Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Чудеса рыночной экономики: производители снизили цены на бензин, а АЗС – нет

Чудеса рыночной экономики: производители снизили цены на бензин, а АЗС – нет

Производители бензина в январе снизили цены на 19,1% – такую статистику привел Росстат. При этом пропан и бутан подешевели на 17,2%, топливо судовое — на 9,2%, дизельное – на 9,2%, топливо реактивное керосинового типа – на 6,2%.

Однако простые граждане никаких изменений не заметили. Возможно, сейчас реальному изменению цен мешает соглашение между Правительством и нефтяниками об их заморозке, и когда истечет срок действия документа, возможно, они реально упадут? Но в таком случае, кому сейчас идет дополнительная выручка? Слишком много вопросов от одного статистического показателя Росстата.

"Странно. Росстат сообщает, что "наибольшее снижение цен отмечено на отдельные виды нефтепродуктов: бензин автомобильный – на 19,1%".
Кому идет профит?" – недоумевает телеграм-канал известного экономиста Никиты Кричевского"Антискрепа".

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов уверен, что в данном случае просто Росстат "чудит", и все-таки снижения стоимости топлива ждать не приходится, скорее, наоборот – вся политика государства в отрасли направлена на ценовые рывки. Об этом эксперт рассказал в беседе с Накануне.RU.

 

– Действительно ли производители могли снизить цены на 19,1%, как о том пишет Росстат?

– Надо смотреть, какие цены анализирует Росстат. Если мы говорим про заправки – там, конечно, такого снижения цен и в помине не было. Тем более, почти на 20%. В опте такого снижения, честно говоря, тоже не наблюдалось. Поэтому надо внимательно разбираться с этой статистикой, потому что Росстат последнее время очень сильно чудит, там даже руководителя уволили, чтобы не чудило ведомство, но после этого чудить оно стало еще больше.

Насчитали и рост экономики более 2%, который сейчас все опровергают, теперь какое-то движение цен на бензин вниз. Ни в опте, ни на бирже, ни тем более на бензоколонках на 20% никакого снижения цен мы не наблюдали. Поэтому лучше изучить детали статистики, потому что навскидку это выглядит абсурдом.

– Может быть, после истечения соглашения о заморозке цен на бензин, стоимость пойдет вниз?

– На самом деле и в течение, и по истечении данного механизма все равно цены двинутся в одном направлении – в сторону роста, как ни крути. Вы можете придумывать разные схемы, но все равно, будет именно так, если вы продолжаете наращивать налоговую нагрузку на отрасль по всей цепочке: скважина, перерабатывающий завод, бензоколонка – у вас растут акцизы, у вас растет НДПИ, у вас растут налоги на переработку.

Хотя вы гордо бьете себя в грудь и говорите, что у нас теперь механизм демпфера, который компенсирует в переработке потери в случае роста экспортных цен, но при этом вы постоянно занимаетесь подтасовками, как сейчас происходит.

– Что предполагает механизм демпфера?

– Он предполагает сравнение экспортных цен с внутренними. То есть там берется нетбэк от экспортной цены бензина и дизеля, и сравнивается с некой придуманной Минфином "эталонной ценой". Не биржевой ценой – а директивно установленной "эталонной".

Мы внимательно следим за этой историей: на заседании Правительства в ноябре одна цена устанавливается – около 50 тыс. за тонну бензина. Бах – сейчас уже в расчетах 56 тыс. фигурирует. Получаются какие-то чудеса.

Вместо того, чтобы демпфер компенсировал что-то нефтяникам, теперь Минфин говорит, мол, знаете, интересно получилось, по итогам января нефтяники должны нам денег.

И если вы занимаетесь постоянно такими подлогами, то не удивляйтесь, что у вас хоть так, хоть этак, но цены все равно будут расти.

– И соглашения тут не помогут?

– Вы можете, действительно, директивно приказать ценам не расти выше уровня инфляции. Ну, да, может быть, какое-то время это подействует, но все равно где-то да прорвется. Мы видим, что когда соглашение вводилось – нефтяники начали придумывать отказ от корпоративных программ, скидок – то есть все равно где-то в каких-то сегментах они будут стараться вернуть себе те деньги, которые у них забирает государство.

Просто потому, что это законы экономики – компании сегодня должны работать на прибыль, а если государство постоянно залезает им в карман под разными предлогами, конечно, они будут думать, как этого избежать. Можно, конечно, поступить просто – сказать, что, ребята, требуем, чтобы цены стояли на месте, а не то запретим вам производство. Можно так поступить, но кончится это плохо.

– Значит, государство просто все запрещает и изымает вместо того, чтобы заниматься настройкой отрасли?

– Государство в свое время сказало – всем инвестировать в нефтепереработку. Ну, все проинвестировали нефтепереработку. А теперь возникает вопрос – значит, внутренний рынок вы регулируете просто "по-советски", вводя предельную цену? Нефтяники спрашивают – тогда экспортировать можно? Нет, если вы не будете держать цену, мы введем запретительную пошлину на экспорт. То есть экспортировать вы не даете, деньги заставили вложить в переработку, на внутреннем рынке цену заставляете держать – а в чем регулирование-то заключается?

Я думал, что регулирование – это тонкая процедура, а оказывается, что регулирование – это когда сидит "важный чиновник", стучит кулаком по столу и говорит: "Цена не должна расти! А дальше что хотите, то и делайте, мне наплевать!". Вот это соглашение называется. По сути, об этом же идет речь. Прекрасное соглашение!

"Цена должна оставаться в пределах инфляции" – ну, гениально просто. Для этого, конечно, нужно создать 100 комиссий, назначить профильного вице-премьера, чтобы он этим занимался, а всего-то, оказывается, нужно просто собрать всех, стукнуть кулаком по столу и сказать – цена, не расти! Вот это классный пример государственного регулирования.

– Резюмируя, можно сказать, что цены на бензин снижаться не будут, несмотря на "статистику"?

– Конечно, к сожалению, при таком подходе никаких позитивных новостей автолюбители ждать точно не должны.


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики