Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Опиум для народа. Зачем Украина заявляет о нефтяных резервах

Опиум для народа. Зачем Украина заявляет о нефтяных резервах

Украина намерена создать стратегический резерв нефти и нефтепродуктов на 2 миллиона тонн, заявил глава государственного агентства резерва страны Вадим Мосийчук. Согласно подготовленному законопроекту, 90-дневный стратегический запас предназначен для использования во время чрезвычайных ситуаций. Планируется, что резерв будет частично храниться на предприятиях Госрезерва (70%), частично — у частного сектора (30%). Мосийчук отметил, что для создания такого резерва Украине необходимо около 2,5 миллиарда долларов, которые могут быть частично покрыты за счет кредитов Евросоюза.

Желание Украины создать нефтяной резерв вполне логично: любая импортирующая страна стремится к независимости от своих поставщиков, считают опрошенные агентством "Прайм" эксперты. Тем не менее, непонятно желание властей резервировать нефть, которую в стране негде перерабатывать. Также неясно, откуда Киев изыщет средства для строительства терминалов по хранению потенциальных резервов и за счет будет расплачиваться с ЕС за предоставленные кредиты.

ЗАЧЕМ УКРАИНЕ РЕЗЕРВЫ

Нефтяной резерв является действенным инструментом диверсификации рисков для стран-импортеров нефти, говорит главный аналитик "БКС Премьер" Антон Покатович. "Данный инструмент позволяет таким странам формировать буфер, используемый в экстренной ситуации, позволяющий в определенной мере снизить энергетическую зависимость от стран-нефтеэкспортеров", — говорит он.

В I квартале Украина импортировала 225 тысяч тонн нефти, основными поставщиками стали Азербайджан, Алжир и Иран. В то же время экспорт нефти в данный период страной не осуществлялся.

Также, по словам Покатовича, стремление к повышению своей энергетической безопасности диктуется желанием Украины продолжать курс на сближение с ЕС.

"В рамках ЕС действует несколько документов (договор об основании Энергетического Сообщества, а также директива 2009/119/ЕС), которые обязывают все страны ЕС формировать минимальные запасы нефти и нефтепродуктов. Для Украины данные запасы должны быть сформированы до 2023 года", — напоминает он.

На Украине давно обсуждался вопрос о создании резерва, который позволил бы стране чувствовать большую независимость от внешних поставок, соглашается начальник аналитического отдела ИК "Церих Кэпитал Менеджмент" Николай Подлевских.

"Закупка нефти из разных стран не представляется проблемой. Это может быть нефть Азербайджана, Казахстана или иных поставщиков. Технических проблем здесь нет", — поясняет он, уточняя, что даже Россия была бы готова поставить дополнительные объемы при соответствующей оплате поставок.

Эксперт напоминает, что объемы потребления нефти на Украине в последние годы непрерывно снижались, как и объемы добытой нефти. Например, в 2017 году на Украине было добыто 1,44 миллиона тонн нефти, что на 9,4% ниже показателя 2016 года. "Однако даже в условиях снижающегося потребления, собственная добыча не покрывает потребности страны. Недостающие потребности в нефти Украина возмещает за счет импорта", — говорит он.

Аналитик по товарным рынкам "Открытие Брокер" Оксана Лукичева также считает идею создания резервных запасов нефти для импортирующей страны правильной. "Любая зависимая от импорта стратегического товара страна должна иметь запас. Поскольку Украина выбрала вектор движения в сторону энергодефицитного ЕС, то данное решение и его спонсирование европейскими деньгами выглядит логично", — говорит она.

Тем не менее, по ее словам, новость тревожная, так как наводит на мысли о том, что на Украине ожидаются критические по внутреннему обеспечению нефтью и нефтепродуктами ситуации. "Можно предположить, что ожидается некая блокада поставок в этом направлении, либо резкий рост цен, с которым невозможно будет справиться без значимых потерь", — рассуждает она. 

ПОПУЛИЗМ ДЛЯ НАРОДА

Ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков считает, что Украине логичнее накапливать резервы нефтепродуктов, нежели сырой нефти. "У них сейчас практически отсутствует переработка, поэтому не очень понятно, что они будут делать с сырой нефтью", — поясняет он.

По словам Юшкова, складывающаяся ситуация наталкивает на мысли о коррупционной составляющей в данной инициативе. "Можно вспомнить нефтепровод Одесса-Броды. Там постоянно отмечались хищения российской нефти, а потом шли судебные тяжбы", — напоминает он. Поэтому заявление руководства Украины о создании нефтяных резервов – не более, чем популизм для граждан, а также наиболее легкий способ получить деньги от МВФ, считает Юшков.

"Сейчас эта логика выглядит так: "Создадим резервы и будем независимы, неважно от кого. Она не бьет по рейтингам руководства, а также убеждает власти ЕС в намерении диверсификации своей экономики", — полагает он.

Действительно, наиболее острой проблемой в процессе формирования резерва на Украине может стать слабая развитость украинской нефтяной инфраструктуры, а главное отсутствие сети НПЗ – в стране функционирует лишь один крупный нефтеперерабатывающий завод, говорит Покатович. Поэтому он соглашается с Юшковым: скорее всего, Украине для формирования запасов придется закупать уже готовые нефтепродукты в виде бензина, дизеля, чья итоговая стоимость может быть существенно выше цен сырьевых закупок.

Еще одним важным вопросом в создании украинского нефтяного резерва является стоимость соответствующего места хранения. "В этом смысле план Украины накопить в резерве около 2 миллионов тонн нефти выглядит весьма преувеличенным. По сегодняшним ценам только сама нефть в резерв стоит около 1,2 миллиарда долларов, а требуются еще капитальные вложения на сооружение и последующее обслуживание емкостей. В результате требуемые суммы вполне могут удвоиться", — не исключает он.

Собрать подобную сумму будет непросто, полагает Подлевских. "Тем более в условиях выросших цен на энергоносители, когда украинскому бюджету и так трудно сводить концы с концами", — заключает эксперт. 

Автор: Анна Подлинова

Источник: ПРАЙМ, 02.10.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики