Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Крестовый поход» против угля провалился

«Крестовый поход» против угля провалился

Почему россияне и в дальнейшем будут добывать и вывозить твердое топливо?

Видеоматериал документалиста Леонида Млечина «Крестовый поход против угля», показанный на нескольких телеканалах и доступный в Интернете, показывает новый, актуальный взгляд на проблему использования твердого топлива.

Прощания не вышло

Так получилось, что впервые с углем обещали легко расстаться, когда началось широкое использование нефти и особенно природного газа. Затем, с развитием технологий возобновляемых источников энергии, уголь объявили совершенно ненужным и даже вредным. Но в реальности топливо остается тем же надежным источником энергии и тепла, что и сотни лет назад. А производительность труда в угледобыче, экологичность транспортировки и производства энергии из угля выросли многократно. Однако «радикальные» экологи рассказывают, что уголь несет опасность для здоровья шахтеров, близлежащих населенных пунктов и окружающей среды в принципе. Конкуренты углю по энергетическим технологиям, мечтая устранить с рынка доступное сырье, щедро оплачивают подобную информацию.

Реалии же таковы, что ветер и солнце не в состоянии согреть и осветить наши дома, заставить вращаться колеса современной экономики. А внедрение этих альтернативных технологий на практике ложится тяжким бременем на плечи налогоплательщиков и потребителей.

Уголь обеспечивает треть всего энергопотребления в мире, 40% выработки электроэнергии, необходим для производства стали и железа. С 1980-х гг. стремительно растет потребление твердого топлива, особенно в тех странах, которые быстро развиваются. В Бразилии потребность в нем выросла в 1,5 раза, в Индии — в 4, в Китае — в 5 раз. Уголь, как и сотни лет назад, двигает развитие промышленности.

«Международное агентство по энергетике считает, что в ХХI веке использование угля будет расти примерно на 1,5% ежегодно — отмечает Леонид Млечин. — Цены стабильные, залежи доступны. К 2030?г. мировая потребность в угле достигнет 7,3 млрд тонн — почти на 1 млрд больше, чем сейчас».

Впрочем, ангажированных экологов перестают воспринимать даже в США, Австралии, Японии и других развитых странах. Во многих странах действуют программы модернизации отрасли, а вновь построенные угольные станции имеют практически нулевое воздействие на природу. «Традиционной энергетике необходимо научиться защищаться и доказывать свою правоту, — считает руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН Сергей Рогинко. — А не смотреть в небо и ожидать, что за них решат все проблемы. К тому же защита несложная, ведь климатические алармисты повторяют одни и те же аргументы».

Недавно президент США Дональд Трамп торжественно провозгласил: война с углем закончена, и отменил решения, принятые его предшественником Бараком Обамой. «Опасно вести войну с целым сектором нашей экономики», — заявил руководитель Агентства по охране окружающей среды США Скотт Прюитт. «Белый дом» выступил против радикальных экологов, объявивших крестовый поход против угля.

Не сработала стратегия перехода на альтернативную энергетику и в Германии. Ветряки и солнечные батареи пока убыточны, их использование требует дотаций из бюджета. Немецкими промышленниками руководит прагматичный расчет: главная цель — выгодно использовать уголь в качестве недорого и доступного источника энергии, а негативные факторы от его добычи и использования в ФРГ стремятся минимизировать. Вопрос не только в том, что немалая часть населения страны связана с угольной промышленностью, а и в том, что в обозримом будущем без угля справиться будет крайне сложно. Необходимое электричество лишь частично производят с использованием возобновляемых источников энергии, а в основном — на станциях, работающих на угле. При этом сама угледобыча поднялась на высокий технологический уровень и научилась решать проблемы экологии высококлассно.

Матиас Куле, консультант угольных разрезов Нохтен и Рейхвальд: «Я выбрал профессию горного инженера, поскольку, как бы кто ни относился к нам, это — перспективная работа. Важнейшая наша задача — постоянно уменьшать вредные выбросы в атмосферу, вообще улучшать экологию. Так, в Германии успешно проводится рекультивация бывших угольных разработок».

Требования времени

«Крестовый поход» оказался не только битвой экономических интересов, но и баталией против индустрии угледобывающих стран, больно ударив по горнякам с их семьями и шахтерским городам. В России многие регионы в настоящее время существуют благодаря углю. Лишать работы тысячные коллективы — не самый разумный выход.

Во многих странах действуют программы модернизации и экологизации угольной промышленности. Россия — не исключение. Леонид Млечин показывает примеры из жизни: на шахтах и разрезах компаний СУЭК и «Кузбассразрезуголь» внедряют современные технологии, повышающие производительность, трудовую и экологическую безопасность.

Сегодня шахтер — не черный от пыли человек, выполняющий опасную работу на дотационном производстве. «Труд автоматизирован практически полностью, вручную выработка ведется на некоторых участках, — отмечает журналист. — Какая еще отрасль в России, скажите, показала за незначительный срок 12-кратный рост производительности труда?».

Против пыли

В то же время Млечин показал, как современные порты создают лучшие системы обеспыливания.

Российский экспорт угля — третий по значению в мире и будет только расти, как «на восток», так и «на запад». Экспорт дает большие прибыли в бюджет страны. В главном потребителе угля — Китае сокращается добыча твердого топлива. А значит, потребуется больше завозного. Второй по размеру импортер — Индия. Электричество хотят провести в дома 240 млн индийцев, которые пока живут вовсе без света. В будущем потребности Индии поглотят половину производимого в мире угля, еще четверть будут закупать страны Юго-Восточной Азии. Отсюда важность дальневосточных портов.

Отсюда уголь идет в КНР, Южную Корею, Японию. Перегрузка с железной дороги на морской транспорт полностью автоматизирована, уголь размораживается, очищается, раздробляется. Полным ходом идет сооружение ветрозащитных сооружений — каркас с ветрозащитными экранами, системы пылеподавления, аспирации (очистки воздуха от угольной пыли). Конвейеры, подающие уголь со склада непосредственно в трюм судна, надежно прикрыты. Проводится модернизация всех очистных сооружений.

Степан Солженицын, старший партнер международной консалтинговой компании «Маккинзи-Россия»: «Первый вопрос — это пыль. В газе ее нет, в угле есть, но очистка от пыли производится проще всего — необходимы те или иные фильтры».

В ТЭЦ порта Ванино электрофильтры улавливают практически 100% золы, которая затем используется в строительной индустрии: при производстве цемента, асфальта, всевозможных шлакоблоков. Так что в данном случае угольная пыль не ложится на головы жителей, а используется при строительстве дорог и зданий.

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности: «Современные технологии генерации энергии позволяют учесть моменты с вредными выбросами, происходит улавливание тех же оксидов серы. Конечно, это удорожает производство. Но экологическая проблематика обязательно учитывается в современной угольной энергетике. Что бы ни говорили, уголь останется одним из основных трех видов генерации электроэнергии. И россияне будут добывать, продавать, возить уголь».

«Крестовый поход против угля» теряет смысл, поскольку современные технологии позволяют высокоэффективно использовать его, не вредя человеку и природе. Долг перед будущими поколениями — не в том, чтобы закрывать шахты и искать дорогостоящую замену углю, а в том, чтобы внедрять новые методы его добычи, транспортировки и использования. Особенно это отвечает интересам России, обладающей богатейшими запасами этого вида топлива — на втором месте после США — чего хватит на 500 лет при нынешнем уровне добычи. Примечательно в этой связи, что «агрессивным экологам» и сторонникам альтернативной энергетики больше не доверяют даже в тех странах, где ранее их позиции казались незыб­лемыми. 

Источник: Konkurent.Ru, 30.10.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики