Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Удар трубой: Израиль отомстил России за сирийские С-300, бабахнув по «Газпрому»

Удар трубой: Израиль отомстил России за сирийские С-300, бабахнув по «Газпрому»

Тель-Авив намерен конкурировать с «Северным потоком-2»

Израиль до конца 2025 года построит собственный «Северный поток-2». Соглашение с Грецией, Кипром и Италией о строительстве магистрального газопровода в Европу должно быть подписано уже к февралю 2019 года. Об этом 25 ноября заявил министр энергетики Израиля Юваль Штайниц.

«Запасов месторождений газа Тамар и Левиафан на побережье Средиземного моря достаточно как для обеспечения потребностей внутреннего рынка, так и для экспорта. На протяжении десятилетий мы жаловались на арабское влияние в Европе благодаря нефти и газу. Экспорт газа в Европу смягчит это влияние и станет противовесом», — рассказал Штайниц в интервью Hadashot TV.

Новый газопровод EastMed мощностью 20 млрд. кубометров газа в год и длиной 2100 километров обойдется примерно в € 7 млрд. Труба пройдет по дну Средиземного моря на глубине до 3000 метров от месторождений Израиля до Кипра, а оттуда — до Крита и через материковую часть Греции до Италии.

По словам Штайница, прокладка займет 4−5 лет. По согласию всех четырех участников проекта к нему смогут присоединиться и другие страны. Евросоюз уже выделил на технико-экономическое обоснование и планирование € 70 млн.

Заметим, израильский премьер Биньямин Нетаньяху еще в 2013 году заявлял, что Израиль намерен поставлять на мировой рынок 40% природного газа из вводимых в эксплуатацию месторождений на шельфе Средиземного моря. Речь шла как раз о Тамар (запасы газа 304,8 млрд. м3) и Левиафане (453 млрд. м3) — крупнейшем шельфовом месторождении в регионе, открытом в 2010 году.

Однако в 2014-м разработка Левиафана оказалась под вопросом из-за действий антимонопольного ведомства Израиля. Только в 2016-м препятствия были сняты, и проект получил реальную перспективу. В итоге в декабре 2017 года в Никосии, в присутствии комиссара ЕС по вопросам энергетики Мигеля Ариаса Каньете, представители сторон — министры энергетики Израиля, Кипра и Греции, а также посол Италии на Кипре — подписали меморандум о взаимопонимании по строительству газовой магистрали в Европу.

Сейчас проект обрел уже конкретные очертания. И это порождает ряд вопросов.

Штайниц в интервью утверждает, что новый проект призван снизить влияние на Европу исключительно арабских стран. На деле, израильская «труба» станет прямым конкурентом «Северному потоку-2» (мощность 55 млрд. м3 газа в год). Об этом откровенно высказался министр энергетики США Эрнест Мониз. «Израильский газ поспособствует диверсификации поставок в Европу, и тем самым поможет снизить зависимость европейского энергетического рынка от России», — отметил он.

Примечателен и другой момент. Израильский проект, который с 2016 года продвигался ни шатко ни валко, сделал рывок после того, как Россия поставила Сирии зенитно-ракетные системы С-300 — в ответ на воздушную атаку Израиля 17 сентября, в ходе которой был непреднамеренно сбит российский самолет-разведчик Ил-20М.

Между тем, Израиль всегда был категорическим против размещения С-300 в Сирии. По словам экс-начальника генштаба израильской армии Шауля Мофаза, имея продвинутую ПВО, сирийцы могут подбить любой самолет, взлетающий из аэропорта Бен-Гурион. «Речь идет об оружии, нарушающем баланс сил, ставящем Израиль в сложное положение», — утверждал Мофаз.

Словом, разворачивая С-300 в Сирии, мы пошли на серьезное обострение с Израилем. И вот Тель-Авив ответил — форсировал проект, который, возможно, прежде придерживал из-за негласных договоренностей с Москвой. Как сильно это бьет по интересам России?

— Заявление Штайница больше похоже на политическую декларацию, — отмечает замдиректора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач. — На практике, ситуация практически не изменилась с момента подписания меморандума, и даже с момента возникновения самой идеи строительства израильского газопровода в Европу.

Да, у Израиля имеются запасы газа на шельфе. Но этих запасов не хватит на все меморандумы, которые заключил Тель-Авив. Особенно если учесть, что в самом Израиле до сих пор идет дискуссия: организовывать ли экспорт газа, или же продлить срок обеспечения страны собственными ресурсами? Это ведь тоже вопрос не праздный, и он до конца не решен.

Естественно, израильтяне — как деловые люди — продолжают вести переговоры со всеми контрагентами. У них есть, напомню, предварительные соглашения о поставках в Египет, чтобы экспортировать СПГ через имеющиеся терминалы. Кроме того, есть поставки газа в Иорданию по трубопроводу. Но, повторюсь, имеющихся у Израиля ресурсов с большой вероятностью не хватит, чтобы загрузить все эти проекты.

«СП»: — Израильтяне заявляют, что мощность EastMed составит до 20 млрд. кубометров газа в год. Это значительный объем для рынка?

— Объем немалый. Но чтобы обеспечить 20 млрд. кубометров поставок, запасов одного месторождения Левиафан не хватит. Можно, конечно, делать ставку на то, что к моменту завершения строительства на израильском шельфе будут открыты новые газовые месторождения. Но по уму, так большие проекты не делаются. Сначала все-таки должна быть ресурсная база, и лишь затем расчеты и инвестиции.

Замечу, что при чуть меньшей мощности газопровода — 14−16 млрд. кубометров в год — окупаемость этого проекта будет находиться под большим вопросом. Именно поэтому принятие инвестиционных решений по EastMed не сдвигается с мертвой точки.

«СП»: — Израиль заявляет о намерении построить газопровод к 2025 году. Возможно ли, что ситуация на газовом рынке к тому времени изменится, и израильский проект будет востребован?

— Никто точно не знает, какой будет ситуация на рынке после 2025 года. Это зависит от множества факторов.

Вот только некоторые их них. Будет ли к 2025 году достаточная добыча и экспорт газа в Алжире? Развернется ли Южный газовый коридор или нет? Будет ли политика сдерживания газа в энергетическом балансе Европы, или, наоборот, ставка на него — как на наиболее чистый ископаемый ресурс?

На все эти вопросы нужно дать ответы. И только после этого можно сказать: будет ли израильский газ востребован, пойдет ли на европейским рынок, и сможет ли там конкурировать с российским газом?

Напомню, проектов поставок газа в Европу было много, и некоторые из них даже реализуются. Так, в ЕС построены терминалы по приему СПГ мощностью свыше 200 млрд. кубометров в год. Но эти терминалы не востребованы, потому что не могут конкурировать с российским газом.

Да, европейцам хотелось бы заместить часть голубого топлива из РФ поставками из других источников, и они об этом прямо заявляли. Но поставки при этом растут только из России.

«СП»: — Насколько EastMed ударит по интересам «Газпрома», если все-таки будет реализован?

— Возможно, на европейском газовом рынке возникнет более жесткая конкуренция. Но не исключен и другой вариант: израильский газопровод станет аргументом в пользу того, чтобы увеличить долю газа в европейском энергобалансе. И тогда спрос в ЕС на голубое топливо, напротив, будет расти.

К слову сказать, израильский трубопроводный газ будет в Европе не самым дешевым — это совершенно точно. Даже в самом Израиле газ продается достаточно дорого. Так что если добавить транспортировку и желание подзаработать, мы получим цену газа под $ 400 за тысячу кубов, чего в ЕС уже давно не было. Для европейских потребителей комфортной была и остается цена $ 250 за тысячу кубов, а при таком ценнике европейский рынок просто не является привлекательным для израильских поставщиков.

«СП»: — Почему же Штайниц представляет дело так, будто вопрос строительства EastMed окончательно решен?

— Потому что он делает политический вброс. Тель-Авив, я считаю, таким способом пытается повлиять и на Москву, и на Анкару.

Израиль пытается показать России, что он — серьезная сила, с которой надо считаться и договариваться. Возможно, израильтяне демонстрируют США — своему ключевому партнеру — готовность обеспечить диверсификацию поставок в юго-восточной Европе, что политически важно для Вашингтона для наращивания давления на Москву.

Игра Тель-Авива может быть также направлена и на Анкару. Турция рассчитывает на часть израильских ресурсов, и на транзит израильского газа через свою территорию на Кипре. Израиль, понимая это, может пытаться давить на Турцию с тем, чтобы она заняла более жесткую позицию в отношении России.

Но в реальности за этими геополитическими играми мало что стоит. Они, я считаю, создают возможности для сиюминутных торгов, но фундаментально ситуацию не меняют. 

Автор: Андрей Полунин

Источник: Свободная пресса, 29.11.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики