Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Чемодан без ручки. Как соглашение ОПЕК+ превратилось в необходимое зло

Чемодан без ручки. Как соглашение ОПЕК+ превратилось в необходимое зло

Сохранение соглашения ОПЕК + означает сдерживание или даже снижение добычи, а отказ от сделки приведет к падению цен. Участники пытаются найти выход в стратегии сдерживания добычи в США. Они стремятся найти такой объем добычи, который не приведет к росту цен, а значит, сланцевые проекты в США не смогут бурно наращивать производство

Недавно Reuters сообщило о письме Игоря Сечина Владимиру Путину о вреде сделки ОПЕК+ для российской нефтяной отрасли. Причины очередного обращения главы «Роснефти» к президенту можно условно разделить на внешние и внутренние.

Внутренней причиной негативного отношения главы «Роснефти» к соглашению ОПЕК+ можно назвать то, что он отстаивает интересы только собственной компании. «Роснефти» приходится корректировать планы по развитию ряда активов из-за обязательств России перед другими участниками соглашения. Кроме того, рост цен на нефть, вызванный соглашением ОПЕК+, выгоден преимущественно государству, которое изымает дополнительную прибыль в виде растущего НДПИ и экспортной пошлины.

К тому же соглашение ОПЕК+ является проектом Александра Новака, а не Сечина. Неформальный статус «энергетического МИДа» укрепил позиции Новака в системе российской власти, что нервирует других крупных игроков отрасли, поэтому торпедирование сделки ОПЕК+ становится элементом и аппаратной борьбы.

К внешним факторам, обусловливающим негативное отношение к идее ОПЕК+, относятся изменения на мировой рынке нефти. В качестве главного аргумента против соглашения ОПЕК+ Сечин называет сокращение доли России на мировом рынке нефти. Логика понятна: пока мы в рамках соглашения с ОПЕК и другими добывающими странами сокращаем и сдерживаем собственное производство, США, не обремененные какими-либо обязательствами, спокойно наращивают добычу и занимают дополнительное место на мировом рынке. 

Действительно, американские нефтяники активно увеличивают производство нефти. В основном это происходит за счет «сланцевой революции». Добыча нефти из нетрадиционных месторождений составляетоколо 60% от общего производства жидких углеводородов в США.

 

Источник: U.S. Energy Information Administration 

Источник: U.S. Energy Information Administration

Динамика добычи сланцевой нефти в США последних лет показывает, что сделка ОПЕК+, которая способствовала росту цен на нефть с минимумов 2015 — начала 2016 годов, была крайне выгодна для американских производителей сланцевой нефти. Несмотря на технологическую оптимизацию процесса добычи нефти на сланцевых плеях и понижение себестоимости, эти проекты по-прежнему крайне чувствительны к ценам на рынке. Поэтому, что бы ни писал Дональд Трамп в твиттере о необходимости снижения цен, сланцевым компаниям в США выгодны достаточно высокие цены. Получается, что сделка ОПЕК+ больше всего выгодна американским производителям: чужими стараниями к их проектам вернулась рентабельность. Следовательно, мысль Сечина о том, что сделка ОПЕК+ помогает американцам, в определенной степени верна.

А вот с его тезисом о том, что из-за ОПЕК+ Россия сокращает долю на мировом рынке нефти, дело обстоит сложнее. Действительно, рост добычи сланцевой нефти в США позволяет американцам увеличить долю на мировом рынке. За 10 лет — с 2007 по 2017 год она выросла на 5,3%. В 2018 году тенденция на рост добычи нефти сохранилась. Пока сложно подсчитать долю США в объеме мировой добычи, но по данным EIA, производство нефти в Штатах выросло с 10,04 млн баррелей в сутки в декабре 2017 года до 11,9 млн баррелей в сутки в ноябре 2018 года.

Доли России и США на мировом рынке нефти, млн. т.

Год

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Добыча в России

497,5

494,4

501,5

512,5

519,6

526,9

532,3

535,1

541,9

555,9

554,4

Доля РФ на мировом рынке

12,6%

12,4%

12,9%

12,9%

13%

12,8%

12,9%

12,7%

12,4%

12,6%

12,6%

Добыча в США

305,1

302,3

322,4

332,7

344,8

393,8

447

522,5

565,3

543,1

571

Доля США на мировом рынке

7,7%

7,6%

8,3%

8,4%

8,6%

9,6%

10,8%

12,3%

13%

12,4%

13%

Добыча в мире

3954

3999

3893

3981

4010

4121

4125

4223

4355

4377

4387

Источник: BP Statistical Review of World Energy June 2018

Тем не менее доля России на мировом рынке нефти в последние годы сохраняется на уровне около 12,5%. Т. е. за время действия соглашения ОПЕК+ она не изменилась. Это объясняется тем, что США занимают на рынке не российскую долю, а других стран. В этом плане нашей стране пока везет. В последние годы добычу нефти сократила Мексика, страны Евросоюза, Китай, нестабильна добыча в Нигерии, ну и, конечно же, Россию «выручили» Иран и Венесуэла, которые вследствие санкций и внутренних проблем сокращают производство. Но не стоит рассчитывать, что уход других игроков с рынка из-за непредвиденных обстоятельств, таких как те же санкции или социальные потрясения, позволит России и другим участникам ОПЕК+ чувствовать себя комфортно. Участники соглашения это понимают, но отказаться от сделки — значит создать риск падения цен. Все опасаются, что сама новость о разрыве соглашения вызовет панику на бирже, а дальше ситуация усугубится, так как все участники вернутся к максимальному уровню добычи нефти.

Так соглашение ОПЕК+ стало «чемоданом без ручки». Сохранять его — значит сдерживать или даже снижать добычу, а отказ от сделки приведет к падению цен. Участники пытаются найти выход в стратегии сдерживания добычи в США. Они стремятся найти такой объем добычи, который не приведет к росту цен, а значит, сланцевые проекты в США не смогут бурно наращивать производство. Но при этом «компромиссная» цена должна позволить основным участникам ОПЕК+ верстать свои бюджеты. Такая система требует точной настройки и постоянной корректировки, поэтому мы еще не раз увидим изменение условий ОПЕК+. И пока цены на нефть будут держаться на приемлемом уровне, Игорю Сечину вряд ли удастся убедить Владимира Путина в губительности такого соглашения. 

Автор: Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ

Опубликовано: Forbes.ru, 19.02.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики