Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Прибыль ниже ущерба": Перов о решении "Роснефти" отказаться от реализации проектов с Ираном

"Прибыль ниже ущерба": Перов о решении "Роснефти" отказаться от реализации проектов с Ираном

История с китайской компанией CNPC, которая отказалась от сотрудничества с Ираном из-за режима американских санкций, получила продолжение и в России – аналогичным образом решила поступить наша ведущая нефтяная компания «Роснефть». 

Это безболезненное решение для «Роснефти»

Дело в том, что появилась информация, что «Роснефть» решила отказаться от сотрудничества с иранской стороной – до этого разговор шел о том, что отечественная компания примет активное участие, как минимум, в трех иранских энергетических проектах.

Впрочем, в качестве причины такого решения называются не американские санкции, а желание «Роснефти» сосредоточиться на проектах внутри России. Данное решение носит для российской компании безболезненный характер, поскольку никаких обязывающих документов с Ираном подписано не было – соответственно, «Роснефть» не несет перед иранской стороной обязательств по данным проектам.

Другой вопрос, что «Роснефть» и ее контрагент в лице NIOC, т.е. Иранской национальной нефтяной компании, в 2017 году подписали соглашение о намерениях, согласно которым данная российская структура должна была серьезно увеличить свое участие в Иране.

Например, там фигурировала цифра, что «Роснефть» и NIOC могут выйти на реализацию целого ряда совместных проектов с общим объемом прямых инвестиций до 30 млрд долларов и суммарной добычей нефти на них размером в 55 млн тонн в год. 

Россия будет работать с Ираном через компании-посредники

Все это говорит о том, что «Роснефть» учитывает новые американские санкции, которые ввели наднациональный запрет на любую работу с Ираном в контексте его нефтяного сектора, поскольку, в противном случае, эта структура не отказалась бы от данных проектов.

В результате, возникает вопрос, а как оценивать данное действие «Роснефти» – как политику конкретной отечественной компании или как свидетельство того, что Россия продолжит работать с Ираном только через специальных посредников в виде совместных предприятий или компаний среднего размера, чье попадание под американские санкции не приведет к проблемам для российской экономики.

На самом деле, это логично – зачем России подставлять под санкции «Газпром», «Роснефть» или «Лукойл», когда можно осуществлять реализацию нужных нам совместных проектов с Ираном через специально созданные для этого коммерческие структуры.

Другое дело, это будет работать только в рамках проектов, решение по которым принято на самом высшем уровне, а так сотрудничество с Ираном в виде чистого бизнеса может строиться только через крупные компании, и на это есть конкретные причины. 

На сегодня работать с Ираном очень рискованно

Руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что компания «Роснефть» просто оценила объем рисков, которые сегодня есть на рынке Ирана.

«Решение «Роснефти» вызвано тем, что компания не хочет рисковать и подставляться. Конечно, можно говорить и о том, что санкции в отношении Ирана являются незаконными и несправедливыми, но, тем не менее, они являются существенным фактом», - заключает Перов.

Как замечает эксперт, американцы на основании этого могут сразу ввести свои ограничения против «Роснефти», которые приведут для этой компании к большим убыткам. Мы прекрасно помним те истории, которые происходили с рядом иностранных компаний, чья деятельность привлекла внимание соответствующих органов США. Они в данных случаях понесли чрезвычайно большие убытки.

Здесь нельзя забывать и про то, что «Роснефть» является коммерческой структурой, пусть и с доминирующим влиянием государства, из-за чего она оценивает любые проекты с точки зрения выгоды, а в контексте Ирана возможная прибыль уступает возможному ущербу. 

Американские санкции нанесут Ирану серьезный ущерб

«И эта ситуация характерна не только для «Роснефти» и CNPC – например, у французской компании Total были крайне большие планы по отношению к Ирану, причем это было одной из мотиваций Парижа в его критике санкций США», - констатирует Перов.

Поэтому, по словам Александра Валентиновича, в данном случае очевидно, что уход ведущих мировых компаний из Ирана связан именно с американскими санкциями. При этом, все, кто продолжат работать с Ираном, будут это делать через «компании-прокладки».

«Такой политики придерживается даже Китай, который в условиях действия в отношении Ирана международных санкций ООН спокойно вывозил нефть из этой страны, и то же самое было с Индией. Это свидетельствует о том, что Иран продолжит продавать свою нефть, но американские санкции крайне негативно скажутся на состоянии его нефтяной отрасли», - резюмирует Перов.

Иран в условиях действия санкций ООН вполне успешно продавал свою нефть, но, в любом случае, эта ситуация привела к сокращению объемов его поставок, поскольку уровень добычи можно поддерживать только в условиях наличия необходимых инвестиций в отрасль. 

«Добыча углеводородов требует инвестиций и обновления оборудования, поэтому проблемой Ирана является то обстоятельство, что за период действия предыдущих санкций у Ирана очень сильно деградировала материальная база», - заключает Перов.

Эта проблема Ираном не решена, поэтому американские санкции, особенно в случае своей полной реализации, нанесут очень большой ущерб иранской нефтяной отрасли, и это приведет к снижению добычи, а также экспорта нефти данной страной.

Автор: Дмитрий Сикорский 

Источник: Экономика сегодня, 13.12.2018


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики