2019 года и как по ним работать. Это была первая, предварительная встреча, на которой стороны заявили свою позицию. А следующая пройдет, если не ошибаюсь, в октябре. И это будет уже предметный разговор с обсуждением всех вопросов детально.

В октябре будет понятно, строится в итоге «Северный поток-2» или не строится — потому что Штаты обещали какие-то новые санкции после 22 августа ввести. Посмотрим, что там, в общем-то, будет. Какие переговорные позиции, исходя из реальности, возможно, стороны будут иметь.

Думаю, что канцлер имела в виду как раз эти переговоры по транзиту с 2020 года. И здесь, скорей всего, события постепенно будут развиваться.

«СП»: — Поясните.

— Есть вероятность, что в 2020-м европейцы не успеют на своей территории построить продолжение «Северного потока-2» в полном объеме. Поэтому он будет загружен не на 55 млрд. кубов, а где-то на 30 млрд. И, опять же, не успеют закончить продолжение на европейской части второй нитки «Турецкого потока». Соответственно, это еще 15 млрд. кубометров. И плюс те самые 10−15, которые не влезают.

Получается, в сумме примерно на 40−50 млрд. кубов будет продолжаться транзит через Украину в 2020-м. А в 2021-м (это уже окончательная загрузка «Северного потока-2» и второй нитки «Турецкого потока) — минус 30 млрд. кубов.

Но там все будет зависеть от того, сколько сами европейцы будут закупать. У них собственная добыча падает, и им импорт необходимо увеличивать.

Начнут они увеличивать закупки российского газа, будет через Украину 20−30 млрд. кубов транзита. Не будут, тем хуже для Украины — останется ей на транзит 10−15 млрд. кубов.

В октябре на этот счет уже будет что-то решаться.

«СП»: — А есть ли смысл вообще содержать такую огромную инфраструктуру ГТС, если она будет использоваться только на 10−15%?

— Действительно, чем меньше вы качаете, тем дороже вам обходится содержание трубы и вы больше затрат на тысячу кубов производите. Украине просто надо тоже реально смотреть на вещи, а не шапкозакидательством заниматься.

На встрече в июле представители украинской стороны вдруг заявили, что хотят от России увеличения объемов транзита в Европу по украинскому маршруту. Называлась цифра — более 120 млрд. кубометров.

Изначально вся эта газотранспортная система, действительно, строилась в советское время из расчета, по-моему, 240 млрд. кубов на входе и 180-и — на выходе. Естественно, эти объемы сейчас не загрузить, и технически она уже не потянет такую нагрузку.

Российская позиция: сколько захотим, столько прокачаем, чтобы не было условия «бери или плати». И чтобы ставка транзита определялась как в европейских странах — по такому же тарифообразованию. А не по принципу - «что левая нога захочет».

Соответственно, Украине надо понимать, какие примерно объемы будут в ближайшие десять лет качаться через них.

А в рамках трёхсторонних переговоров надо выяснять, какие у европейцев будут потребности в газе. И какие возможности есть у России — как и куда она будет этот газ качать. В ту же Молдавию, Румынию, Болгарию мы через Украину будет качать или нет?

Я бы сказал так украинским коллегам: коридоры, которые нами будут востребованы для транзита, оставляйте. Все остальное разбирайте и оптимизируйте, чтобы было меньше затрат. Чтобы прибыль от транзита не распылялась на всю ГТС, в том числе на трубы, которые не используются. Покажите, наконец, что конкурентный рынок транзита образовался на Украине. 

Автор: Светлана Гомзикова

Источник: Свободная пресса, 21.08.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики