Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Украина назвала сумму отступных за «Северный поток – 2»

Украина назвала сумму отступных за «Северный поток – 2»

«Нафтогаз» снова решил через суд выбить деньги из Газпрома. Речь о компенсации ущерба на 12 млрд долларов за простой украинской ГТС после ввода в строй «Северного потока – 2». Чиновничья вера в то, что Россия должна продолжать кормить украинскую экономику даже после окончания транзитного контракта, непоколебима. Однако достаточно ли этого для получения миллиардов долларов в суде?

У Украины есть «план Б» на случай запуска «Северного потока – 2», заявил в интервью местному телевидению коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко. Этот план состоит в том, чтобы отсудить у Газпрома 12 млрд долларов в качестве компенсации ущерба, который якобы понесет Украина из-за простоя своей газотранспортной системы (ГТС) в результате запуска «Северного потока – 2».

По словам Витренко, в данном случае речь пойдет «просто о компенсации недополученной тарифной выручки», а не об уровне тарифа на транзит газа как такового. Причем «Нафтогаз» медлить не стал и, по словам Витренко, уже обратился с иском в Международный арбитраж. Хотя для такого иска еще рановато – «Северный поток – 2» еще строится, и первое голубое топливо потечет по нему в Германию только в начале 2020 года. Пока же вплоть до конца 2019 года действует контракт от 2009 года, поэтому по украинской ГТС идут серьезные объемы транзита.

Попытки Украины выбить деньги из России понятны. Над страной висит угроза дефолта, выплаты по долгам огромны (только в 2019 году они съедят треть бюджета). Тогда как транзит российского газа остается одним из серьезных источников дохода, лишаться которого украинские энергетики, естественно, не хотят.

В самом «Нафтогазе» ранее жаловались, что прекращение транзита российского газа через украинскую ГТС приведет к потере 3 млрд долларов выручки. Украинский минфин на днях посчитал, что реализация «Северного потока – 2» может привести к потерям 2,5–3% ВВП за счет уменьшения экспорта услуг, и речь только о прямых потерях.

«Нафтогаз», правда, слегка округляет доходы в большую сторону. На самом деле в 2016 году он заработал на транзите 2 млрд долларов, а в 2017 году – 2,7 млрд долларов. Более высокие доходы в прошлом году объясняются, во-первых, ростом транзита на фоне увеличения спроса на газ в ЕС, во-вторых, удорожанием газа на фоне более дорогой нефти. Потому что транзитный тариф зависит от цен на газ, которые, в свою очередь, зависят от нефтяных котировок. Получается, что «Нафтогаз» через суд требует компенсацию за четыре–пять лет без полного транзита газа. За эти деньги Газпром мог бы построить третий «Северный поток», и еще осталось бы несколько миллиардов. Строительство второй трубы оценивается в 9 млрд долларов.

Каковы шансы украинской нефтегазовой компании выиграть суд в Международном арбитраже?

Эксперты уверены, что это абсолютно абсурдная история и шансов на победу у «Нафтогаза» нет никаких. Следуя украинской логике, Россия как крупнейший и ранее единственный поставщик газа должна была потребовать через суд от Евросоюза деньги за то, что Украина начала покупать сжиженный природный газ из других источников, в том же Катаре или США, говорит преподаватель Финансового университета при правительстве РФ, эксперт ФНЭБ Игорь Юшков. Ни один суд такие доводы не примет.

Как одно независимое государство может указывать другому суверену, по какому маршруту ему везти собственный товар? «Газпром имеет полное право выбирать более удобные ему способы транспортировки газа, в том числе и другую трубу – никто не может запретить это компании. Другое дело, если между сторонами есть действующее соглашение, которое предусматривает транспортировку через Украину в течение определенного периода времени. Тогда можно ставить вопрос о нарушении обязательств и выплате компенсаций», – говорит управляющий партнер юридической компании BMS Law Firm Алим Бишенов.

Но ведь в конце 2019 года заканчивается действие транзитного контракта между «Нафтогазом» и Газпромом. Это значит, что, когда заработает «Северный поток – 2», у России больше не будет никаких обязательств по транзиту газа перед Украиной. «Подобные заявления без документально оформленных договоренностей – не больше чем привлечение внимания и пустые угрозы», – согласен Бишенов. Требование компенсации за ущерб без контракта любой суд сочтет не стоящим внимания. Только если Украина проведет референдум и решит стать частью России. Поэтому «план Б» «Нафтогаза» – чистой воды популизм.

Возможно, таким образом Киев пытается укрепить свои переговорные позиции перед трехсторонней встречей России, ЕС и Украины, на которой должны выработать условия нового транзитного контракта после 2019 года, считает Юшков.

К сожалению, такие заявления говорят лишь о том, что конструктивный диалог с Украиной явно не получится. Хотя в интересах самого «Нафтогаза» не ссориться с курицей, несущей золотые яйца. Потому что у «Нафтогаза» есть возможность сохранить транзит российского газа и после 2019 года, пусть и в меньших объемах и с меньшими доходами. Однако лучше синица в руке, чем журавль в небе.

Глава Газпрома Алексей Миллер ранее говорил, что с 2020 года, когда заработают и «Северный поток – 2», и «Турецкий поток», Газпром готов сохранить транзит по Украине на уровне до 10–15 млрд кубометров в год. В этом случае Украина будет зарабатывать ежегодно 300–400 млн долларов.

Но если вторая нитка «Турецкого потока» не будет построена к этому времени, то Газпром вполне может загружать украинскую ГТС на уровне 25–30 млрд кубов, по крайней мере в первые годы. Это самый лучший вариант для Украины, так как в этом случае она сможет зарабатывать на транзите 500–700 млн долларов.

Чтобы получать, пусть и меньшие, доходы от транзита после 2020 года, «Нафтогазу» стоит сотрудничать для выработки обоюдовыгодного компромисса. Вместо этого Украина решила, что Газпром, как дойная корова, должен вечно спонсировать украинскую экономику, даже в убыток себе, российскому бюджету и россиянам.  

Ведь по тарифам прокачка по «Северному потоку» выгодней, чем через Украину. Кроме того, новый инфраструктурный проект – это рабочие места для россиян, дополнительные налоговые отчисления в российский (а не украинский) бюджет и т. д.

Чтобы сохранить хоть какой-то объем транзита, Украина должна понимать, что новый контракт после 2019 года должен включать адекватные рынку тарифы на прокачку газа. Невозможно требовать от Газпрома платить по тарифам в несколько раз выше, чем в той же Польше и Венгрии. Во-вторых, отмечает Юшков, «Нафтогаз» не может требовать сохранения в новом контракте пункта «качай или плати». Ведь сама украинская компания уже давно не выполняет пункт «покупай или плати» – уже несколько лет не покупает российский газ для собственных нужд, по крайней мере напрямую у Газпрома (только через посредников). Если Европа нуждается в большем объеме газа, тогда растет и транзит газа через Украину. Если ЕС окажется в кризисе и спрос на голубое топливо упадет, то прокачка газа через украинскую ГТС тоже сократится. Но требовать оплаты за непрокачанный газ «Нафтогаз» не сможет.

Скорее всего, Газпром не был бы так принципиален в этом вопросе, однако «Нафтогаз» своими действиями не оставил иного выбора. Ранее Киев потребовал компенсации за несоблюдение условий по минимальным объемам прокачки газа по Украине со ссылкой на норму «качай или плати» – не менее 110 млрд кубов. В итоге в феврале этого года Стокгольмский арбитраж решил, что Газпром должен заплатить «Нафтогазу» 2,56 млрд долларов (с учетом предыдущего решения по контракту на поставку газа в пользу Газпрома). Требование «Нафтогаза» по пересмотру тарифов при этом было отклонено.

Должен ли Газпром платить эти 2,56 млрд долларов, до конца не решено, потому что еще не рассмотрена апелляция российской стороны. Несмотря на это, «Нафтогаз» начал аресты газпромовских активов в Европе в надежде выбить долг. Но в июне Апелляционный суд округа Свеа в Швейцарии приостановил исполнение решения Стокгольмского арбитража. Он согласился с российской стороной, что имеются достаточные основания для этого. И это решение остановило наконец аресты активов Газпрома «Нафтогазом». После таких агрессивных действий украинской стороне не убедить Газпром сохранить принцип «качай или плати» в новом контракте.  

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 05.10.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики