Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Проект выглядит приемлемо»: как пересмотр Газовой директивы ЕС может сказаться на европейском рынке энергоресурсов

«Проект выглядит приемлемо»: как пересмотр Газовой директивы ЕС может сказаться на европейском рынке энергоресурсов

Новые поправки в энергетическое законодательство Евросоюза могут быть приняты в течение ближайших недель. Такой прогноз сделал генсек ассоциации Eurogas Джеймс Уотсон. По его мнению, никто уже не силах остановить запуск «Северного потока — 2». Такой же точки зрения придерживаются и отраслевые эксперты. Ранее Германия привлекла на свою сторону в энергетическом споре крупного союзника — Францию. Берлин и Париж договорились, что действие так называемого Третьего энергопакета распространится на трубопроводы из третьих стран в ЕС, однако европейские государства, куда приходит инфраструктура, смогут самостоятельно решать вопрос о предоставлении исключений из правил газового рынка.

Поправки в энергетическое законодательство Евросоюза могут быть согласованы Европарламентом и Советом ЕС уже в течение ближайших недель. Об этом завил генсек ассоциации Eurogas Джеймс Уотсон.

Напомним, созданная в начале 1990-х годов ассоциация Eurogas представляет интересы свыше 40 европейских компаний, занятых в энергетическом секторе.

По словам Джеймса Уотсона, поправки, затрагивающие международные газовые проекты, такие, как «Северный поток — 2», могут быть приняты Евросоюзом ещё до выборов в Европарламент, которые состоятся в мае текущего года.

Сейчас в переговорах задействованы ключевые органы управления ЕС — Еврокомиссия, Совет ЕС и Европарламент. Ближайший раунд обсуждения состоится уже 12 февраля в Страсбурге. Стороны будут искать компромиссное решение и обсудят вариант, на котором ранее остановился Совет ЕС после длившейся около года дискуссии. Если представители Совета ЕС, Еврокомиссии и Европарламент придут к единому решению, оно должно будет пройти процедуру согласования в ЕП и Совете стран ЕС.

Говоря о перспективах переговоров, Уотсон заявил, что будет удивлён, если окончательный компромисс не будет найден в течение первой половины 2019 года. Не исключено, что итоговый вариант законопроекта будет выработан уже к началу марта, когда должно состояться заседание совета министров стран Евросоюза, пояснил Уотсон.

«Следуют курсу США» 

Напомним, осенью 2017 года Еврокомиссия выступила с инициативой по изменению энергетического законодательства ЕС. Речь шла об идее распространить действие Третьего энергопакета ЕС на газопроводы, по которым топливо поступает на европейский рынок из третьих стран.

Третьим энергопакетом называют законодательные акты ЕС, регулирующие европейский энергетический рынок и принятые Советом ЕС и Европарламентом около десяти лет назад. Антимонопольные меры — важный элемент этих поправок. Закон ограничивает монополию экспортёров газа и электроэнергии на европейский рынок за счёт разделения мощностей инфраструктуры доставки — трубопроводов и сетей электропередач — между разными поставщиками. Владельцы газопровода обязаны обеспечивать доступ конкурентов к пропускным мощностям. Если конкурентов нет, то часть мощностей должна оставаться зарезервированной на случай их появления.

Например, под действие этих норм попадает газопровод OPAL, протянутый по германской территории. До того, как в 2016 году Еврокомиссия сняла ограничения, «Газпром» мог заполнять газом только половину газопровода, поскольку, согласно положениям Третьего энергопакета, 50% мощностей импортного газопровода должно резервироваться для альтернативных поставщиков. Однако в случае с использованием OPAL «Газпром» выступал в роли единственного экспортёра, поэтому было решено сделать исключение и предоставить компании доступ ко всему объёму свободных мощностей.

Однако действие Третьего энергопакета распространяется только на газопроводы, расположенные в пределах Евросоюза, но не затрагивает внешние трубопроводы, включая морские — такие, как «Северный поток» и «Северный поток — 2».

Требование ЕК распространить нормы европейского законодательства на внешние газопроводы вызывает сомнения у экспертов.

Ещё в 2017 году юридический отдел Совета ЕС пришёл к выводу, что юрисдикция Еврокомиссии не распространяется на «Северный поток — 2», и что ЕК не может требовать от стран-участниц ЕС предоставить ей право вести переговоры с Москвой по будущему газопроводу, маршрут которого проходит за пределами ЕС.

 

Тем не менее Еврокомиссия продолжила попытки реформировать энергетическое законодательство ЕС с тем, чтобы распространить свои полномочия на внешние газопроводы.

Хотя ЕК утверждала, что поправки не направлены персонально против «Северного потока — 2», эксперты с самого начала не сомневались в том, что основной целью является получение контроля над российско-германским проектом. Дело в том, что  трубопроводные поставки газа из Норвегии, Алжира, Туниса или других стран по своим масштабам не могут сравниться с российским экспортом.

Изначально реформа энергетического законодательства была затеяна для того, чтобы создать сложности и дополнительные риски для реализации «Северного потока — 2», убеждён заместитель гендиректора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. По его словам, для других, не связанных с Россией проектов, у Еврокомиссии всегда нашёлся бы повод сделать исключение.

«Но сейчас, после интенсивных переговоров Германии и Франции, проект реформы выглядит уже приемлемо, так как все полномочия по регулированию «Северного потока — 2» останутся в руках Германии. Проведённые ранее юридические экспертизы показали, что первоначальная версия поправок была избыточной и не отвечала даже той цели, которая была официально заявлена, а именно — устранению правовых пробелов по статусу газопроводов — интерконнекторов между странами ЕС и третьими странами», — подчеркнул эксперт в интервью RT.

Похожей точки зрения придерживается и финансовый аналитик Анна Кокорева. Как пояснила эксперт в беседе с RT, «изначально Еврокомиссия хотела установить тотальный контроль над проектом «Газпрома» и, возможно, отчасти укрепить энергобезопасность».

«Но проблема в том, что даже если антимонопольные нормы будут распространяться на «Северный поток — 2», резервировать мощности просто не для кого, Россия в этом случае является единственным поставщиком трубопроводного газа. Ряд стран выступают против этих поставок просто потому, что следуют курсу США в политической плоскости. Это и есть основная причина оппонирования российско-германскому проекту», — подчеркнула эксперт.

В качестве ещё одного мотива Анна Кокорева назвала беспокойство Евросоюза из-за возможного прекращения газового транзита через Украину. В этом случае Киев понесёт убытки, а так как именно ЕС поддержал в своё время майдан, ЕС опасается, что украинская сторона потребует помощи от европейских партнёров.

«Чтобы избежать этого, а также добиться снижения активности Киева в судебных инстанциях, Еврокомиссия попыталась обеспечить сохранение транзита через Украину, просто ограничив мощности альтернативного маршрута», — считает Анна Кокорева.

Угроза в перспективе 

Берлин с самого начала высказался против предложения Еврокомиссии, называя поправки необоснованными и избыточными. Нормы Третьего энергопакета и так распространяются на инфраструктуру, связывающую внешние морские газопроводы с газотранспортными сетями на территории стран Евросоюза. Также беспокойство германской стороны вызвали попытки Еврокомиссии получить эксклюзивные полномочия по регулированию рынка газа, в то время как межправительственные соглашения находятся в ведении государств ЕС.

Германия заинтересована в строительстве второй нитки «Северного потока», поэтому, не дожидаясь, пока решение по Третьему энергопакету будет принято на общеевропейском уровне, Берлин в начале прошлого года выдал разрешение на строительство и эксплуатацию трубопровода в исключительной экономической зоне Германии в Балтийском море.

Эксперты не сомневаются в том, что проект будет успешно реализован — ни действия Еврокомиссии, ни беспрецедентное давление со стороны Вашингтона не смогли помешать планам Москвы и Берлина.

 

Как отметил генсек Eurogas Джеймс Уотсон, даже если принимаемые на общеевропейском уровне поправки будут распространяться на внешние газопроводы, это не означает, что новые нормы негативно повлияют на «Северный поток — 2».

«Я думаю, что они не остановят реализацию проекта», — заявил Уотсон.

Следует отметить, что 8 февраля ФРГ удалось заручиться поддержкой Франции, которая ранее дистанцировалась от споров вокруг «Северного потока — 2». МИД Пятой республики даже заявлял, что Париж поддержит инициативу Еврокомиссии, усложняющую работу будущего газопровода. Однако в минувшую пятницу лидерам Германии и Франции удалось прийти к компромиссу, об этом сообщила журналистам канцлер ФРГ Ангела Меркель.

«Что касается Газовой директивы ЕС, то мы достигли договорённости, и это стало возможно, потому что Германия и Франция тесно сотрудничали друг с другом», — цитирует Меркель ТАСС.

Как сообщает AFP, Париж и Берлин договорились о новой редакции поправок в Газовую директиву Евросоюза, по условиям которой проект магистрального газопровода «Северный поток — 2» будет успешно завершён и введён в эксплуатацию. Учитывая, что Франция по количеству голосов в Совете ЕС занимает второе после ФРГ место, переоценить важность этой поддержки сложно.

Обновлённая редакция поправок предполагает, что действие Газовой директивы ЕС действительно будет распространяться на газопроводы, идущие в третьи страны и из них, на чём настаивала Еврокомиссия. Однако возможны будут и исключения, когда Еврокомиссия не сможет влиять на принимаемые государствами ЕС решения, в частности, если речь будет идти об уже начатых проектах. При этом решение о применении исключений будет принимать страна, на территории которой газопровод входит в пространство ЕС. В случае с «Северным потоком — 2» такой страной является Германия.

Пока неизвестно, будут ли приняты поправки именно в таком виде — предложения должны пройти утверждение в Европарламенте и Совете ЕС. 

Однако в Берлине уже приветствовали достижение договорённости по реформе энергетического законодательства. Как заявил министр экономики ФРГ Петер Альтмайер в интервью изданию Welt am Sonntag, достижение компромисса по Газовой директиве ЕС — «мощный сигнал» для тех, кто критиковал российско-германский проект «Северный поток — 2».

«Каждая страна имеет право свободно поддерживать те экономические и торговые отношения, которые она считает правильными», — подчеркнул министр, напомнив о тех «идеологически мотивированных» выпадах, которые позволял себе Вашингтон в отношении энергетических планов Берлина и Москвы.

Эксперты уверены в том, что, если текущий вариант поправок в европейское энергетическое законодательство будет принят, «Северный поток — 2» может быть выведен из-под действия Третьего энергопакета.

Однако, как напомнила Анна Кокорева, под угрозой могут оказаться другие газотранспортные проекты, в первую очередь речь может идти о «Турецком потоке». Напомним, в прошлом году газопровод достиг турецкой территории, а сейчас решается вопрос о том, в какую страну ЕС может быть продолжена магистраль.

«Поэтому поправки могут сыграть свою роль в будущем. Однако, если говорить о «Северном потоке — 2», то ему ничто не угрожает. Внутриевропейские оппоненты проекта, такие как Польша, не имеют большого политического и экономического веса. Что же касается США, то они не могут предложить Германии достойную альтернативу, а лишь предлагают ей переплачивать за СПГ. Для Германии же бесперебойные поставки газа — вопрос развития экономики. Наличие энергоресурсов позволяет говорить о дальнейшем экономическом росте, а это значимый фактор», — подытожила Анна Кокорева. 

Авторы: Надежда Алексеева, Елизавета Комарова

Источник: RT, 12.02.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики