Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Нафтогаз»: «Северный поток-2» будет работать на Украину

«Нафтогаз»: «Северный поток-2» будет работать на Украину

В Киеве рассчитывают, что Лондонский суд уже до конца года продаст акции газопровода

Украина до конца этого года надеется продать с аукциона арестованные в Великобритании акции компании Nord Stream 2, компании-оператора строительства газопровода «Северный поток-2». Об этом рассказал директор украинского «Нафтогаза» Юрий Витренко на пресс-конференции.

«В конце этого года должны пройти слушания о принудительном исполнении в Великобритании (решения Стокгольмского арбитража. — прим.) И если мы выиграем, и до этого времени „Газпром“ не выполнит судебное решение, соответствующие акции „Северного потока-2“ будут реализованы на аукционе», — заявил Витренко.

По его мнению, это вполне вероятный сценарий, так как «Газпром» отказывается от выплат «не по экономическим, а по политическим мотивам». Эксперты не исключают, что в итоге дело действительно может дойти до отчуждения активов «Газпрома» и выставления их на аукцион.

Во всяком случае, именно этого будет добиваться «Нафтогаз», так как для Украины это, пожалуй, последний шанс хоть как-то затормозить реализацию «Северного потока-2». Даже президент США Дональд Трамп недавно сообщил, что не собирается пока вводить санкции против газопровода, вот Киеву и приходится рассчитывать только на себя.

Проблема со стройными умозаключениями Юрия Витренко в том, что «Газпром» подал апелляцию на решение арбитража, по которому он должен выплатить 4,6 миллиардов долларов «Нафтогазу», в государственный суд Швеции. Как пояснил «СП» на условиях анонимности партнер известной международной юридической фирмы, которая сотрудничает с «Газпромом», до момента окончания этого процесса суд, даже английский, вряд ли вынесет решение о продаже акций. Кроме того, даже если решение будет в итоге принято, российский газовый гигант может в любой момент просто погасить долг, тем более что это сумма уже зарезервирована в его финансовой отчетности.

— С моей точки зрения, сценарий, изложенный Юрием Витренко, является крайне маловероятным, — рассказал «СП» юрист. — В настоящий момент происходит оспаривание решения арбитража юристами «Газпрома». А согласно сложившейся практике, обычно никто не производит исполнения решения арбитража до окончания процедуры оспаривания, поскольку есть вероятность его отмены. Обычно если в такой ситуации поступает запрос на экзекватуру, то есть на приведение решения арбитража в исполнение, суды не рассматривают его до тех пор, пока государственный суд не вынесет свое решение, подтверждающее арбитраж.

Более того, достаточно распространенной практикой является не только приостановление рассмотрения запроса на экзекватуру, но и снятие арестов, наложенных для исполнения решения при его оспаривании. Часто бывает, что взыскатель, то есть выигравшая сторона, просит наложить арест для обеспечения будущего исполнения решения, но суды на это не соглашаются, пока идет оспаривание.

«СП»: — Но на имущество «Газпрома» в некоторых странах уже был наложен арест…

— Суды разных стран могут по-разному относиться к вопросу об исполнении решения международного арбитража. Можно вспомнить дело ЮКОСа, когда в одних странах аресты после начала оспаривания снимали, а в других — оставляли в силе до тех пор, пока не было вынесено окончательное решение об отмене решения арбитража. Во многом это субъективный вопрос — если судью убедили в необходимости обеспечения интересов заявителя, он выносит решение об аресте, если нет, может отказать.

«СП»: — Кстати о субъективности, не может ли Лондонский суд вынести решение о продаже акций, несмотря на процесс оспаривания, из-за своей политической ангажированности?

— Во-первых, английский суд в высокой степени независим. Может, не на все сто процентов, но все же достаточно. Во-вторых, он, как правило, не отходит от основополагающих правовых принципов и стандартов. А тут подход достаточно простой. До тех пор, пока суд не полностью уверен, что решение арбитража будет подлежать исполнению, он не будет совершать действия, направленные на его исполнение.

Поясню, как это работает на практике. Юридически решение арбитража является окончательным. То есть, хотя оно может оспариваться в государственном суде по формальным признакам, привести в исполнение его можно сразу после вынесения. Чем сейчас и занимается «Нафтогаз». Однако оспоримость решения пусть и по формальным признакам все-таки делает такое решение неокончательным в смысле возможности его отмены.

В двусторонних и многосторонних межгосударственных соглашениях по вопросу об исполнении решений государственных судов чаще всего существует оговорка о том, что такие решения приводятся в исполнение только тогда, когда являются окончательными, то есть не подлежащими отмене. С учетом такого подхода, пока длится процесс оспаривания «Газпромом» в государственном суде решения арбитража, такое решение окончательным не является и, соответственно, исполняться не должно.

Да, суд мог бы принять решение об исполнении решения арбитража и отчуждении имущества сразу. Но если после этого арбитражное решение будет отменено, такие действия приведут к очень сложному и долго реализуемому комплексу мер по повороту исполнения.

Допустим, «Нафтогаз» что-то взыщет с «Газпрома», а потом решение арбитража отменят. После этого придется начинать новый процесс, в котором пострадавшая от исполнения сторона будет требовать вернуть ей имущество. А другая сторона, то есть «Нафтогаз», может совершенно спокойно отказаться его возвращать. Во избежание такой ситуации и выработался практический подход, согласно которому решение арбитража не исполняется до наступления уверенности в его полной и бесповоротной окончательности.

«СП»: — Если после всех разбирательств суд все же вынесет решение о продаже акций «Северного потока-2», может ли «Газпром» просто погасить долг перед «Нафтогазом», или будет уже поздно?

— Нет, не поздно. Оплата задолженности по арбитражному решению в любой момент приостанавливает исполнительные действия, направленные на реализацию этого решения. Если сторона уже заплатила, любые дальнейшие исполнительные действия производиться не могут, иначе это будет обращение взыскания на имущество свыше суммы долга.

Кроме того, как напомнил «СП» генеральный директор Фонда национальной энергетики Константин Симонов, Стокгольмский арбитраж вынес решение и против «Нафтогаза», и как раз оно оспорено ни в каких судах не было.

— «Нафтогаз» генерирует бессмысленные новости, цель которых — напугать весь мир и убедить в том, что «Северный поток-2» не будет построен. По факту же эти утверждения далеки от реальности. Я напомню, что решений Стокгольмского арбитража было два. И первое решение по возврату двух миллиардов долларов было вынесено в пользу «Газпрома», а второе — в пользу «Нафтогаза».

Сейчас украинская компания сама не исполняет решение суда. «Нафтогаз» почему-то решил, что произойдет взаимный зачет обязательств. Но никаких бумаг с «Газпромом» он об этом не подписал. Когда украинцы говорят, что российская компания не выполняет решения арбитража, они «забывают», что сами делают то же самое. Пусть сначала перечислят деньги на счета «Газпрома», а потом уже кричат о невыполнении.

На самом деле в ситуациях есть очень большое отличие. «Газпром» подал апелляцию на второе решение суда. А вот «Нафтогаз» никаких апелляций не подавал. То есть решение о том, что «Нафтогаз» должен «Газпрому» два миллиарда долларов, окончательное. Наша компания не платит не потому, что не любит Украину или руководствуется политическими мотивами, а потому, что ждет решения государственного суда Швеции по вполне обоснованной апелляции.

Другой вопрос, что как раз по политическим соображениям ее, скорее всего, отклонят. Но процедура была запущена, и «Газпром» ждет ее окончания. При этом руководство компании никогда не говорило том, что в случае отказа по апелляции не будет платить. Думаю, «Газпром» все свои обязательства выполнит.

Есть еще один нюанс, связанный с расторжением контракта между «Нафтогазом» и «Газпромом». Напомню, что этот вопрос также рассматривается в арбитраже. Так что судебные разбирательства продолжаются, а «Нафтогаз» сознательно генерирует истерические новости.

«СП»: — А если лондонский суд все же вынесет решение о продаже акций «Северного потока-2»?

— Знаете, это вообще анекдот. Дело в том, что в свое время у «Газпрома» было пять европейских партнеров-акционеров этого проекта, в том числе Shell и OMV. Но затем, антимонопольное ведомство Польши (которая вообще-то к «Северному потоку-2» никакого отношения не имеет, но таковы особенности европейского законодательства) запретило Shell быть акционером «Северного потока-2». Автоматически из-за прецедента было принято решение, что европейские компании вообще не могут быть акционерами этого проекта.

Возникает вопрос, если суд уже запретил европейским компаниям быть акционером «Северного потока-2», кто вообще будет покупать эти акции на аукционе? Может, «Нафтогаз»? «Газпром» будет продавать по «Северному потоку-2» газ в обход Украины, а собственником будет украинская компания? Это полная чепуха.

Кстати, еще один момент в том, что США грозят ввести санкции, запрещающие любое партнерство по «Северному потоку-2» с «Газпромом». Бог с ними, российская компания и сама достроит газопровод. Но подумайте, США запрещают всем даже приближаться к этим активам, а в «Нафтогазе» заявляют, что акции выставят на продажу. И кто, интересно, их будет покупать?

Мне кажется, в «Нафтогазе» совсем не следят за повесткой дня. Или, точнее, они все знают и понимают, но делают такие противоречивые вбросы, чтобы повлиять на общественное мнение. 

Автор: Анна Седова

Источник: Свободная пресса, 28.09.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики