Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Евросоюз всеми силами привязывает «Газпром» к украинскому транзиту

Евросоюз всеми силами привязывает «Газпром» к украинскому транзиту

Киев до судорог боится мирового соглашения с Россией, дабы не прослыть агентом Кремля перед выборами

Министр энергетики РФ Александр Новак назвал условия, при которых возможно заключение нового транзитного газового контракта с Украиной. Такое заявление он сделал после трехсторонней встречи представителей России, ЕС и Украины в Брюсселе, которая состоялась 21 января.

Во-первых, Киев должен представить четкие правила работы своей газотранспортной системы, в частности, параметры по тарифам, которые не должны меняться по прихоти властей. Во-вторых, тарифы должны быть конкурентоспособными по отношению к другим газопроводам, прежде всего «Северному потоку» и «Турецкому потоку». Наконец, в-третьих, для того, чтобы договориться о транзите, «Газпрому» и «Нафтогазу» сначала необходимо урегулировать судебные споры.

Напомним, что по решению Стокгольмского арбитража российская компания осталась должна Киеву 2,5 млрд долл. за нарушение условия «качай или плати». В то же время, в отношении «Нафтогаза» суд аннулировал аналогичное условие «бери или плати», что в «Газпроме» посчитали нарушением баланса интересов и подали апелляцию в Верховный суд Швеции. Между тем, украинская компания требует выплатить ей причитающуюся сумму и подает иски в европейские и американские суды с требованием ареста имущества «Газпрома» для принудительного взыскания долга.

На этом фронте ситуация развивается с переменным успехом для «Газпрома». Компания обжаловала решение об аресте имущества в апелляционном суде округа Свеа, и он наложил запрет на такие действия, однако потом снова его снял. Перед новым раундом переговоров о транзите глава «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил, что арестованное имущество вскоре может быть выставлено на продажу, однако в тот же день суд швейцарского кантона Цуг принял решение отменить свое постановление, которым были наложены обеспечительные меры на акции в проектных компаниях «Северного потока» и «Северного потока-2».

На Украине потом пояснили, что это связано с тем, что акции просто не нашли, поэтому и сняли арест. Однако как считают эксперты, такие громкие заявления — просто попытки Украины упрочить свои переговорные позиции по транзиту газа, который ей необходим.

Не исключено, что все эти тяжбы в итоге могут завершиться мировым соглашением. Во всяком случае, такое развитие событий не исключил Александр Новак. Он сказал, что имеет смысл обсудить заключение такого соглашения между корпорациями. Глава ведомства добавил, что Россия не воспринимает позицию «Нафтогаза» по новому транзитному иску на 12 миллиардов долларов из-за будущей потерянной выгоды после введения в эксплуатацию «Северного потока-2» и назвал ее абсурдной.

«Поскольку это иск относительно тех объемов, которые якобы не будут прокачены в будущем в случае незаключения контракта. Это в принципе не может рассматриваться», — заявил он.

Примечательно, что глава «Нафтогаза» Коболев назвал прошедшие переговоры по транзиту интересными, так как украинская сторона «услышала что-то новое». Он заявил, что настроен «сдержанно оптимистично». По его словам, украинская сторона оценит предложения российской, и в марте-апреле обсудит на трехсторонней встрече при участии европейцев.

Ранее вице-президент Еврокомиссии по энергосоюзу Марош Шефчович заявил, что сделал России и Украине «справедливое предложение» по будущему транзитному контракту, покрывающее его ключевые параметры (длительность, объемы и тарифы) и другие важные нюансы. По его мнению, будущий контракт на транзит должен отражать европейское газовое законодательство и иметь срок действия на десять и более лет.

Однако ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков считает, что сейчас заключение такого соглашения маловероятно, ведь уже в 2021 году обходные газопроводы будут готовы, и структура транзита газа в Европу резко изменится. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов предстоящие выборы президента Украины, которые неизбежно внесут коррективы в переговорный процесс.

— Не думаю, что сейчас возможно заключение мирового соглашения. Слишком большая конкуренция на политическом поле Украины. До марта, когда состоятся президентские выборы, никто ничего подписывать точно не будет, так как это колоссальный риск. Если кто-то из участников предвыборной гонки заявит, что готов подписать мировое соглашение с «Газпромом», его сразу обвинят в предательстве родины и работе на Кремль. 

«СП»: — Зачем тогда начали транзитные переговоры сейчас?

— Это инициатива европейцев. Мы понимаем, что сейчас говорить о чем-то смысла нет. После выборов весь состав переговорщиков поменяется. Кроме того, непонятно, зачем вообще вести переговоры с «Нафтогазом», если они сами заявляют, что будет создан новый оператор украинской ГТС, который и подпишет соглашение. Логично начинать переговоры уже с этим оператором. Хотя пока совершенно непонятно, кто будет его главой и что это будет за организация.

Но европейцам важно было начать диалог, потому что они очень сильно обеспокоены ситуацией. Они прекрасно понимают, что если к 1 января 2020 года не будет подписан новый контракт на транзит, у «Газпрома» юридически не будет оснований, чтобы вести хозяйственную деятельность на территории Украины.

Европейцы помнят 2009 год, понимают, что зависимость от украинского транзита довольно высока. Но при этом они сами затянули строительство обходных газопроводов и их инфраструктуры на европейской территории. Они обязаны были строить наземные участки в своих странах, но работы продвигались крайне медленно из-за политических споров и юридических проволочек. В итоге к 1 января 2020 года они не успеют построить свои участки, и ни «Северный поток-2», ни вторая нитка «Турецкого потока» не будут работать на полную мощность.

По «Турецкому потому», в лучшем случае, к 2020 году газ будет подаваться в Болгарию и Сербию, это около 8 млрд. кубов или половина мощности газопровода. Значит, через Украину в 2020-м надо будет качать около 40 миллиардов кубов газа. Это беспокоит европейцев, и они усаживают всех за стол переговоров.

«СП»: — Можно ли будет подписать долгосрочный транзитный контракт, о котором говорил Марош Шефчович?

— Это будет крайне сложно. Хотя бы из-за неравных условий 2020 года и последующих лет. В 2020 году «Газпром» еще сможет гарантировать прокачку через Украину в объеме 30−40 млрд кубометров. Но в 2021 году, когда окончательно достроятся обходные газопроводы, все будет зависеть только от уровня европейских закупок российского газа.

В 2018 году через Украину прошло около 87 миллиардов кубометров газа. На «Северный поток-2» придется в будущем 55 млрд. кубометров и на «Турецкий поток» — 31,5 млрд. Это уже почти весь объем, который сегодня идет через Украину. То есть, начиная с 2021 года, условия поменяются не в пользу Киева. Поэтому и говорить о заключении долгосрочного контракта сейчас не приходится.

В 2021 году возможно подписание некоего общего, рамочного соглашения. «Газпром» настроен против того, чтобы прописывать конкретные цифры. Пример нынешнего разбирательства в Стокгольмском арбитраже показывает, что даже если в контракте ни слова нет о санкциях за недопрокачку газа, их все равно могут присудить. Я напомню, что хотя в действующем соглашении действительно было сказано, что «Газпром» должен прокачивать 110 млрд. куб. газа в год, никакие штрафные санкции или условие «качай или плати» в случае недопрокачки, там прописаны не были.

Именно поэтому теперь «Газпром» никакие цифры и обязательства на себя брать не хочет. Если и будет подписан некий рамочный документ, там могут быть указаны только условия прокачки — формула тарифообразования и общие направления. Но договариваться будет тяжело.

«СП»: — А что с мировым соглашением, его могут заключить после выборов?

— Это не менее сложный вопрос, чем транзитные переговоры. Даже если на Украине придет новый президент, политические элиты будут критиковать его за любые договоренности с «Газпромом». Стокгольмская история будет большим препятствием для заключения транзитного договора. В лучшем случае при мировом соглашении «Нафтогаз» отдаст деньги за поставленный в 2015 году газ, которые он просто не заплатил. Остальные претензии по «качай или плати» и «бери или плати» стороны друг с друга снимут в обмен на подписание транзитного договора как минимум на 2020 год с указанием объемов прокачки.

Но в 2021 году «Газпром» откажется от указания объемов и будет качать столько газа, сколько дополнительно будет покупать Евросоюз.

«СП»: — То есть и после 2021 года долгосрочный транзитный контракт маловероятен?

— Да, возможно, мы останемся в системе годичных контрактов. Непонятно, как все будет меняться на европейском газовом рынке, сколько газа они будут закупать у России. Каждый год необходимо будет составлять индикативный баланс — сколько газа и в какие страны будет поставлять «Газпром», и уже отсюда исходить.

Но это чревато развалом украинской трубы. Нужно будет четко указать, куда мы будем качать — например, в Молдавию, Венгрию и другие страны. Остальные трубы Украине придется просто разобрать, потому что иначе все деньги, которые будет получать оператор газотранспортной системы, будут распыляться на их поддержание в рабочем состоянии, что будет никому не нужно. 

Автор: Анна Седова

Источник: Свободная пресса, 22.01.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики