Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Общий рынок газа» странам ЕАЭС пока недоступен: эксперты

«Общий рынок газа» странам ЕАЭС пока недоступен: эксперты

Концепция «общего рынка газа» была утверждена 31 мая 2016 года, однако существуют острые противоречия о сути и темпах реализации договоренностей между участниками Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Об этом говорится в докладе Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ).

Как отмечается в документе, согласно Договору о создании ЕАЭС от 29 мая 2014 года, подписанному главами России, Казахстана и Беларуси (позднее в том же году к соглашению присоединились Армения и Киргизия), предполагается «поэтапное формирование общих рынков энергетических ресурсов, исходя таких принципов как обеспечение рыночного ценообразования на энергетические ресурсы и развития конкуренции на общих рынках, отсутствие препятствий торговле энергетическими ресурсами, обеспечение развития транспортной инфраструктуры общих рынков энергетических ресурсов и так далее.

Стороны договорились к 1 января 2018 года принять программу формирования общего рынка газа Союза, предусмотрев срок выполнения мероприятий программы до 1 января 2024 года. С тем, чтобы по завершении мероприятий государства ЕАЭС заключили «полноценный международный договор в рамках Союза о формировании общего рынка газа», и обеспечили вступление его в силу не позднее 1 января 2025 года.

Однако уже сейчас есть острые противоречия о сути и темпах реализации договоренностей между участниками ЕАЭС. Прежде всего, говорится в докладе ФНЭБ, условия функционирования рынков газа во всех странах ЕАЭС очень разнородны, сами они находятся в процессе различных трансформаций, у них отсутствует целевая модель развития, что делает крайне затруднительным процесс переговоров об унификации правил работы рынка. Политический компромисс заключался в том, что формирование «общего рынка газа» произойдет только на уровне оптовой торговли и доступа к магистральной инфраструктуре. Но это не решило, а лишь завуалировало проблему.

Сейчас РФ добывает более 95% всего газа, еще около 5% добычи приходится на Казахстан, остальные три страны почти не имеют собственной добычи и полностью зависят от импорта. При этом в сфере потребления газа доля России составляет 91%. На Беларусь приходится 5%, на Казахстан — 3,4%, на Армению и Киргизию вместе — около 0,6%. При этом Россия в лице «Газпрома» обеспечивает 100% поставок газа в Беларусь и Армению, а снабжение Киргизии также осуществляется «Газпромом» за счет закупок и разменных операций с Узбекистаном и Казахстаном. В трех странах — Беларуси, Армении и Киргизии — инфраструктура по импорту и распределению газа принадлежит «Газпрому». А условия закупок импортного газа прописаны в двусторонних международных договорах.

Вместе с тем, отмечается в документе, цены и тарифы при поставках газа розничным потребителям устанавливаются местными правительствами. Казахстан, который является нетто-экспортером газа, продает часть газа в экспортный портфель «Газпрома», а также имеет контракт на прямые поставки газа в Китай (до 10 млрд кубометров в год). При этом часть территорий исторически снабжается российским газом, который оформляется в виде своповых сделок.

Разброс оптовых цен на газ для промышленных потребителей в странах ЕАЭС огромен. Промпотребители в газодобывающих России и Казахстане платят в долларовом выражении в 3−4 раза меньше, чем в импортирующих Беларуси, Армении и Киргизии. Импортные цены на газ в этих республиках в 2−2,5 раза выше, чем оптовые цены в России и Казахстане.

Импортеры российского газа рассчитывают, что переход к общему рынку даст им возможность получать газ по сниженной российской цене. «В то же время, уверены в Фонде, — без унификации правил работы на рынке по всей цепочке до конечных потребителей это будет лишь дополнительным источником субсидирования этих стран со стороны РФ и „Газпрома“. Вместе с тем процесс унификации будет крайне затруднительным».

Источник: EADaily, 23.01.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики