Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Неповоротливый монстр ФАС нуждается в реформах

Неповоротливый монстр ФАС нуждается в реформах

 

По данным английского Global Competition Review, ФАС России ежегодно возбуждает больше дел, чем все антимонопольные органы мира вместе взятые. При этом львиную долю составляют дела против малого и среднего бизнеса – основного локомотива экономики страны.

При этом львиную долю составляют дела против малого и среднего бизнеса – основного локомотива экономики страны. То, что происходит в регулировании тарифной политикой монополий, за что также отвечает ФАС, – история отдельная. Не проходит и месяца, чтобы в информационном поле не возник очередной скандал. За последние пять лет ФАС превратилась в неповоротливого малоэффективного монстра, который нуждается в срочном реформировании.

На днях Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) выпустил исследование, посвященное проблемам тарифной политики в нефтяной отрасли страны. Выводы экспертов однозначны – ФАС как регулятор отрасли сегодня действует неэффективно, а его решения зачастую тормозят развитие стратегических проектов.

Основные предложения экспертов сводятся к двум вещам: реформе законодательной базы и передаче функций антимонопольного регулирования в финансово-экономический блок правительства. По мнению ведущего аналитика института Сергея Алихашкина, «в тарифном регулировании отсутствует системный подход. И это существенно тормозит развитие экономики. Крупнейшие компании ТЭК не могут эффективно планировать свою деятельность, снижаются объемы инвестиций и налоговые поступления в бюджет. В сфере тарифного регулирования проблем немало, но их можно решить. Только достигать этого лучше не противостоянием регулирующего органа и регулируемой компании, а их конструктивным взаимодействием. Министерство экономического развития, как нам представляется, отлично справилось бы с этой задачей».

Похожей точки зрения придерживается и эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков: «Учитывая недовольство тарифами как в нефтяной, так и в газовой отрасли, правительству стоит задуматься о целесообразности наличия у антимонопольной службы функций тарифообразования. Выходом из ситуации может быть либо передача полномочий на уровень правительства (в Минэкономразвитие или в другое министерство), либо прозрачность в принятии решений с равноправным доступом всех участников процесса при формировании тарифной политики и соблюдением действующего законодательства».

Три месяца назад глава «НОВАТЭКа» Леонид Михельсон, совладелец НЛМК и транспортно-логистических активов Владимир Лисин и президент «Транснефти» Николай Токарев направили премьер-министру Дмитрию Медведеву письмо с предложением передать полномочия по регулированию тарифов от ФАС, работой которой они недовольны, Минэкономразвитию. Обсуждался также вариант с передачей части функций Минэнерго. Тема выносилась на совещание у первого вице-премьера – министра финансов Антона Силуанова. Однако дальше дело не пошло.

При этом проблемы никуда не деваются. Другая свежая история – спор по тарифам между нефтетранспортной монополией, ФАС и «Роснефтью» относительно прокачки по трубопроводу ТОН-2. В конце 2017 г. по решению регулятора тариф для транспортировки нефти в Китай через Казахстан был снижен на 16,7% вопреки позиции «Транснефти». С апреля 2018 г. Казахстан в 2,5 раза увеличил стоимость транзита нефти по своей территории, о чем было уведомлено заранее. Результат: потеря дохода в 1,1 млрд руб. в год у «Транснефти» и бюджета РФ. Деньги пошли в Казахстан.

Из каких соображений при этом исходили в ФАС, непонятно. Объяснения замглавы ФАС Антона Голомолзина крайне невнятны: «Это решение по изменению тарифов было принято в рамках общего решения по индексации тарифов с уточнениями по отдельным направлениям. Мы приняли сбалансированное решение, которое не требует дальнейших компенсаций. Речь идет о том, что в данном случае был найден баланс интересов между всеми участниками рынка: и теми, кто транспортирует, и теми, кто поставляет нефть конкретно по этому направлению, по этой петле, и всеми остальными компаниями, которые от перенаправления части потока в направлении Китая через Казахстан выигрывают по улучшению качества». Всё понятно?

Кто от этого «выигрывает» кроме казахов – вопрос. Сегодня «Роснефть» хочет увеличить прокачку еще на 3 млн и «проснувшееся» правительство запрашивает Казахстан об обоснованности их тарифной политики.

«Известны случаи, когда ФАС существенно снижала тарифы на прокачку нефти по новым нефтепроводам, что делало проекты либо неокупаемыми, либо сложно окупаемыми (со сроком более 30 лет)», – говорит Игорь Юшков. «Особняком стоит последняя история понижения тарифа на прокачку нефти в КНР по российской территории с фактически синхронным увеличением прокачки этой же нефти на казахстанском участке, что привело к прямому ущербу нашему государству».

Отдельная история – с игнорированием ФАС существующей законодательной базы, с непрозрачностью и кулуарностью в принятии решений, о чем рассказали в исследовании эксперты ИРТТЭК. Особенно тревожит экспертов совмещение функций по регулированию монополий и антимонопольному контролю.

Политолог, профессор НИУ ВШЭ Николай Петров говорит, что сегодня «антимонопольная служба превратилась в мегарегулятора-монополиста, что чревато доминированием корпоративных интересов — и самой ФАС, и дружественных бизнес-структур над общегосударственным».

«Вопрос в том, насколько идеологически и практически совместимы функции по регулированию тарифов монополий и антимонопольному контролю. Неслучайно в мире такое совмещение мало где встречается», — отмечает эксперт.

По мнению Сергея Алихашкина, сейчас «происходит совмещение антимонопольного регулирования, направленного на защиту конкуренции, и ценового регулирования. Это совмещение непродуктивно, оно нарушает главный принцип – баланс интересов регулируемой организации и потребителя. Сейчас, порой, принимаемые тарифные решения лишены экономической обоснованности, регулирование сведено к практике жесткого административного продавливания решений регулятора, каждый из запросов в субъект регулирования сопровождается рисками применения санкций по антимонопольному законодательству».

Как считает Николай Петров, нужно совершенствовать и антимонопольное законодательство и, самое главное, правоприменение: «Путь детализации, регламентации всего и вся и чрезмерного зарегулирования не представляется эффективным». Неэффективно соединение в одних руках функций нормотворчества и выработки стратегии, ее реализации и контроля за исполнением. «Собственно, опыт ФАС нас в этом лишний раз убеждает», — констатирует эксперт. 

Позиция самой ФАС в этих вопросах очевидна. Ведомство заявляет о полном соблюдении им законности, в правильности проводимой им политики и при этом в вялотекущем режиме инициирует малозначимые поправки в антимонопольное законодательство. Анатолий Голомолзин утверждает, что концепция для изменения ситуации в законодательстве уже есть, нужен лишь «правильный подход». Проблема только в том, что пока регулятор, в полномочия которого входит еще и регулирование самого себя, найдет этот самый подход, государству грозят проблемы в реализации важнейших стратегических проектов. После чего Россия, в условиях жесткого противостояния с Западом, может уже навсегда отстать в развитии, навечно превратившись в «страну с развивающейся экономикой». 

Автор: Михаил Филиппов

Источник: Энергетика и промышленность России, 14.09.2018


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики