Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > США бьют «катарской дубинкой» по России и Саудовской Аравии

США бьют «катарской дубинкой» по России и Саудовской Аравии

Выход Катара из ОПЕК обусловлен стремлением избавиться от диктата саудитов, которые могли помешать Дохе увеличить добычу СПГ на 40%. С помощью Катара Дональд Трамп оказывает давление на Мухаммеда бен Салмана, отказывающегося снизить добычу, и пытается разбавить российское газовое влияние в Европе

Утром 3 декабря госминистр по делам энергетики Катара Саад бен Шрида аль-Кааби неожиданно объявил о выходе эмирата их ОПЕК с января 2019 года. За три дня до саммита ОПЕК+, на котором Саудовская Аравия и Россия будут продавливать сокращение добычи нефти, чтобы поднять упавшие до 60 долларов за баррель цены на нефть.

Месть за блокаду

Комментируя эту новость, эксперты исходили из двух факторов. Катар – слабейшая по объёмам добычи нефти страна в ОПЕК, а значит, влияния на нефтяной рынок не будет. И второе – это месть Саудовской Аравии, которая объявила эмирату блокаду в 2017 году за его связи с Ираном и планирует вырыть канал, чтобы превратить Катар в остров. И первое, и второе имеет место быть.

"Катар будет сейчас играть на создание газовой ОПЕК, то есть это договоренность с Ираном, Россией, возможно, Алжиром. Я думаю, что Катар отворачивается от остальных монархий Персидского залива и будет играть свою карту, карту «Братьев-мусульман» против саудовских ваххабитов. Доха считает, что сейчас Саудовская Аравия очень слаба, что ее ждут неприятные события. Вероятно, Катар будет давить на Саудовскую Аравию и не хочет себя чувствовать связанным нормами ОПЕК. К тому же, по всей видимости, они сейчас будут заниматься в том числе и вопросами более плотного сотрудничества с Ираном, который под санкциями", - комментирует Царьграду востоковед и экономист Саид Гафуров. 

Важно понять, что Катар отходит от Саудовской Аравии не только из-за конфликта по поводу Ирана - «врага номер 1» для саудитов - и «слабости» Саудовской Аравии, которая находится под прессом из-за «дела Хашукджи». Есть еще одна причина. Но сначала давайте разберем экономические мотивы. 

Как уже отмечалось, Катар – второстепенный игрок на рынке нефти. Добывает 600 тысяч баррелей нефти. Мизер по сравнению с более 11 миллионами баррелей у каждой из трех стран-лидеров: США, Саудовской Аравии и России.

Энергетическая независимость от саудитов и ОПЕК

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков тоже считает решение Дохи политическим, но не в смысле связей с Ираном, а попыток Катара стать равноправным игроком с саудитами в энергетике.

«В рамках ОПЕК Катар находится под определенным давлением со стороны Саудовской Аравии. Они играют первую роль в картеле. Но в ОПЕК+ мы видим, что главную роль играет Россия и Саудовская Аравия. То есть логичнее предложить, что Катар выходит из ОПЕК, чтобы не быть на вторых ролях за саудитами, с которыми у Катара очень плохие отношения. А как раз переходит в формат ОПЕК+, чтобы быть наравне с Россией и Саудовской Аравией. То есть, по сути, он говорит: «Я тоже такой же полноправный участник, я такой же субъект нефтегазовых отношений, как Россия и Саудовская Аравия, и давайте теперь на равных будем втроем заниматься регулировкой объемов добычи и производства», - отметил Юшков, допустив переход Катара в формат ОПЕК+.

Теперь вернемся к скрытым факторам, которые почему-то специалисты игнорируют. Безусловно, Катар с их 2% долей в ОПЕК – «нефтяной карлик». Но на этот же Катар приходится треть мирового и 40% европейского рынка сжиженного природного газа. Qatar Petroleum в сентябре объявила о намерении до 2025 г. увеличить производство СПГ с 4,8 млн баррелей до 6,5 млн баррелей в сутки. И отрицать, что этот процесс не будет бить по ценам, невозможно. Формально обязательства в рамках ОПЕК не распространяются на газ, но Саудовская Аравия как ведущая страна организации оказывает давление на Катар, возможно, по неформальным каналам вынуждая его сдерживать свои «газовые» амбиции.

Катар в сговоре с США

Решение Катара по СПГ ударит по Саудовской Аравии и России. Причем в эту игру Доха играет вместе с Вашингтоном. В апреле 2018-го Дональд Трамп принял Тамим бин Хамад аль-Тани и объявил о том, что Катар «прекратил финансировать терроризм». Хотя еще год назад тот же Трамп обвинял Доху в поддержке «Аль-Каиды» и ИГИЛ, фактически инициировав блокаду эмирата. Важно отметить, что решение по ОПЕК было объявлено после того, как глава катарского МИД Мухаммед бин Абдул Рахман Аль-Тани посетил США, где обсуждал развитие Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

К чему все эти факты? А к тому, что после саммита G20 Трамп понял, что саудовский кронпринц Мухаммед бен Салман, вопреки его требованию не снижать добычу, готов вместе с Владимиром Путиным сокращать производство. Тут Катар и может послужить средством давления на бен Салмана, подрывая ОПЕК, где саудиты играют первую скрипку. Стимулов у Дохи давить на Эр-Рияд предостаточно, учитывая и то, что убитый журналист Джамаль Хашукджи был близок к «Братьям-мусульманам», которых активно поддерживал Катар в «Арабскую весну» в Египте и Сирии.

Удар по России

Что касается России, то увеличение Катаром производства сжиженного природного газа ударит по ценам на нефть и на СПГ. И по тому, что вредно для Москвы – запускаются не только проекты по обычному природному газу, как «Северный поток-2» и «Турецкий поток», но и сжиженному – «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2». В последнем, между тем, планирует участвовать и Саудовская Аравия. Кроме того, рост экспорта из Катара угрожает лидерству России в Европе, о котором Трамп тоже беспокоится. В перспективе США и Катар могут совместно начать выдавливать российский газ из Старого света, провоцируя параллельно Европу на срыв «Северного потока-2» украинским конфликтом и другими инсценировками.

Так что, за безобидным на первый взгляд выходом «нефтяного карлика» из ОПЕК могут стоят куда более серьезные геополитические игры. В них «переобувшийся в полете» Трамп идет на сближение с бывшим своим противником Катаром, чтобы обуздать нефтяные амбиции саудитов и купировать «газовое» влияние России в Европе. 

Автор: Гасанов Камран

Источник: Царьград, 03.12.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики